Деревянная совесть

Оценить
Деревянная совесть
Деревья в Саратове падают то и дело: только дунь
Пока больные деревья падают на горожан, чиновники заняты перераспределением денежных потоков

Областной суд оставил в силе решение первой инстанции по иску супругов Дорошенко к городской администрации Саратова. Их единственная дочь, 17-летняя студентка, погибла из-за падения старого тополя, росшего на улице. По данным экспертизы, корни дерева были поражены грибком. Как подтвердил суд, в нарушение закона муниципальные власти не ухаживали за зелеными насаждениями. Теперь администрация обязана заплатить семье погибшей более 1,2 миллиона рублей.

Трагедия произошла осенью 2010 года. 13 октября около трех часов дня 17-летняя Ирина Дорошенко, студентка саратовской академии права, возвращалась с занятий. Девушка и ее друг шли по улице Шехурдина. Внезапно тополь, росший на противоположной стороне улицы, с корнем вырвало из земли. Дерево высотой 25 метров обрушилось на молодых людей. Юношу ударило ветками, он отделался небольшими повреждениями. Ирину на скорой увезли в больницу. Врачи поставили диагноз «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, разрыв селезенки». Через два часа она умерла.

Родители девушки, жители Дергачевского района, предположили, что причиной ее гибели был не несчастный случай, а недобросовестность должностных лиц, которые не следили за состоянием зеленых насаждений. Согласно федеральному закону о местном самоуправлении и решению городской думы Саратова, зеленые насаждения, расположенные на землях общего пользования, считаются муниципальной собственностью. То есть городские власти или уполномоченная ими организация были обязаны вовремя обследовать и в случае болезни или засыхания огромного дерева спилить его. Супруги провели настоящее расследование.

Как выяснилось, дознаватели отдела милиции Ленинского района приехали на место происшествия лишь через шесть часов после падения тополя (хотя здание УВД находится на улице Ипподромной, примерно на расстоянии двух кварталов). К тому моменту главное вещественное доказательство – само дерево – исчезло. В течение часа после ЧП ствол распилили на куски и увезли. Как поясняли журналистам в ассоциации ТСЖ (товариществ собственников жилья), экстренную уборку провели, чтобы обломки не мешали проезду машин. Мать погибшей Елена Викторовна Дорошенко нашла лабораторию на базе саратовского госуниверситета, где смогли провести ботаническую экспертизу корней дерева. Как выяснили исследователи, большая часть корневой системы была поражена гнилью, вызванной грибком.

Стоит отметить, что ни муниципальная администрация, ни ассоциация ТСЖ не выразили семье погибшей соболезнования.

Елена Дорошенко жаловалась на бездействие правоохранителей в районную и областную прокуратуры. «Мы не можем мириться с проявлением волокиты, непрофессионализмом должностных лиц, бездушием при проведении проверки по факту гибели нашей единственной дочери. Замалчивание, создание условий для ухода от ответственности подрывает нашу веру в то, что закон для всех един», – говорилось в обращениях родителей.

Как рассказал «Газете недели» следователь Следственного отдела по Ленинскому району Сергей Сергеев, в возбуждении уголовного дела было отказано. По мнению правоохранительных органов, причиной трагедии были погодные условия – сильный порывистый ветер.

Супруги Дорошенко подали гражданский иск о возмещении морального и материального вреда, потребовав с городской администрации два миллиона рублей. Суд Ленинского района признал, что «квалифицированный уход за насаждениями не обеспечивался, меры по выявлению и устранению дерева, создающего опасность для населения города, не принимались», и удовлетворил иск, снизив сумму до 1,2 миллиона. Мэрия попыталась обжаловать решение, но областной суд оставил его в силе.

Кто и как сейчас следит за безопасностью деревьев, муниципальные власти не сообщают: в пресс-службе городской администрации пояснили, что такая информация выдается только по официальному запросу. Муниципальное предприятие «Садово-парковое» было ликвидировано год назад, его функции переданы комитету дорожного хозяйства и МУП «Саргорсвет», часть зеленых насаждений отданы в ведение районных администраций. «Нонсенс: за озеленение отвечают именно те службы, которым деревья мешают – делать парковочные карманы на дорогах или тянуть провода», – удивляется саратовская правозащитница Ольга Пицунова.

«Если пройти по городу, бросается в глаза, как много на улицах высохших взрослых деревьев. Видимо, они погибают из-за неблагоприятной экологической обстановки и отсутствия полива. Их не убирают, зато проводят варварскую обрезку молодых деревьев, даже каштанов и пирамидальных тополей, которые вообще не нуждаются в этой процедуре. Полная некомпетентность, граничащая с вредительством, приводит к гибели растения в течение двух-трех лет», – говорит Пицунова.

Разрешения на обрезку и вырубку деревьев выдает комиссия при комитете дорожного хозяйства. По словам экологов, ее работа закрыта от общественности. Неизвестно также, по какому принципу зеленые насаждения поделены между муниципальными структурами, кто и по каким нормам проводит уход. «Мы делали запросы: каков перечень зеленых насаждений, сколько новых деревьев и газонов посажено, где вообще можно сажать. Ответов не получили, – рассказывает Пицунова. – Денежный поток на озеленение расходится по шести районным администрациям города, по предприятиям дорожного комитета, плюс периодически из бюджета выделяются деньги на цветы. Отследить его очень сложно. Судя по всему, учета и контроля в этой сфере нет, и никто не заинтересован в их появлении».