Фамильные ценности

Оценить
Фамильные ценности
400 килограммов картошки в погребе, печка СВЧ и другие секреты быта семьи с четырьмя детьми

Одной из самых обсуждаемых тем в Саратове стало выделение земельных участков многодетным семьям. Как уже рассказывала «Газета недели», скандал начался с телесюжета на Первом канале, в котором мамы и папы больших семейств рассказали, что городские чиновники отвели им непригодную для строительства землю.

Пользуясь случаем, представители разных партийных кланов занялись любимым делом – подковерной борьбой. Политологи принялись гадать, кто кого и с какой целью «заказал» госканалу сюжет. Сами родители от политической возни далеки и преследуют понятную цель: получить землю, давно обещанную самыми высокими инстанциями. О предоставлении участков многодетным семьям говорил еще президент Дмитрий Медведев в послании Федеральному Собранию осенью 2010 года. Об этом же сказано в федеральной программе поддержки многодетных семей от 2008 года. Более того, о выделении земли многодетным упоминал президент Борис Ельцин в указе от 1992 года.

Корреспонденты «Газеты недели» попытались узнать, как живет многодетная семья, не очень-то верящая в заявления официальных лиц. Ведь, как показывает практика, чиновничьи обещания исполняются гораздо медленнее, чем растут дети.

Чада и домочадцы

Во дворе семьи Шмелевых – настоящая игровая площадка: гора песка, три велосипеда, целая стоянка желтых и красных грузовиков. Здесь растут Дениска (1 год 3 месяца), Ксюша (2 года 3 месяца), Егор (три с половиной года), а старший Семен уже почти вырос, ему шестнадцать. Навстречу входящим мчится такса Малыш, его подобрали на автобусной остановке: пес трое суток сидел, привязанный к скамейке, но бывший хозяин за ним так и не вернулся. В вольере лает овчарка Грэй – с ним в жизни ничего плохого не случилось, только иногда дети раскрашивают его из баллончика. В саду прячется одноглазая кошка Алиса, перенесшая операцию после схватки с вороной. Всего в доме пять кошек, аквариумные рыбки и еще крыса Норка, недавно для спасения ее жизни пришлось делать кесарево сечение. «Я только ремонт не успеваю делать, остальное – пожалуйста», – смеется Ирина Шмелева, оглядывая чад и домочадцев.

Ирина выросла единственным ребенком. Как она говорит, многодетной мамой стала «спонтанно». После рождения Семена долго не могла забеременеть, ходила в церковь. Однажды Ирине приснились сны, которые она считает вещими, и действительно, малыши пошли один за другим.

Современному мужчине искусство быть многодетным родителем дается непросто. Отец большого семейства (по специальности – инженер-экономист) порой «дезертирует» от шумных отпрысков в гараж или во двор к стройматериалам. Бабушка, живущая отдельно, тоже не сразу привыкла к многочисленности внуков. «Сегодня с утра одновременно пеку блины, мою голову, меняю младшему подгузник, заправляю постель… Мама пришла и руками развела: ты как девочка-семиделочка!» – рассказывает Ирина.

У многодетной семьи есть свои хитрости, позволяющие облегчить жизнь. Хитрость первая – картошка. На зиму Шмелевы запасают 400 килограммов. Хитрость вторая: тщательное планирование. Прежде чем что-либо предпринять – например, отправиться за покупками, – Ирина садится за стол и составляет план действий (нужно отметить, что Ирина окончила институт социально-производственного менеджмента). Обязательные пункты – хлеб, молочные продукты, яйца и колбаса. Вместо мяса многие «многодетки» используют курицу. Основное блюдо готовится на несколько дней, в основном это продукты, запеченные в рукаве. Как полагает собеседница, самый необходимый предмет в доме большой семьи – микроволновая печь. Утром, когда весь коллектив нужно поднять, умыть и собрать в сад, школу, на работу, выручают растворимая лапша и каши быстрого приготовления. Всего в месяц на питание уходит 15 тысяч рублей.

«Для меня неписаный закон: носки и нижнее белье у всех должны быть новые», – говорит Ирина. Одежда и обувь переходит «по наследству» от малышей друзей, кое-что можно дешево и сердито приобрести на барахолке.

Хорошо решается вопрос с детским отдыхом. Судя по словам Шмелевой, в этой сфере государство действительно работает. Старший Семен недавно вернулся из балашовского санатория, причем путевку выдали всего через неделю после обращения. Школьников можно бесплатно отправить в летний лагерь (эта льгота действует для многодетных семей, считающихся малоимущими), для малышей есть семейные путевки серии «Мать и дитя».

В доме, где резвятся четверо детей, приходится отказаться от интерьерного перфекционизма. «Обои в детской изрисованы, насколько дотягивается рука. Занавески на окна не вешаю: если не Дениска, то котята снимут».

Закон что дышло

Ирина выкладывает на стол стопку распечаток законодательных актов, касающихся поддержки многодетных семей. Еще в 1992 году президент Борис Ельцин распорядился выдать им землю для разведения садов и огородов. В 2007-м был принят областной закон, согласно которому детям из многодетных семей полагается ежегодная выплата в размере 1000 рублей на покупку школьной и спортивной формы, бесплатное посещение театров, музеев и прочие блага. Как же на практике реализуются эти многочисленные права?

В 2010 году Шмелевы переехали из Ульяновска в Саратов. Ирина, беременная четвертым ребенком, пришла в собес переоформлять детские пособия. И услышала, что больше не считается многодетной матерью. Оказывается, удостоверение, выданное в Ульяновске, в Саратове недействительно, так как многодетные семьи относятся к региональным льготникам. «Ситуация аховая: пособий нет, льгот нет, в садик без удостоверения не пробьешься». Чиновники сказали, что на выдачу новых «корочек» потребуется месяц. Через месяц документ не был готов. Ирина написала в приемную президента. «На следующий день мне позвонили из собеса: приезжайте, будем оформлять!»

Оказалось, «угроза президентом» гармонизирует отношения между гражданами и чиновниками. Таким способом Ирина получила бесплатные витамины, которые по закону должны выдавать беременным в женской консультации, а затем – бесплатное питание для младенцев. «В льготной аптеке отвечали одно и то же: нам привезли маленькую партию и всё разобрали, – вспоминает собеседница. – В комитете соцразвития говорили о своем: да вот у нас тендер, поставка… Я отвечаю: у меня дети хотят есть, почему меня должны волновать ваши тендеры, я обращусь к президенту! И мои рецепты отоварили».

Согласно областному закону детям из многодетных семей положены бесплатные лекарства до шести лет. Как говорит Ирина, в поликлинике эта информация нигде не указана, кто знает – тот требует. Но знание закона не гарантирует его исполнение. «С сентября по март, когда идет вал простудных заболеваний, с лекарствами очень трудно. Врач отвечает: льготных препаратов в аптеке нет».

Двое детей Ирины ходят в муниципальный садик. За каждого нужно платить по 1,3 тысячи рублей в месяц. Часть расходов бюджет возмещает, но, как говорит родительница, компенсация приходит раз в квартал, а платить нужно каждый месяц. Чтобы свести дебет с кредитом, по вечерам, когда старший сын после школы может посидеть с малышами, Ирина подрабатывает уборщицей. На ребенка в возрасте до полутора лет государство, борющееся с демографическим кризисом, платит 4600 рублей в месяц (прожиточный минимум для ребенка в Саратовской области составлял в конце прошлого года 5138 рублей). От полутора до 16 лет детское пособие для многодетных семей составляет 476 рублей в месяц.

К общению с государством отечественный гражданин приучен и заранее не ждет от него слишком многого. Порой обиднее бывает отношение общества. Как говорит Ирина, с дискриминацией приходится сталкиваться «постоянно и везде». Например, многодетным по закону положен внеочередной прием в государственных учреждениях. Недавно Шмелева попыталась воспользоваться этим правом и пройти к детскому окулисту. Посетительница, стоявшая у кабинета, затеяла скандал и выдала коронный аргумент: «Нарожали тут!» «Кто им мешает «нарожать» себе льготы?» – удивляется Ирина.

«Это больше всего беспокоит в обществе: почему люди уверены, что много детей – это ненормально? Понимаю, что неблагополучных многодетных семей довольно много. Но родителей, которые сознательно пошли на рождение многих детей, гораздо больше», – говорит Ирина.

Земельный вопрос

В прошлом году Шмелевы попытались встать в очередь на жилье. В министерстве строительства первоначально отказали, пояснив, что они не могут считаться нуждающимися в улучшении жилищных условий, так как в течение последних пяти лет совершили сделку по продаже-покупке жилья. При помощи этой сделки Шмелевы переехали из Ульяновска в Саратов: «А как иначе? Ведь такой формы как «обмен жилья» уже не существует», – удивляется Ирина. Проблему удалось решить после жалобы в областную думу.

Затем начался сбор документов. Нужно сдать копии свидетельства о рождении родителей и всех детей, справку из ЗАГСа о смене фамилии при вступлении в брак, справки об отсутствии жилья у взрослых (в том числе на добрачную фамилию) и у детей старше 14 лет. Справка из регистрационной службы стоит 750 рублей на каждую фамилию, из БТИ – 550 рублей. Нужны документы обеих инстанций. Выяснилось, что форма справки о составе семьи, выданной региональным информационным центром Ульяновска, отличается от саратовской и потому не может быть здесь принята. Шмелевой вновь пришлось обращаться за помощью в областную думу. Тем временем закончился срок действия некоторых документов, и ей пришлось ехать в Ульяновск получать новые (билет на автобус стоит 800 рублей, на поезд – 1200, плюс тысяча рублей за гостиницу). «Нас гоняют по мелочам: не так печать стоит, не там крючок-закорючка. Чиновники не думают о том, а можем ли мы приехать, с кем оставим ребенка». Бюрократический марафон занял два месяца, результат пока неизвестен.

На форумах многодетных родителей тема земельных участков обсуждается больше года. В конце декабря знакомая родительница предупредила Шмелеву, что закон начинает действовать. Сразу после новогодних праздников Ирина сдала документы. Участки многодетным предлагали в «бумажном виде» – кадастровый номер, адрес, площадь и вид разрешенного использования. Ирина заикнулась было: «А можно посмотреть участок вживую?» – но в ответ ей посоветовали писать заявление побыстрее, «за вами очередь».

Шмелевым достался участок на Молочке. Добраться до владений удалось не сразу: ждали, пока сойдет снег, пока подсохнет земля. 26 апреля, на день рождения Ирины, отправились на место. Оказалось, на месте их будущего дома находится болото и лес с буреломом. Грунтовые воды стоят в 80 сантиметрах от поверхности почвы. Землемеры, приглашенные для определения границ участка, смогли установить только два колышка. «Муж сел под дерево и за голову схватился: не знаю, что делать, над нами издеваются!» – вспоминает Ирина.

Шмелевы вошли в группу протестующих родителей. Ирина, имеющая опыт общения с высокими инстанциями, взялась составлять жалобы – в Кремль, Минрегионразвития и разнообразные ведомства калибром помельче. Оказалось, что многодетные мамы, обремененные кастрюльками-пеленками, могут быть граждански активными и юридически подкованными леди. Теперь родительницы заседают в рабочих группах, разбирающихся в проблеме с льготными участками, при областной думе и городской администрации.

…Главный дефицит в большой семье – время. Спрашиваю: есть ли у мамы четырех детей минутка для себя? Ирина долго молчит и смеется: «Может, минут пятнадцать нахожу. Но такого, чтобы пойти в парикмахерскую или сделать маникюр, конечно, нет. Моё SPA – огурец на нос, – чуть подумав, собеседница добавляет: – Чтобы выглядеть хорошо, прежде всего нужно быть счастливой. А счастья у меня много».