В новое взяли старое

Оценить
В новое взяли старое
Намечено больше производить, больше платить и больше потреблять своего собственного

Министерство экономического развития на минувшей неделе представляло совету бизнес-объединений задачи и возможности Саратовской области на ближайшие три с половиной года. «Это абсолютно новая программа, – объяснил «Газете недели» новый региональный министр экономики Владимир Пожаров на подступах к конференц-залу торгово-промышленной палаты, где проходило совещание. – И абсолютно другой подход к ее составлению, другое отношение».

Новое заключалось в том, что министерство решило уйти от подробного расписывания действий саратовского правительства на пути из точки А в точку Б. Решили просто предложить экспертам «канву» и ждать заключений, на основе которых потом довести путь развития до ума. На современном языке это называется краудсорсингом – бесплатным мозговым штурмом. Но подход не сработал. Объективно – из-за того, что точка Б нового правительства, в которую мы должны прийти, ничем не отличается от той Б, в которую нас звало правительство предыдущее. Субъективной причиной можно назвать тот факт, что эксперты у нового правительства – те же, что приходили «за круглые столы» долгие годы. Власть они в большинстве своем воспринимают как волшебника. Дескать, махнет она рукой, и все проблемы будут сняты. Один из участников встречи так и сказал: «Если вы, Владимир Александрович, беретесь за решение проблем, то впереди у нас процветание Саратовской области». Это не так.

Оборот розницы не указывает на повышение платежеспособности

Владимир Пожаров уточнил, что пути достижения целей, разработанных министерством экономического развития, каждое министерство готовило самостоятельно. И конечно, эти написанные разными людьми разделы получились разными. Но именно эти недостатки легко поправимы с помощью экспертов.

Их правительство просит подумать вместе с ним над тем, как исправить неблагополучную демографическую ситуацию в области. (За последние 20 лет уровень смертности в нашем регионе вырос на 33 процента, а рождаемость снизилась на 19 процентов.) Что делать с высокой долей населения с низким уровнем доходов? (Из-за этого у нас низкий платежеспособный спрос.) Как улучшить сегодняшнее жуткое состояние дорог? (86 процентов дорожного покрытия не соответствует нормам.)

А еще правительство волнует ситуация, когда из множества инновационных проектов только единицы доходят до рынка. И, конечно, огромный государственный долг области, который связал новое правительство по рукам и ногам. До такой степени, что все хорошие начинания проблематичны. Например, министерство экономического развития выходило с предложением выдавать бюджетные гранты неправительственным организациям, защищающим интересы бизнеса. Ан нет. Федеральный центр скомандовал сократить еще один миллиард в расходной части вдобавок к уже сокращенному.

«Для экономического прорыва нужна консолидация всех сил», – говорил министр Пожаров. Но как и чем объединить эти силы, он на самом деле не знал. «Бизнес будет объединяться вокруг предложений власти, если ему дать красивую идею, – скажет потом председатель гильдии негосударственных предприятий безопасности при ТПП, гендиректор бюро охраны «ГРАНИТ» Владимир Незнамов. – Вот «Саратов – столица Поволжья» – это была идея. Все горели желанием работать».

Министр Пожаров по части завиральных идей не мастак. Его лозунг: «Амбициозно, но реалистично». И потому все разговоры о небывалом запланированном росте инвестиций он сводит на землю одной и той же формулой: в первую очередь надо постараться получить инвестиции из федерального бюджета – улучшить на них инфраструктуру, дороги, построить новый аэропорт. Дескать, только тогда большой бизнес, о деньгах которого мы мечтаем, поймет, что Саратовская область не богом забытый регион, за что-то еще наказанный рублем центральной властью. Деньги федерального бюджета будут сигналом: можно и нужно вкладывать частный капитал в регион. Такой же «эффект хвоста» от бизнеса Пожаров ждет после повышения зарплат бюджетникам. Предприниматели не могут допустить оплату своих работников ниже оплаты в бюджетных областях. Иначе перетекание кадров туда, где лучше, подорвет их бизнес.

«Чем богаче будут жить наши люди, тем больше будет платежеспособный спрос», – в очередной раз подчеркнул Владимир Пожаров. И мне очень понравились эти слова министра. Но потом, листая программу, я не нашла подтверждения этим словам в контрольных индикаторах. Если оборот розничной торговли составлял в минувшем году 214 миллиардов рублей, а в регионе живет около 2,5 миллионов человек, то, значит, каждый месяц один условный человек делает покупки где-то на семь тысяч рублей. В 2012 году, по прогнозам правительства области, этот же человек будет тратить ежемесячно уже около восьми тысяч рублей. В 2013-м и каждый последующий год снова примерно на тысячу больше. То есть никакого взрывного роста платежеспособности не предполагается?

Своя плохая колея

Приглашенных экспертов интересовало каждого свое. Директор по развитию ООО «ЮНСИ» Юрий Сомов лоббировал свои экономические игры под предлогом исправления человеческого капитала, качество которого, как он многократно повторил, ухудшается. Говорил красивые слова об экономике знаний – высшем уровне инновационного развития – и о том, что жизнь – это игра, по мнению кибернетиков. А потом всё свел к турнирам по всей области по своим играм и про игротеки, созданные при всех учебных заведениях на бюджетные деньги. По мнению Юрия Николаевича, если эти пункты и небольшие траты заложить в программу, то количество малого бизнеса можно увеличить не на несколько тысяч, как в ней записано сегодня, а гораздо больше.

Исполнительный директор ООО «ПТП «Лидер» Сергей Федин не нашел в программе раздела по альтернативной энергетике. Поэтому рассказал на всякий случай про ее актуальность и про необходимость не жалеть на развитие ее источников средства бюджетов всех уровней. Он говорил, как можно использовать солнечную энергию, лес, дрова, мусор, предлагал рисковать и внедрять новые опытные производства, чтобы изучать окупаемость. Приводил в пример ученых Пензы, которые участвовали в тендере и выиграли средства на выпуск 500 солнечных коллекторов. Говорил, что наша область тоже могла бы быть достойно представлена на этом прорывном направлении.

Но заместитель министра экономики Ольга Лутьянова опустила Сергея Федина на землю быстро. Она сказала, что у нас действительно есть масса разработок по альтернативной энергетике, но вкладывать в них бюджетные деньги не имеет смысла, потому что «они не повысят до 2015 года наполняемость областного бюджета». И что в программе нарисована реальная «дорожная карта» нашей области, а не выдуманная. Так что мечтать о многополосном автобане в будущее как минимум три года еще не рекомендуется.

Генеральный директор некоммерческого партнерства «Межригиональное объединение строителей» Владимир Константинов напомнил собравшимся про значимость строительной отрасли, которая «тащит за собой порядка 38 отраслей и специальностей». «Мы можем работать и больше и давать больше прибыли, – сказал он. – Но у нас от заявки до начала строительства может пройти два года. В других регионах муниципалитеты дают площадки застройщикам с инженерной инфраструктурой. Им не надо согласовывать подключения. Такого количества согласований, как в Саратовской области, нет нигде». Так что нужна работа по уменьшению барьеров. Но главное, не нужно пренебрегать интересами саратовских застройщиков, выбирая подрядчиков на строительство. Потому что строители из других регионов на наших подрядах – это, конечно, хорошо, но они увозят деньги из области. А наши платят здесь и налоги, и зарплаты.

Хорошо бы электричество мерить в потребленных киловаттах на душу населения

Главный минус «Программы социально-экономического развития Саратовской области до 2015 года» состоит в том, что она продолжает культивировать процентный подход ипатовского правительства к результатам и достижениям. По форме всё правильно. Корректно взят за точку отсчета 2011 год. Честно расписаны все его достижения и названы проблемы. Читаешь и думаешь, что неплохо ведь работали чиновники, которых кляли на всех углах. Темпы роста показателей действительно были выше, чем в целом по стране. И только когда речь идет об абсолютных, реальных маркерах, видишь явный провал: зарплата чуть ли не самая низкая в России, время согласования документов на открытие нового дела и нового строительства самое затянутое. Но министерство экономического развития то ли не смогло, то ли не успело пока переложить на цифры эти признаки депрессивности в регионе и продолжает выдавать желаемым результатом всё те же проценты роста год к предыдущему году и иногда нарастающий итог к контрольному 2011 году.

Всё смотрелось бы совсем по-другому, если бы минэкономики не поленилось (или не побоялось?) пересчитать большинство показателей движения во что-то более конкретное: например, «на душу населения». Конечно, с одной стороны, может получиться, что чем больше в губернии «душ населения», тем труднее получить больше литров молока на эту самую отдельную душу.

Но с другой стороны, факт прироста населения всегда можно отразить в пояснительной записке. Главное-то для экономистов и статистиков – «ломать головы» над тем, чтобы выработать правильную систему координат. Положительно-показательную не только для них самих и вышестоящего начальства, а позволяющую выявить в цифре конкретные темпы. Потому что такой индикатор, как «удельный вес детей дошкольного возраста, имеющих возможность получать услуги дошкольного образования от общего количества детей в возрасте от 1,5 до 6,5 лет», – это конкретика. Было 84 процента, станет 95. Это хорошо. И даже если количество мест останется тем же, что и сейчас, а просто уменьшится количество дошколят по демографическим причинам, – красиво. А вот объем инвестиций в основной капитал мерить в миллиардах рублей – это ни о чем.

Потому как соотношение рубля к доллару на глазах уже сейчас удешевляет рубль, и завтрашние миллиарды могут очень сильно отличаться от сегодняшних. «На душу населения» их, конечно, мерить в этом случае тоже бестолково, но тогда нужно придумать что-то другое. Например, мерить инвестиции в американских долларах, раз мы уж мы в России от них так зависим.

Новые таблички с одними и теми же непроцентными показателями в динамике (начиная, например, с 2005 года до 2015-го) хорошо покажут, как работало старое правительство и как намерено работать новое. А для контроля за нашим местом в России можно поставить рядом говорящие показатели соседних регионов. Например, рост потребленной энергии на душу населения в киловаттах очень показателен в отличие от роста объемов произведенной электроэнергии в миллиардах рублей или в процентах. Или число метров отремонтированных дорог на душу населения. Можно сравнить число человеко-часов тренировок в спортивных сооружениях. Можно взять для изучения долю коммунальных платежей в общем объеме расходов семьи. Над вопросами, почему и за счет чего наши данные отличаются от данных других регионов, будут биться студенты и аспиранты саратовских вузов, тренируя свои аналитические способности.

Когда статистический материал из безликих процентов переводится в интересные тенденции, их хочется отслеживать и предлагать, предлагать, предлагать что-то новое, прорывное. Можно устраивать конкурсы на лучший выход из какой-то проблемной для области ситуации. Можно ставить победителей в кадровый резерв чиновников или выдавать им гранты на решение этих проблем.

Но вместо этой стимуляции творить, выдумывать, пробовать правительство будут биться над увеличением количества волонтеров непонятно на каком направлении. Вместо создания условий для конкуренции – реализовывать комплекс мер по обеспечению приоритетного продвижения на саратовские рынки товаров отечественного производства, среди которых очень желательно к 2015 году довести долю продовольственных товаров местного производства в основных товарных группах до 60 процентов в общем объеме розничных продаж. Ну и чем это отличается от времен губернаторства Дмитрия Аяцкова, который устраивал блокады то ввозу, то вывозу различных продуктов? И как здесь учитывается стремление России стать равноправным партнером в мире глобальной экономики?

Эксперт торгово-промышленной палаты Александр Влащевский говорил о том же, но с другого конца. Он считает, что лозунги и призывы программы нужно заменить намерениями, выраженными в конкретных цифрах. Он предложил новому министру как можно быстрее понять, что для его ведомства важнее взять на себя ответственность не за количество малых предприятий, а за работу бизнес-инкубаторов, венчурных и гарантийных фондов, анализируя мультикативный эффект от вложенных в них бюджетных денег.

И тут новый министр экономики выдал одну из тайн прошлого областного правительства, вложившего пару сотен миллионов в венчурный фонд. Управляющая этим фондом компания, выбранная по конкурсу, так хитро составила бумаги, что будет «крутить» деньги нашего бюджета и столько же федерального семь лет. И по закону ей за это ничего не будет. Прошло уже пять лет. Пора создавать свой областной фонд посевных инвестиций без всяких посредников. Кстати, бизнес-инкубаторы с приходом нового министра экономики тоже будут работать «совсем по-другому». Будем надеяться, что эффективнее.