Полеты не во сне, а наяву

Оценить
Полеты не во сне, а наяву
Уроженцу блокадного Ленинграда саратовские авиаторы помогли бесплатно слетать на родину в рамках акции «По местам боевой славы»

Со времени Великой Победы прошло уже 67 лет. Целая человеческая жизнь! И всё же победа – день и сегодняшний, пока жив хотя бы один ветеран. Люди помнят тех, кто помог нашей стране победить или просто застал те страшные годы. О 40-х, о своей жизни и днях нынешних рассказал Виктор Тимофеевич Харитонцев – житель блокадного Ленинграда.

Автор: Алексей Подберезкин

Виктор Тимофеевич родился в 1936 году. Войну он встретил мальчишкой. 10 мая 1942-го умер его отец, следом за ним ушла и мама. Старшие братья Иван и Павел в это время уже воевали. Так маленький Витя оказался в детдоме.

Воспоминаний о тех годах у него мало: детская память хранит немногое и избирательно. Однако Виктор Тимофеевич сумел вспомнить, что отец тайком приносил столярный клей, из которого варился студень, приправленный солью, – продукт вредный, но в те годы было не до выбора. Деликатесом считалась дуранда, готовившаяся из скорлупы от семечек и шелухи от овса. Всё это очень сильно прессовалось, после чего дети грызли ее.

Война и годы в детдоме сплетаются в воспоминаниях Харитонцева: «Дети уже понимали, что идет что-то серьезное. Помню, как нас переправляли машины с красным крестом: когда шла бомбежка, мы прижимались друг к другу. Сначала жили в Ленинграде, потом переправили в Горьковскую область». По пути его разлучили с братом и сестрой: Афанасий попал в Челябинск, а сестра Муся – в Иваново. Тогда Виктор Тимофеевич усваивал урок: раз ты один, то надейся только на себя. Но он еще не знал, что со временем всё изменится.

После детдома Виктор Тимофеевич учился в Дзержинске в ремесленном училище, потом работал на секретном объекте в Красноярском крае. Там ему неожиданно пришло письмо. Сначала Харитонцев подумал, что это девушка из театрального училища ему писала, с которой он недавно познакомился. А когда открыл его, «бросило в жар. Писал Иван: «Если это ты, откликнись, мы все друг друга нашли, только Павел пропал без вести…». Я тут же написал заявление, оформил отпуск и поехал». Виктор Тимофеевич встретился со всеми родными, но остановиться решил в конце концов в Ленинграде, у сестры, со временем прописался, работал в автохозяйстве, был общественником, занимался спортом.

Как же наш герой попал в Саратов? А через Брянск. Однажды молодой Виктор приехал туда к брату Ивану в отпуск, и брат ему посоветовал: «Сходи на танцы. Там такие девчонки из Саратова приехали!» Виктор Тимофеевич и сходил, познакомился со своей будущей женой – Леной. Потом переписывались, а со временем решил: пора жениться. Отправился в командировку в Саратов. Будущая теща сказала: «Ну, давайте в декабре», – но Харитонцеву удалось уговорить благословить раньше. Не без трудностей, но Виктору Тимофеевичу удалось расписаться. Однако уже надо было возвращаться в Ленинград. Молодые супруги вскоре там зажили счастливо, Елена хотела стать гидом, но внезапно ее здоровье начало резко ухудшаться – заболели суставы, возникла опасность серьезной болезни. Врачи были категоричны: ленинградский климат не подходит, надо возвращаться в Саратов. И она вернулась, но уже не одна, а с мужем. Так начался саратовский этап жизни Виктора Тимофеевича.

С тех пор семья Харитонцевых живет в Саратове. Особых успехов Виктор Тимофеевич добился на заводе «Нефтемаш-Сапком» (работал с 1975 года по 2009-й), был старшим инженером ОКСа, а с 1976-го – председателем профкома.

После рассказа о своей жизни Харитонцев начинает показывать свои медали: «65 лет снятия блокады Ленинграда», «Почетный машиностроитель», «За активное участие в ветеранском движении», удостоверение к юбилейной медали «60 лет победы в Великой Отечественной войне».

С недавнего времени Харитонцев на пенсии, хотя с ветеранами не перестает поддерживать контакты. К счастью, и про него не забывают.

В конце апреля Виктор Тимофеевич прочитал в одной газете, что ветераны войны могут в рамках акции «По местам боевой славы» бесплатно полететь на самолете с 3-го до 12 мая.

Притом акция подразумевала не только перелеты на территории России и стран СНГ, но и включала Прибалтику, а также страны бывшего социалистического лагеря, где нашим солдатам пришлось воевать.

Он специально позвонил в «Саравиа» и узнал, что Саратов тоже входит в круг городов, на которые распространяется эта акция. Виктору Тимофеевичу в результате удалось на четыре дня, с 7-го по 11 мая, слетать в Санкт-Петербург, побывать на могиле родителей, возложить цветы на Пискаревском кладбище. Когда я спросил, не боялся ли он лететь в самолете (все-таки не все люди хорошо переносят перелеты, особенно в солидном возрасте), он усмехнулся: «Да всё отлично было. Хороший полет был: уважение начиная с салона, а на обратном пути вообще посадили в этот, как его, где крутые сидят – ВИР-зал? ВИП? Да-да. И чай давали, и обслуживали отлично».

Виктор Тимофеевич еще много рассказывал о том, как он доволен этим полетом, и на душе становилось тепло: ветеранов и жителей блокадного Ленинграда действительно помнят.