Параллельные миры иногда пересекаются

Оценить
Параллельные миры иногда пересекаются
И в точке пересечения неизбежно возникает конфликт, скандал – потому что людям из «высшего» мира наплевать на людей из мира «низшего»

Сегодня мы начинаем серию публикаций о жизни больших и маленьких людей. Маленьких – в смысле обычных, не богатых связями, деньгами, должностями. Речь пойдет не о колоссальном разрыве в доходах между бедными и богатыми. Мы говорим о том, что наш маленький-обычный человек, столкнувшись с сильными мира сего, оказывается совершенно бесправен и беззащитен. А в современной России к сильным мира сего кого только ни отнесешь: милицейские, прокурорские, депутатские, муниципальные. Нет конца списку начальников больших и малых, а человеку по соседству с ними живется всё хуже и страшнее.

Пенсионерка против главного законодателя

Спикер областной думы Алёшина считает это «политической провокацией»

«Вы здесь что-нибудь вообще сажаете обычно?» – спрашиваю Валентину Михайловну Ключникову, когда она ведет меня по своему дачному участку и показывает сухую потрескавшуюся землю, на которой почти ничего не растет. «Конечно, двадцать два года подряд. Но в этом году поливать нечем. Плачу за воду, но воду не получаю. Марина Владимировна Алешина перекрыла мне подачу воды. Выращивать ничего не могу. Всё сохнет».

Автор: Елена Иванова

Валентина Михайловна – одинокая пенсионерка. Ее дочь с внуками живут в Германии, зовут её к себе. «Но я не могу бросить свою родину-уродину», – как-то невесело улыбается она. И рассказывает о том, что дача – и отдушина, и большое подспорье для пенсионера.

Дача Валентины Михайловны (домик примерно тридцати квадратных метров и семь соток земли) расположена недалеко от села Пристанное (в районе турбазы «Волга» и пансионата «Сокол»). По соседству – дача теперешнего спикера Саратовской областной думы Марины Алёшиной. Марина Владимировна с соседями не общается. «Гусь свинье не товарищ», – объясняют они и к общению, в общем-то, не рвутся. Чем дальше от представителей власти, тем оно спокойней.

В посёлке, тем не менее, спикера называют хозяйкой. Дачу Марина Владимировна приобрела лет пять назад. На земле площадью примерно 15 соток. «Позже, – как вспоминает Валентина Михайловна, – расширилась. За счет еще пяти соток. Участок принадлежал старичкам, они много лет там копались. Наверное, купила у них. Во всяком случае, старички исчезли куда-то».

«Хозяйка передала, что ноги моей на её земле не будет»

В прошлом году, по словам Ключниковой, люди Алёшиной огородили забором еще семь соток земли, расположенной в охранной зоне, над которой проведены линии высоковольтных передач. Позже к самой Валентине Михайловне пришел охранник Марины Владимировны – Миша: «Сказал мне, что хозяйка возьмет мой участок за один миллион 200 тысяч рублей. Я ответила, что объявления о продаже нигде не размещала».

В этом году был огорожен еще один участок (восемь соток) в охранной зоне, примыкающий к участку Валентины Михайловны. «За забором начали рыть большую яму – глубиной полтора-два этажа. Мы с соседями всё гадали, что это – погреб, бункер… Оказалось, пруд. Но на этой земле разрешено заниматься только огородами, она же охранная, – объясняет Ключникова. – Ни строить ничего нельзя, ни огораживать, ни деревья сажать. Моя прежняя соседка двадцать два года занималась только огородом, как и положено по закону. А этой весной я приехала – забор».

Со стороны дачи Валентины Михайловны к забору прислонена лестница. Соседи приходят и смотрят, что же происходит по ту сторону забора Ключниковой на земле, десятки лет считавшейся охранной зоной. Посмотрели и мы. Внушительный котлован. Не так давно его заполняли водой. От этого со стороны Валентины Михайловны земля – влажная. Впрочем, это единственное влажное место на участке Ключниковой. На остальной территории – сушь.

Несколько лет назад Валентина Михайловна с разрешения правления садового некоммерческого товарищества «Энергия-1» подключилась к их водопроводу (как раз через участок прежней хозяйки). Исправно оплачивала подачу воды. Оплатила и в этом году. Однако новые хозяева, огородившие участок, трубу перекрыли. «Когда я это обнаружила, – рассказывает Ключникова, – позвонила в особняк Алёшиной. Открыл охранник Миша. Я объяснила, что мне нужна хозяйка, ее не было. Я попросила, чтобы она мне перезвонила. Конечно, она этого не сделала. Охранник Миша потом сказал, что хозяйка просила передать, что это её собственность, и ноги моей на ее земле не будет».

«К заседанию думы не относится»

Ключникова пыталась звонить в приемную спикера. Секретарь ответила, чтобы Валентина Михайловна привозила документы на свою дачу, а они там посмотрят. «Почему я должна показывать им документы? – возмущается пенсионерка. – Я же плачу за воду, вот разрешение на подключение…» Валентина Михайловна показывает документы, в том числе подтверждающие оплату.

Несколько раз дачница вызывала полицию. Когда полицейские приезжали, воду странным образом тут же включали. Уезжали – снова перекрывали. Ключникова обратилась к журналистам. «После того как сюжет о спорном участке показали на РЕН ТВ, – рассказывает Ключникова, – охранник Миша перебросил мне на участок отрезанные трубы водовода со словами: «Вот твои трубы! – и добавил: – Если ещё куда сунешься, я тебе глаза выколю и башку отверну!»

Сама же спикер, комментируя скандальную ситуацию, выразилась в том смысле, что не может реагировать на каждую сумасшедшую. Позже, после очередного заседания думы, на вопрос ИА «Версия-Саратов» ответила:

«Начнем с того, что это не относится к заседанию думы. Но коль уж вы этот вопрос задали, и уже будет некрасиво говорить о чем-то другом… Во-первых, возникновение этой ситуации – начало выборов в Саратовской области. Я думаю, что вы это прекрасно понимаете, что это была политическая провокация. СМИ, о которых вы говорите, использовали недостоверную информацию, которая не соответствует действительности. Это два. Могу сказать одним предложением – и вам станет всё понятно. К счастью или несчастью, я с этим человеком не знакома. У меня нет такой соседки по даче».

Несколькими днями позже телеканал «РЕН ТВ – Саратов» принес извинения спикеру облдумы Марине Алешиной за показанный сюжет о спорном участке. Ведущая сообщила, что телеканал был введен в заблуждение дачницей Валентиной Ключниковой и что участок на самом деле принадлежит другим людям, что подтверждено документально.

Мы попробовали выяснить, кто же устроил «предвыборную провокацию» в отношении председателя облдумы Марины Алешиной и огородил охранную зону в дачном поселке.

Собственность, которой не может быть

Председатель правления садового некоммерческого товарищества «Энергия-1» Людмила Неганова так объясняет конфликт между Алешиной и Ключниковой:

«Участок Валентины Ключниковой действительно подключен к нашей системе водовода. С нашего разрешения. Ключникова регулярно оплачивает подачу воды. Водовод проходит через спорный участок, на котором недавно сменился хозяин. Прежний хозяин не возражал, чтобы вода к Валентине Михайловне поступала через его территорию. Насколько я знаю, у новых владельцев Валентина Михайловна просила сохранить врезку, но они отказали. Технически Ключникова может подключиться к нашему водоводу по периметру, но для этого нужно прокладывать новые трубы. Финансировать объем работ, как я понимаю, пенсионерке не под силу».

Кроме того, Неганова подтверждает, что огороженный участок находится на охранной зоне (между их товариществом «Энергия-1» и садовым некоммерческим товариществом «Голубая магистраль»). Охранная зона предположительно находится в ведении Правобережных сетей (филиал «МРСК-Волга»), но пока подтверждающих документов Людмила Михайловна не получила. Одно остается бесспорным: над участком проходит линия высоковольтных проводов.

Председатель правления «Голубой магистрали» Роман Лабазанов рассказал «Газете недели в Саратове», что участки в охранной зоне, расположенные, помимо всего прочего, и в зоне газового отчуждения, некогда выделялись под огороды работникам «Югтрансгаза»: «По закону оформить их в собственность невозможно».

Мы задали вопрос шеф-редактору «РЕН ТВ – Саратов» Марине Парфеновой, на какие документы ссылался телеканал, принося извинения госпоже Алешиной и утверждая, что спорный участок принадлежит не спикеру, а иным людям. «Нам документы никто не показывал», – ответила Марина и предложила переговорить с редактором Ладой Абжалимовой, с которой у нас состоялся такой разговор. «С какой целью вы этим интересуетесь?» – спросила Абжалимова. «Готовим материал». – «Я не могу помочь вам в этом вопросе». – «Вы не видели документов?» – «Такова была редакционная политика. Сначала сказать так, потом иначе». – «То есть вас попросили?» – «Выводы делайте сами».

Немного охранник, немного кинолог

Мы снова позвонили председателю правления товарищества «Энергия-1», чтобы узнать хотя бы, кто же оплачивает подачу воды на огороженный участок в охранной зоне, во владении которым не признается Марина Алёшина. «Должна Марина Владимировна, – объяснила Людмила Неганова. – Хотя никаких документов на этот участок я, конечно, не видела. Он не входит в наше товарищество. И, вероятно, не может быть ничьей собственностью. Но все хозяйственные вопросы мы решаем с управляющим Марины Владимировны».

Управляющим Марины Владимировны – человеком, который занимается хозяйственной деятельностью на даче Алешиной и которого всегда можно застать на месте – является, судя по всему, тот самый «охранник Миша», который обещал, по словам Валентины Михайловны Ключниковой, выколоть ей глаза.

Недавно Неганова задала вопрос этому «охраннику-управляющему»: «Вы пруд заполняли (в котловане, вырытом на той самой охранной зоне. – Прим. ред.), рассчитайте, пожалуйста, сколько кубов воды залили, чтобы мы могли выставить счет». Михаил ответил, что они скоро будут продавать этот участок. «Мне-то всё равно, – объясняет нам Неганова, – но в любом случае подачу воды они должны оплатить. Нам же тоже надо с ТЭЦ расплачиваться».

Еще одна соседка Марины Владимировны Алешиной (впрочем, может, и ее спикер облдумы не вспомнит), Нина Ивановна (женщина отказалась назвать свою фамилию), переживает за свой сад. Участок Нины Ивановны, как и участок Ключниковой, вплотную прилегает к огороженной территории. Как-то весной Нина Ивановна, приехав на дачу, обнаружила, что пруд за забором залит водой:

«Почти через край. А участок тот расположен под уклоном примерно в метра полтора. Вода идет в мою сторону. Я пошла на дачу к Алешиной. Позже в сопровождении охранников ко мне пришел ее муж – Андрей Викторович Алёшин. Спросил, какие у меня к ним претензии. Я объяснила про уклон. Он говорит: «Не я же уклон делал». Потом пообещал, что в этом году больше не будут пруд заливать и вообще, возможно, продадут участок. А потом? Продадут еще какому-нибудь крутому – он зальет. Поэтому я попросила его закопать котлован. Объясняла, что все соседи переживают. Если что – сначала я утону, а потом и остальные. Но он закапывать отказался. И когда полиция приезжала (Валентина Михайловна вызывала), мы всей улицей ходили к ним, всех не устраивает эта ситуация. У меня нет ни с кем конфликтов, но я очень переживаю. Я, конечно, не юрист, но, как я понимаю, если участок отведен под дачу, значит под дачу, под огород – значит под огород, а никак не под пруд. Не знаю, можно ли на охранной территории строить пруды, но если можно, то, наверное, как-то должны укреплять и изолировать стены».

Мы дозвонились и до управляющего Алёшиной Михаила Клементьева, чтобы узнать, кто все-таки владелец спорной земли. «Как я вам могу сказать? – ответил он. – Если вы с кем-то о чем-то договорились, я же не знаю, кто хозяин. Мое дело – собаки. Я немного кинолог». «Ну вы же хозяйничали на территории, где пруд. Вот трубу Ключниковой перебросили через забор». – «Да она скандал всё время поднимает. Дашь ей небольшой напор воды, она полицию вызывает. Даш сильный напор, у нее трубу прорывает». – «А вы чьи распоряжения выполняли?» – «Шефа». – «Марины Владимировны Алешиной?» – «Типа того… А потом она сказала, огород – не наш. Ну, не наш и не наш. А чей он и где, не моё дело».

От губернатора – послание с наилучшими…

На участке Валентины Михайловны Ключниковой воды по-прежнему нет. Она пишет жалобы, обращения и заявления во все инстанции – прокуратуру, природоохранную прокуратуру, Росприроднадзор, депутатам Госдумы, приемную Путина и губернатору области. Получает отписки. За губернатора Радаева Ключниковой ответил начальник управления по работе с обращениями граждан правительства области Дементьев: «По поручению В. В. Радаева сообщаем, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации органы исполнительной власти не вправе разрешать спорные ситуации между гражданами». И нежная подпись: «С пожеланиями доброго здоровья, Р. Н. Дементьев».

«Видите, что происходит? – печально разглядывает сухую землю на участке Ключникова. – Я губернатора прошу умерить аппетит товарища по партии, спикера облдумы, жалуюсь, что мне грозят голову отвернуть, а он мне доброго здоровья желает».

****

Не попадайся на пути великих

Две истории о том, как обычные люди оказались на дороге тех, кто «равнее других»

Чтобы ощутить себя мелкой сошкой, рядовому гражданину не обязательно вступать в сознательную борьбу за справедливость с государством или его высшими представителями. Достаточно случайно оказаться на дороге того, кто хотя бы совсем чуть-чуть «равнее других».

Автор: Надежда Андреева

26-летняя Елена Стельмашенко погибла под колесами иномарки, за рулем которой сидел бывший участковый милиционер. Беременная женщина с мужем голосовали на обочине трассы, пытаясь поймать попутку. По мнению следователей, водитель ее просто не заметил. И ему ничего за это не было – ни уголовного дела, ни даже административного штрафа. То есть, по логике следователей, бывший сотрудник могущественного ведомства вовсе не обязан объезжать сельских простолюдинок?

«Вмешательство потусторонних сил»

Трагедия произошла 12 мая 2010 года. Елена Стельмашенко и ее гражданский муж Денис направлялись в Ершов к родне супруга. Как рассказывает мать жертвы, Марина Маврина, раньше Елена работала продавцом в Саратове. Узнав о предстоящем пополнении семейства, Денис посоветовал ей уволиться и отдыхать, взял все обязанности по материальному содержанию семьи на себя: ездил на заработки в Москву. Елена была на четвертом месяце, летом пара собиралась сыграть свадьбу.

Как говорит Марина Камаловна, обычно дочь всегда отзванивалась по приезде на место. На этот раз звонка не было. Утром матери позвонил незнакомый парень, сказал, что Елена попала в аварию и находится в больнице. Марина Камаловна поехала в энгельсскую ЦРБ. Девушка лежала в реанимации. Диагнозы были очень серьезными: тупая травма живота с разрывом кишечника, гематома матки, отслойка плаценты, обширное внутреннее кровоизлияние, оскольчатый перелом бедра, тупая травма головы, перелом носа, контузия обоих глаз… Марина Камаловна провела в больнице весь день, к дочери ее так и не пустили. Вечером Елена умерла.

Выяснилось, что Елена и Денис пытались уехать в Ершов на попутке. Вместе со случайными знакомыми Дмитрием и Юлией шли по обочине трассы. Было уже темно. Елена шла последней. Навстречу пешеходам двигался черный Renault Symbol. Автомобиль и люди почти разминулись, как вдруг мужчины, шедшие первыми, услышали сзади хлопок и, обернувшись, увидели, как Елена перелетает через машину. Сбитая девушка упала на обочину. Как потом рассказывал Денис, иномарка остановилась через несколько десятков метров, водитель – Андрей Виноградов – подошел к ним, вызвал скорую и ГАИ, обещал всячески помочь.

По словам Мавриной, в действительности он им даже не позвонил. Родственники Елены сами поехали к нему, но дома не застали. Соседи рассказали, что раньше Виноградов якобы работал участковым уполномоченным милиции, а его близкий родственник на сегодняшний день служит в органах. Именно в этом семья погибшей видит причину дальнейших действий, вернее сказать, бездействия правоохранительной системы.

Проверка обстоятельств аварии пришлась на «неудачный» отпускной период: милиционеры уходили в отпуска и на больничные, материалы передавали из отдела в отдел, а затем вовсе сдали в архив. Родственники писали везде, куда могли, – в областное ГУ МВД, в том числе в управление собственной безопасности, в прокуратуру, в Генеральную прокуратуру, в Общественную палату РФ, президенту. Высокие инстанции возвращали дело в Энгельс на дополнительную проверку, сообщали о начале служебной проверки в отношении полицейских. Прокуратура даже выносила энгельсскому управлению МВД представление по факту волокиты и требовала привлечения к ответственности виновных лиц.

Мама и дядя погибшей Николай Лебедев отмечают странности в материалах проверки. Например, имеется объяснительная Елены Стельмашенко, в которой она сообщает, что не помнит обстоятельств аварии, и собственноручно расписывается. «Как она могла говорить, находясь в коме? Как могла расписаться с переломанными руками и без глаз?» – плачет Марина Камаловна. Зато в материалах нет ни одного опроса второй девушки, Юли, которая шла рядом с Еленой и лучше других должна была видеть момент наезда. Свидетели утверждают, что Елена шла по обочине, а один из следователей «переместил» ее на середину дороги. В первоначальных бумагах по делу говорилось, что иномарка после столкновения проехала еще 70 метров, а затем расстояние сократилось до 45 метров. Как говорит Маврина, только после ДТП на трассе поставили знак ограничения скорости 60 километров в час и нанесли разметку.

По подсчетам Марины Камаловны, сменилось не менее трех следователей, которые выписали не менее пяти отказных постановлений. В итоге уголовное дело так и не было возбуждено.

«Остается предположить, что здесь имеет место вмешательство «потусторонних сил» в виде связей Виноградова, – полагает адвокат Петр Емелин, представлявший интересы семьи погибшей. – Я читал экспертизу, и как профессиональный водитель, оценивая тормозной путь, освещенность и физическую возможность остановить автомобиль, могу сказать: оправдания представляются притянутыми за уши. Если человек действительно ехал на скорости 50 километров в час, то вполне мог увидеть девушку в свете фар и затормозить. В случае смерти человека статья 264-я УК «Нарушение правил дорожного движения» предусматривает уголовную ответственность. В данном деле, насколько мне известно, водителя не привлекли даже к административной ответственности и не лишили прав».

Как говорит мать погибшей, водитель иномарки передал на похороны Елены 5 тысяч рублей, предлагал водку – мол, на поминки выставите или продадите. По словам Мавриной, узнав, что она обжалует отказ в возбуждении дела, мужчина пригрозил подать на нее в суд за клевету.

В прошлом году Маврина подала гражданский иск о возмещении морального и материального ущерба. «Мне кажется возмутительной циничность поведения водителя в суде: он приезжал на той же машине, и это на глазах матери погибшей!.. Перед началом судебного заседания он угрожал подать иск о возмещении ущерба за помятый автомобиль», – говорит адвокат. Согласно решению аткарского городского суда, Виноградов обязан возместить ущерб в размере 397,4 тысячи рублей и до 2020 года ежемесячно выплачивать по 3,5 тысячи рублей на содержание сына Елены от первого брака. Правда, решение суда – еще далеко не взыскание. Как говорит Марина Маврина, в месяц она получает по 500 рублей.

Никто не виноват?

Жительница Саратова Наталья Македон попала в аварию 11 июля 2009 года в Энгельсском районе. Субботним вечером Наталья Владимировна ехала на своей «Волге» из села Красный Яр в Саратов. На 381-м километре трассы ей навстречу вылетела зеленая «Лада-Калина». Как говорит пострадавшая, это совершенно прямой участок дороги, погода была хорошая, движение не загруженное. Последнее, что запомнила Наталья перед столкновением, – склоненная голова женщины, сидевшей за рулем «Лады». Как полагает Македон, та попросту заснула.

Наталья Владимировна получила тяжелейшую черепно-мозговую травму, провела больше месяца в больницах Энгельса и Саратова, затем перенесла три операции в НИИ нейрохирургии имени Бурденко. Теперь ей необходимо каждые полгода ложиться в отделение неврологии клинической больницы СГМУ. По состоянию здоровья она оставила престижную работу в нефтяной компании, получила инвалидность третьей группы.

Уголовное дело было возбуждено более чем через четыре месяца после аварии. Милиционеры объяснили, что сначала следователь уходил на больничный, а потом дожидались относительного выздоровления пострадавшей, чтобы определить тяжесть причиненного вреда. Согласно Уголовному кодексу, дело возбуждают только при причинении тяжкого вреда здоровью (это «вред, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни»). В противном случае водитель как бы ничего особенно плохого и не сделал.

Выяснилось, что водитель «Калины» жительница Маркса Татьяна Самойлова была госпитализирована в энгельсскую больницу скорой медицинской помощи (БСМП). В материалах дела сказано, что на содержание алкоголя в крови ее не проверяли. В течение первой недели после ДТП «Калину» забрали со штрафстоянки и продали, ведь уголовное дело не было возбуждено, а следовательно, на машину не был наложен арест. Проверить техническое состояние автомобиля стало невозможным. Как полагают Наталья Македон и ее адвокат Игорь Макаревич, «умышленно уничтожалась возможность возбуждения уголовного дела». В этом они видят коррупционную составляющую.

По делу сменились четыре следователя. Дело неоднократно прекращали в связи с отсутствием состава преступления, после жалоб руководству МВД и Генпрокуратуры опять открывали и т. д. На сегодня дело прекращено.

Как говорит Наталья Македон, с водительницей «Калины» они встретились один раз на очной ставке. Та воспользовалась 51-й статьей Конституции, дающей право не свидетельствовать против себя.

Наталья Македон подала гражданский иск о возмещении ущерба. Марксовский суд одобрил ходатайство о назначении дорожной экспертизы. Как следует из заключения ООО «Научно-исследовательская лаборатория судебных экспертиз», «виновные действия» в ДТП совершила именно водитель «Калины». Суд оценил моральный вред, полученный пострадавшей, в 300 тысяч рублей. По словам Натальи Македон, в месяц по иску выплачивают по 1000 рублей. Хотя только препарат «Рекситин» (антидепрессант), который ей теперь нужно принимать пожизненно, стоит 800 рублей за упаковку, а пенсия по инвалидности составляет 4917 рублей.

Сейчас Наталья Владимировна намерена подать жалобу областному прокурору с просьбой заново изучить материалы дела и привлечь милиционеров к дисциплинарной ответственности.