Сын Козьмы Пруткова

Оценить
Сын Козьмы Пруткова
«Наставить публику. Занеслась. Молодость; науки; незрелость!.. Вздор!.. Убеждения. Неуважение мнения старших. Безначалие. «Собственное» мнение!.. Да разве может быть собственное мнение у людей, не удостоенных доверием начальства?!»
**Козьма Прутк

«Наставить публику. Занеслась. Молодость; науки; незрелость!.. Вздор!.. Убеждения. Неуважение мнения старших. Безначалие. «Собственное» мнение!.. Да разве может быть собственное мнение у людей, не удостоенных доверием начальства?!»
**Козьма Прутков «Проект закона о введении единомыслия в России»

Ввести в Кодекс об административных правонарушений статью «Организация одновременного массового пребывания граждан в общественных местах».

**Депутат Госдумы от «Единой России» Александр Сидякин

Автор новеллы, 35-летний ученый муж, уже успел побывать в Партии пенсионеров, в «Справедливой России», а в Думу попал в ходе ожесточенной предвыборной борьбы по татарстанскому партийному списку. Новую звезду заметили сразу. Публицист Матвей Ганапольский сказал о Думе: «сначала она была грызловская, в ней не было места для дискуссий, теперь она сидякинская, и в ней нет места здравому смыслу». Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов так охарактеризовал Сидякина и его соавторов (подельников): «Это бывшие члены нашей партии, которые прошли в Думу по спискам «Единой России». Они отрабатывают свои 30 серебреников».

Что будет дальше? Единороссы в соответствии с последними установками немного пококетничают, поиграют в обсуждение закона, смягчат некоторые нормы, но суть оставят. Потом, пользуясь большинством, полученным в ходе «беспрецедентно честных выборов», закон примут. Саратовские депутаты Панков и Баталина прокомментируют в том смысле, что закон принесет жителям страны еще больше счастья, чем было до этого. При этом Ольга Юрьевна блеснет знаниями иностранных законов, мол, за границей всё куда страшнее. А у нас наоборот, всё очень и очень...

На самом же деле это еще один предварительный шаг к тому, чтобы вести в России козьма-прутковский закон о введении единомыслия. Ну, может, чуть модернизированный вариант. Можно еще сказать, что это реверанс в сторону духовно близкой нам Белоруссии, где на улицах не то что собираться запретили, но уже и запретили молчать. Стоит белорус и молчит – его хвать! И в кутузку. Если говорит – тоже в кутузку! Думаю, батька нас очень одобряет.

Понятно, что сидякинское изобретение (может, он и не сам удумал это, а просто «озвучил» – какую кассету вставили, ту и проиграл) направлено на то, чтобы разогнать с улиц российских городов протестующих. Протестующих мирно, без лозунгов и плакатов, с белыми лентами. Белый цвет пока запретить не решились, о запрете белых лент и одежд, наверное, подумывают. А пока придумали «одновременное массовое пребывание граждан в общественных местах». Я уверен, не просто граждане имеются в виду, а те, что имеют собственное мнение. «Да разве может быть собственное мнение у людей, не удостоенных доверием начальства?!» Но потом-то возьмутся за остальных, у которых мнения нет или оно хорошо скрыто. Александр Сидякин – он еще и юрист – растолковал: «Собрание гаражного кооператива или свадьба под определение подобного рода не попадает. Хотя свадьба попадет, если ее превратят в политический перформанс». И правильно! Чуть кто крикнул, что царь ненастоящий, невесту – захватом за шею и в автозак, жениха – по почкам, лицом об асфальт и тоже туда же. Спасибо, партия родная.

Любой закон, даже придуманный Сидякиным, хорош тогда, когда доведен до совершенства (абсурда). Предлагаю в самое ближайшее время предпринять несколько решительных шагов. Первое: обратить пристальное внимание на выпускные вечера. В Саратове, как известно, выпускники собираются на набережной и до самого утра ведут себя там отнюдь не образцово. Что мы имеем: массовость – раз, организованность – два, общественное место – несомненно, нарушения общественного порядка тоже имеют место. Надо действовать! До свидания, школа, здравствуй, новая жизнь. Палкой по шее и в суд, а потом на общественные работы. Часиков на двадцать-тридцать. Стоит также присмотреться к болельщикам, возвращающимся со стадионов, людям, которые массово ждут автобуса и ругают при этом муниципальные власти. А те, которые ждут разлива пива из кегов? Или они социально близки власти и персонально Сидякину?

И потом, очень прошу мне объяснить: массовость – это сколько? Может, лучше сразу строго сказать: «Больше трех не собираться»? Останется только одна маленькая деталь – всей фракцией ЕР изображать обиду, когда нас назовут полицейским государством.