До пароходика да на трамвайчике

Оценить
До пароходика да на трамвайчике
Саратовские политики делятся воспоминаниями о выпускных вечерах

Отзвучали последние звонки, начались экзамены. Когда проверка знаний для школьников закончится, наступит ещё одно памятное событие – выпускной бал. В этот вечер ученики прощаются со школой, прощаются с детством. Девчонки надевают взрослые наряды. В лучшем случае это элегантные платья в пол. Что бывает в худшем, видели уже, наверное, все: гипюровый наряд школьницы из Украины взорвал Интернет.

Родители суетятся – ищут кафе и рестораны, так как выпускные в школе проводить нынче не круто, покупают престижные подарки учителям, приглашают фотографов, видеографов, музыкальные группы, ведущих и т. д. и т. п. На всё это собираются нехилые суммы. Оправдываются все траты так: «Чтобы запомнилось!»

Мы решили узнать, что осталось в памяти о выпускных балах у наших политиков. Тогда столько денег-то не собирали!

Михаил Наместников, руководитель аппарата регионального отделения партии «Яблоко»:

РУБАШКА ДЛЯ ВЫПУСКНОГО НАДЕВАЛАСЬ ЛИШЬ ЕДИНОЖДЫ

Я пережил уже почти все свои выпускные балы. И свои, и чужие. Даже племянники давно отучились и дети друзей. Потому-то я и не особенно представляю, каких трат сегодня требует от родителей подготовка к выпускному балу. Предполагаю, что безумных. И в смысле денег, и в части усилий, чтобы действительно украсить, расцветить этот единственный в жизни каждого из нас праздник. Праздник прощания с детством. Я понимаю, что в условиях информационной пресыщенности наших юных потомков, избалованности их всякого рода развлекаловами их способность сопереживать, удивляться и радоваться притупляется. Зато активно накладывается на праздник, прирастая год от года, энергичный и соревновательный раж отдельных честолюбивых родителей, рискующих выпрыгнуть из кожи вон, чтобы не ударить в грязь лицом, перед друзьями и знакомыми.

Впрочем, дети, в смысле выпускники, тут даже и ни при чем. Это не их игра. Они, как ни стараются выглядеть циниками, но мокрые глаза иногда выдают с головой. Думаю, что в смысле самих детей мало что изменилось. Они и сегодня чуточку напряжены и растеряны, какими мы были когда-то, тридцать с припуском лет назад и более того. Михаил Анчаров писал о выпускниках далёких уже шестидесятых годов: «Другая подлость вас манит в сети, другие деньги в кошельке, но те же звёзды вам в небе светят и те же песни на языке!» Да нет, и подлость, и сети те же. И сегодня, как и всегда, не всё в жизни измеряется деньгами. И так будет вечно.

Мы сами, мои одноклассники жили в условиях, очень скромных по сегодняшним меркам. Но и наши родители тоже пытались устроить нам праздник на выпускной. Прикупали что-то к праздничному общему столу, шили выпускные платья повзрослевшим дочерям. Организовывали для нас живой ансамбль, они тогда назывались ещё «ВИА», из курсантов соседнего артиллерийского училища. Заботились об охране, чтобы какие-то местные хулиганы к нам в школу в этот день не пробрались, чтобы мы не побратались с этими самыми хулиганами и не набрались. Чтобы мы не то чтобы не курили, что уж там, а не пили бы сильно по туалетам. И спиртное в окно не передавали по верёвке.

Но всё равно курили и пили, и подраться пытались. И целовались по углам, не стесняясь учителей почти и отдельных бдительных мамаш, поставленных за нами приглядывать. И дурили, и смеялись, и говорили, как в последний раз. И танцевали до истерики, отрывались. И мой новый польский пиджак промок насквозь. И я звонил домой из учительской, чтобы мама принесла мне на замену старый. А рубашка на мне была моднючая, из столицы специально привезённая, лимонного цвета, кримпленовая, розами. Она так и пропала потом в гараже, поскольку ходить в ней невозможно оказалось, это как пяток капроновых чулок на себя надеть разом, дышать невозможно.

Да я и не дышал в тот вечер. Я отрывался! А потом пешком шли на набережную гулять, как и сегодня все ходят. О чем-то ещё болтали мечтательно, а возвращались уже засветло на трамвае. И жизнь ещё была впереди, и все дороги перед тобой, и весь ты полон какого-то радостного и тревожного ожидания, и нетерпения, и страха. Ну и куда это всё ушло, скажите на милость? Опять же анчаровское: «Любая жажда, любая пуля, любая драка вам по плечу!» Эти драки и пули, совсем настоящие, были уже потом. Кого-то из нас подкосило, кого-то не стало вовсе. Сегодня, на выпускной, все ещё живы, все ещё рядом. Это же и есть счастье! Только мы тогда об том ещё не знали. А поняли только теперь!

Ольга Алимова, депутат Государственной думы от КПРФ:

МЫ С МАМОЙ СШИЛИ БЕЛОЕ ГИПЮРОВОЕ ПЛАТЬЕ

Тогда вечера называли выпускными, это сейчас девочки их балами называют и шикарные платья надевают. Я оканчивала физико-математическую школу № 13. Несмотря на то что все мы были одержимы учёбой, в душе в тот день нам хотелось выглядеть особо трогательно и красиво, не знали, какая впереди тяжелая жизнь ждёт.

На последний звонок все в форме были, различались только белыми фартуками – у некоторых были гипюровые. Все с бантами большими были. На выпускной вечер мы с мамой сшили гипюровое платье. Белое. Тогда платья в основном белые носили, длинных дорогущих вещей, как сейчас, не было.

На торжественной части нам вручили аттестаты, играл ансамбль, созданный из учеников. Мы подпевали. Так как своего актового зала не было, происходило всё на улице. В самодеятельности в тот вечер я не участвовала. Я вообще была активной, но как-то больше по хулиганским делам. Например, мы подбивали нашу старосту уйти с уроков. Но это было не часто, в основном мы учились. Я так вообще всю жизнь с удовольствием училась. Ботанику и географию почему-то только очень не любила.

На выпускной вечер мы ходили на набережную, катались на пароходике. Долго веселились – горланили песни, дурачились, мальчишки дёргали девчонок за косички. Ещё мы делились планами, кто куда поступает. В основном все пошли в СГУ, на химфак и физфак, и продолжили учиться вместе.

Тогда не было такого, чтобы на столах алкоголь стоял. Но мы на шампанское скидывались с ребятами и за углом его всё-таки выпили, но не помню такого, чтобы кто-то напился и выглядел непотребно. Сейчас часто такое бывает, когда девчонки красивые, нарядные пьяные ходят, курят. Это не значит, что я старая стала, просто торжественная одежда обязывает. На турбазе расслабиться можно, в компании дома, но не в школе, не на выпускном.

На днях участвовала в передаче Андрея Малахова, обсуждали школьные балы. Про известную теперь всем девочку в кружевных трусах говорили. Пришла ещё одна выпускница – в розовом вся, такая кукла Барби. Мне показалось, что она задержалась в детстве, совершенно нелепо выглядела. В передаче люди, учившиеся в советский период в школе, рассказывали, как их родители носили учителям коньяк за хорошие оценки. Так вот у меня такого не было, даже не слышала о таком. Я училась в элитной школе, сдавала для поступления туда вступительные экзамены. Училась хорошо, мои родители даже ни разу в школу не ходили. Вообще о школе у меня остались очень приятные воспоминания. Со многими одноклассниками встречаемся и общаемся до сих пор. Многие из класса стали учёными. Только я вот в политики пошла.

Алла Лосина, депутат Саратовской областной думы от ЕР:

НАШ ВЫПУСКНОЙ ЗАПОМНИЛСЯ ВСЕМ

На днях прочитала в газетах о девушке, которая пришла на выпускной вечер в белье и прозрачном кружеве: каждый утверждается по-своему. Каждый хочет запомниться. Наш выпуск на эту цель хорошо поработал, и у нас был такой выпускной!

Я была секретарем комсомольской организации школы, поэтому в руках тех, кто решил сделать праздник незабываемым, было всё – музыкальные инструменты, актовый зал для бесчисленных репетиций, реквизит школьного театра. Мы показали нашим учителям и родителям всё, на что были способны: сыграли отрывок из спектакля «Собака на сене» – я играла Диану (до сих пор помню слова: «Как Теодоро мил, красив, умён…»), а Теодоро – одноклассник, который сейчас преподает студентам в Париже физику; мы поставили сцену из «Кавказской пленницы»; пели песни из репертура Мирей Матье… Словом, потом, когда через годы приезжали в школу, учителя помнили наш выпускной.

И совершенное чудо произошло с моим выпускным платьем! Настоящий китайский шёлк на него мне дала моя бабушка Ида Карловна, которая, замечу, знала три языка. Через тридцать два года в Китае на фабрике по производству шёлка, куда привезли нашу делегацию, я увидела точно такой же и, конечно, купила его! Так что выпускной – это на всю жизнь!

Юлия Абрамова, координатор саратовского регионального отделения ЛДПР:

НА ВЫПУСКНОМ НАС БЫЛО МЕНЬШЕ ДЕСЯТИ

Выпускной… Как давно это было… Знаете, с моего выпускного бала прошло 17 лет. Пока училась в институте, очень часто вспоминала о школьных годах, уроках, учителях, каких-то курьезных ситуациях в классах… А потом как-то всё забылось…

Я устроилась на работу и вспоминать стала больше об университетских годах. Школьные годы ушли в такое далёкое прошлое, будто совсем и не я проучилась 10 лет в средней школе посёлка Прудовой Екатериновского района.

Со мной школу оканчивали семеро выпускников – четверо юношей и три девушки: школа-то деревенская. Несмотря на то что наш класс был малочисленным, праздник у нас был грандиозный. Как это говорится, гуляли всей деревней, ведь в Прудовом все друг друга знают, все родственники. Торжественная часть проходила в сельском кафе – учителя, родители и наши друзья выступали с напутственными словами. Мы, выпускники, пели традиционные для таких случаев песни о школе, уходящем детстве.

Я на всю жизнь запомнила слёзы своего классного руководителя Елены Владимировны Шаровой, которая с надрывом говорила о том, что полюбила нас и будет сильно скучать.

Леонид Писной, депутат Саратовской областной думы от ЕР:

НАЙДИТЕ ТРИ ОТЛИЧИЯ

Выпускные времён развитого социализма были практически все одинаковые. Это торжественное вручение аттестатов, это стол с впервые официально разрешённым шампанским и это, естественно, прогулка по Волге, поэтому воспоминания моего поколения примерно у всех одинаковые.

Сергей Афанасьев, депутат Саратовской областной думы от КПРФ:

ШЛИ ПЕШКОМ ОТ АГАФОНОВКИ ДО НАБЕРЕЖНОЙ

У меня было два выпускных вечера. Первый – после восьмого класса в школе № 82 Октябрьского района. Запомнился он мне тем, что после торжественных мероприятий я пошёл в кино. В тот вечер в кинотеатре «Центральный» показывали фильм «Бриллиантовая рука».

Десятый класс я оканчивал в школе № 97. Хорошая школа была. Директором у нас был Кикалов Анатолий Степанович, известный человек. Он потом заведующим городского отдела народного образования работал. Директор носил усы, и прозвище у него было «Лютый», как у одного из героев фильма «Неуловимые мстители».

Была традиционная торжественная часть с вручением дипломов и концерт, организованный силами выпускников. Я в самодеятельности не участвовал, больше по спорту специалистом был. А ребята играли на электрогитарах, это тогда модно было. По поводу алкоголя скрывать не буду, было на столах шампанское и что-то типа вермута.

Школа № 97 находится в Агафоновке, там, где кольцо трамвая № 10. Вот после всего мы оттуда пешком шли до набережной и у Волги рассвет встречали.

Виктор Марков, депутат Саратовской городской думы:

НАМ ПРЕДОСТАВИЛИ ТРАМВАЙ

Это был 1976 год, школа № 97 в Агафоновке. Школа была закрыта на все засовы и замки, и тем не менее выпускники просачивались через окошки и какие-то другие лазейки, чтобы припасть к спиртному. Но крепкое не пили, в основном это было вино. Накрытые столы были лёгкими: стояло шампанское, дефицитная тогда черешня...

Воспоминания остались такие: первая любовь, любовь взаимная. Позже была свадьба и двое сыновей.

Так как школа находится рядом с трамвайными путями, нам подогнали местный трамвай маршрута № 10, в который загрузили всех учеников. Двигался трамвай не по маршруту, для того чтобы довезти нас до Волги (тогда они туда ходили), переводили стрелки. На набережной нас погрузили на теплоход, мы сделали кружок, пошумели, повеселились, после чего уставшие и счастливые вернулись домой. Вернувшись, поспали и на следующий день пошли всем классом в лес. Нашим традиционным местом отдыха была Кумысная поляна.