Радаев взял за образец путинский стиль

Оценить
Радаев взял за образец путинский стиль
Губернатор приказал бизнесу искать резервы в себе

Новый губернатор Саратовской области Валерий Радаев в минувший четверг собрал в правительстве руководителей предприятий реального сектора экономики. Напомнил им про задачу, поставленную президентом Владимиром Путиным, – построить новую экономику, которая на десятки лет вперед улучшит жизнь страны и ее граждан. Подчеркнул, что строительством придется заниматься быстро («в следующие пять лет нам предстоит войти в пятерку крупнейших экономик мира») и одновременно со сломом всего старого отжившего («всю конфигурацию изломать и на ходу строить новое»). Причем ответственность за это грандиозное строительство Валерий Васильевич прямо возложил на бизнес. Но сначала усыпил бдительность приглашенных.

Многообещающее начало

В 612-й комнате народу было очень много. За круглым центральным белым столом не уместился даже генеральный директор предприятия, которое выпускает знаменитые холодильники «Саратов» еще с советских времен, Евгений Резник. Профильные министры заняли свои места по правой стороне от кресла губернатора, не дожидаясь его у персонального лифта, как это было принято во времена губернаторства Аяцкова и Ипатова. Рядом с лифтом стояли только девушка-лифтер и руководители структур, ответственных за связь с прессой.

Губернатор появился, и все, кроме журналистов, шумно встали, приветствуя его. Потом губернатор зачитал вступительное слово. Журналисты даже растерялись от его складности. А приглашенные бизнесмены расчувствовались. Тут тебе была и ссылка на сетования Дмитрия Медведева о никуда не годном деловом климате в стране, и подбадривающие слова о предпринимательском таланте, который в нашей стране не ценили, а теперь будут пестовать. «Задача нашей команды – создать комфортную среду для бизнеса», потому что «увеличение доходной части бюджета напрямую зависит от динамики производства», – сказал Радаев, как бы понимая, что приглашенные – это все-таки куры, которые несут золотые бюджетные яйца.

– Компании, которые вы представляете, вносят существенный вклад в бюджет области. Мне важно услышать ваше мнение о том, что вам мешает, – говорил губернатор, пообещав легкие проблемы решить в самое ближайшее время, а трудные искоренить постепенно.

Обобщить беды производственников взялся президент Торгово-промышленной палаты Саратовской области Максим Фатеев. Когда-то, придя в чиновники из бизнеса, он уже давно выработал стиль своих выступлений, где, никого не критикуя за некомпетентность и медлительность, просто как бы открывает горизонты для тех, кто хочет быть первым и лучшим.

В этот раз Фатеев попросил новую губернаторскую команду создать местный законодательный акт, в котором так прописать промышленную политику власти, чтобы, подивившись ей по-хорошему, федеральная власть на ее примере выстроила свою. В эту новую саратовскую, с прицелом на федеральную, политику можно вернуть забытое после 2000 года освобождение от налогов той части прибыли, которая направляется на модернизацию производства. Деньги, направляемые в благотворительные программы, тоже хорошо бы вывести из-под налога на прибыль.

С промашкой по ЗиПам

Генеральный директор ОАО «НПП Контакт» Виктор Муллин напомнил, что проект закона о федеральной промышленной политике никак не согласуют в Госдуме уже 17 лет. Но работникам предприятий саратовского оборонного комплекса от этого политического долгостроя в данный момент ни жарко, ни холодно. Им бы с последними новациями законодателей разобраться. Дело в том, что некоторое время назад из системы гособоронзаказа ошибочно, как считают оборонщики, были исключены предприятия выпускающие ЗиПы – запасные части, инструменты, принадлежности к танкам, самолётам, подводным лодкам, зенитно-ракетным комплексам, стоящим на боевом дежурстве. А саратовские предприятия как раз и специализируются на электронно-компонентной базе новейшего вооружения.

Виктор Валентинович уже устал цитировать на всех собраниях и совещаниях федеральный закон 1995 года «О государственном оборонном заказе», который запрещает ликвидировать оборонные производственные мощности. Нет у директора права свернуть оборонное производство и уволить специалистов, которые должны быть на нём задействованы по штатному расписанию, согласованному где-то на самом верху. И ни правительство России, ни депутатов Государственной думы не интересует, где будет директор такого «замороженного» по чужой воле предприятия брать деньги на финансирование вынужденных отпусков и содержание в боевой готовности цехов с простаивающим оборудованием.

Саратовские оборонщики написали в отчаянии письмо вице-премьеру путинского правительства Дмитрию Рогозину. И он вроде бы раздал поручения «разобраться» по министерствам. Но идет к концу первое полугодие, а гособоронзаказов на ЗиПы на 2012 год нет как нет.

Выступившая вслед за Виктором Муллиным председатель профсоюза работников радиоэлектронной промышленности Наталья Белякова донесла до нового губернатора, что из-за отсутствия производственной нагрузки на саратовских предприятиях оборонного комплекса фиксируется низкая заработная плата, а некоторые коллективы не стабильно получают ее годами. В пример было приведено бывшее конструкторское бюро завода приемно-усилительных ламп (ныне НИИ «Волга»), где задолженность по зарплате составляет на сегодняшний день более шести месяцев.

Получалось, что зацикленность на государственных заказах – не вина, а беда наших когда-то мощных, известных в СССР предприятий. Но руководство области годами помогало решать их проблемы, работая «толкачами» финансирования на федеральном уровне, не решаясь жестко поставить в Москве вопрос о радикальном изменении законодательства в отношении ставших ненужными государству производств комплектующих военной техники. Возможно, этому противятся сами руководители заводов, потому что, лишившись военных заказов, многим из них придется пуститься в свободное рыночное плавание без подстраховок.

По идее на заседании бизнеса и новой власти эти вопросы стоило бы выяснить откровенно. Но вместо этого случился довольно странный диалог. Наталья Белякова рассказала собравшимся еще об одной беде предприятия «Контакт». Мало того что в первом полугодии они сидят без оборонзаказа, так еще и со сбытом гражданской продукции оказались в пролете. По Контакту ударило постановление путинского правительства о заморозке тарифов энергетиков до лета 2012 года. С одной стороны, это популистское решение не дало привычного ежегодного роста расходов на производство энергоемкой продукции. С другой – недобор доходов, привязанных к тарифам, заставил энергетиков сильно ограничить свои расходы. Они, например, перестали покупать продукцию у саратовских предприятий.

Радаева и его команду попросили «использовать административный ресурс для получения заказов от Межрегиональной сетевой компании Волги на какие-то уникальные выключатели производства завода «Контакт», «аналогов которым нет в мире».

– А как это возможно, включить админресурс? – опешил от такого совсем уж не рыночного подхода новоиспеченный губернатор, никогда не работавший в бизнесе. Ему объяснили. И он пообещал: «убеждением, принуждением мы этот ресурс используем».

С шашкой на ВИНКи

Владимир Мешков, директор филиала «ТНК-ВР Поволжье» в Саратове, ни минуты не обольщался насчет магистральной темы встречи. Он знал, что губернатору от капитанов саратовского бизнеса нужны дополнительные налоговые поступления. Выступление этого директора было составлено «для тех, кто понимает, что все всё понимают».

Он рассказал об издержках, которые несут сбытовые организации из-за резко повышенного депутатами Госдумы акциза на бензин. Напомнил о льготном дизтопливе для сельхозпроизводителей, которое «съедает» в доходах предприятия 500 миллионов рублей. Аккуратно намекнул, что филиал ТНК-ВР откликнулся на просьбу власти сделать беспрецедентную 30-процентную скидку на социально значимый для сельчан товар, понимая, что сельчане социально значимы для власти. Показал перспективные инвестиционные вложения в совершенствование производства нефтепродуктов. На всякий случай уточнил, что ввод новых основных фондов тоже повлияет на прибыль. Она будет меньше. Меньше будет, соответственно, и налог с прибыли. И если для областной власти так важен именно этот финансовый результат, то, может быть, ей стоит попытаться увеличить норматив отчисления этого налога, отщипнуть побольше от той части, что по воле российского правительства и депутатов Государственной думы уходит в Москву. Ведь к местным-то налогам у областной власти претензий нет и быть не может. Отчисления по налогу на доходы физических лиц растут стабильно на 15–20 процентов. Налог на имущество так же. И резервы увеличить доход от имущества тоже есть.

Директор Мешков рассказал, что очень туго идет регистрация объектов, построенных в запутанные времена перестройки хозяйственным способом. И хорошо бы власть своим административным весом ускорила этот процесс…

И вдруг выяснилось, что Владимир Петрович неправильно разгадал стратегический замысел губернатора. И что именно на этом совещании его интересует филиал ТНК-ВР не как налогоплательщик, а как монопольный продавец ГСМ.

– Как вы относитесь к тому, чтобы Саратовский регион стал работать по самым стабильным ценам на бензин? Может так быть, чтобы всем, зависящим от вашей компании, стало хорошо? – спросил Валерий Радаев.

– Может, – ответил, растерявшись, Владимир Мешков. – Но тогда нам станет плохо. Я не зря начал с налогов…

Но губернатор забыл про налоги. Он учил Владимира Петровича правильно видеть баланс доходной и расходной части. Показывал, как правильно рассуждает лично он. Ведь если реализация продукции увеличилась на десятки процентов, то и прибыль должна увеличиться соответственно. Ну а если не гнаться за прибылью? Вот тебе и внутренний резерв для снижения цен на бензин.

– Вертикально интегрированные компании – это хорошо, но жизнь находится на территории Саратовской области, – резюмировал новый губернатор. – Очень вас прошу переговорить с вашим руководством по поводу снижения цен на ГСМ в нашей области. У нас самые высокие цены в ПФО. – И, повернувшись к куратору экономического блока в новом правительстве Павлу Большеданову, приказал «поправить жестко» ситуацию в ТНК ВР: – Есть органы всякие разные у нас, которые обеспечивают правопорядок на территории.

Владимир Мешков надолго замолчал. В зале все поняли, что Радаев вовсю примеряет на себя авторитарный разговорный стиль Владимира Путина.

От начальника Приволжской железной дороги Александра Храпатого Валерий Радаев тоже хотел снижения цен на грузоперевозки, а также порядка с подачей полувагонов. Александр Васильевич свой рассказ о подтексте существующего положения начал аж с 2004 года. Тогда в истории российских железных дорог по заданию российского правительства началась грандиозная перестройка. РЖД стали коммерческим предприятием с одним 100-процентным акционером – государством, которое стало учиться играть по рыночным правилам. В результате железнодорожное хозяйство разделили.

Приволжская железная дорога, например, отвечает теперь за локомотивный парк и рельсовый путь. («доход РЖД получает только за проезд по рельсам»). А хозяевами вагонов по воле российского правительства стали сотни небольших предприятий. И полномочий приказывать что-то этим предприятиям у начальника Приволжской железной дороги нет. «Мы, наверное, плохо объясняем. Люди не понимают, что у нас нет собственного подвижного состава», – сказал Александр Храпатый.

Начальник регионального управления Центробанка России Юрий Зеленский потом прозрачно намекнет, что хитрости РЖД ему известны и что частные самостоятельные фирмы на самом деле дочки-внучки-племянницы. Министр промышленности Сергей Лисовский предпочел не акцентировать эти знания. Но посчитал нужным четко сказать, что недостатки реформирования РЖД сформированы на федеральном уровне. И все беды, которые из этих недостатков проистекают, исправить можно тоже только с федерального уровня. Но Валерий Радаев упрямо твердил, что «на ценовую политику можно влиять» и что саратовской команде «надо научиться это делать».

За кадры ответят СМИ, бизнес и главы муниципалитетов

Генеральный директор федерального предприятия «НПП «Алмаз» Николай Бушуев радел о кадрах. Жестко поставить перед властью вопрос о том, что государство обязано разделить с бизнесом затраты на подготовку высококвалифицированных современных рабочих, иначе все разговоры о модернизации российской промышленности так навечно и останутся разговорами, он не решился. Попросил от власти «сделать обязательным для любого СМИ рассказы о рабочих профессиях», для того чтобы поднять их потерянный престиж для современной молодежи.

– А вот давайте поразмыслим вместе, каких специальностей вам не хватает? Что мешает руководителям производств сегодня объединиться и эту необходимость вашего кластера реализовать? – спрашивал губернатор.

Юрий Зеленский к слову вспомнил свою юность. И завод зуборезных станков, где уровень зарплат рабочих был соизмерим с зарплатами топ-менеджеров. Дескать, потому тогда и востребованы были пролетарские профессии. Директоры утверждали, что и сейчас классные рабочие получают сопоставимо с топ-менеджерами. Но, чтобы стать классным, нужно работать на современном станке несколько лет за обычную зарплату. А это не устраивает молодежь. Да и «работать «на фабрике» для молодежи – «как мусорщиком всё равно».

– Должна быть построена новая идеология человека труда, – изрек заместитель председателя правительства Денис Фадеев. Но губернатор Радаев с сомнением отнесся к этому предложению, перечислив еще массу непрестижных в современном мире профессий типа врачей и учителей.

– 20 тысяч студентов у нас выпускается ежегодно. Куда ушли все эти люди? – вслух размышлял он. – Если проблема связана только со СМИ, давайте это поправим.

Насколько «поправка» будет эффективной и сколько она будет стоить бюджету (ведь за вмешательство власти в редакционную политику придется платить), Валерий Радаев пока не размышлял. Потому что его вдруг озаботил уровень зарплат в Саратовской области вообще.

Он спросил директоров, знают ли они, сколько получают иностранные рабочие, убирающие саратовские улицы. Директора не знали. Губернатор им сообщил, что 15 тысяч рублей в месяц – «и очереди нет, хотя мозгами не надо работать». По мнению Валерия Радаева, привлекательность рабочего места начинается с 60 тысяч рублей. И бизнес должен об этом крепко подумать, если хочет вместе с региональной властью выполнить поручение Владимира Путина по грядущему рывку российской экономики.

«Главы муниципальных образований должны озаботиться созданием привлекательных рабочих мест вместе с бизнесом, – развил губернаторскую мысль руководитель областных профсоюзов Михаил Ткаченко. – Не создает рабочие места – значит плохой глава».

– Я еще раз призываю в себе искать резервы. В себе. И там они есть. Мы собрались здесь, чтобы вы нашли резервы внутри себя, а не на государство и не на область переложили свои проблемы, – вдруг, подняв палец вверх, произнес губернатор.

Поля останутся черной дырой

– Да резервов масса, – взял слово Юрий Зеленский. И призвал, например, проанализировать соотношение вкладов саратовцев с кредитованием саратовских заемщиков. 30 процентов средств, привлеченных в регионе банками, занимают у банков не саратовские предприятия. А речь идет о миллиардах рублей, которые уходят в соседние регионы. – Такой огромный потенциал работает вхолостую. У нас просто нет масштабных проектов.

Еще одна особенность Саратовской области состоит в том, что у нас очень много теневых наличных денег в обороте. В относительных процентных показателях – в 2,5 раза больше, чем в целом по стране. За этими цифрами – зарплаты в конвертах, взятки и прочие радости экономики, которая не очень-то верит в силу государства. Как это положение исправить, Юрий Борисович не сказал. Зато дал совет по работе с сельхозпроизводителями.

Возмутившись тем, что доля продукции сельского хозяйства в валовом региональном продукте составляет всего 12 процентов, Зеленский предложил давать субсидии только тем, кто оформит землю и будет платить за ее использование государству.

Председатель совета Агропромышленного союза Саратовской области Александр Ратачков ответил за всех. Наверное, это было самое острое и самое горькое выступление. Он говорил о том, что в неурожайные годы сельхозпроизводители оказываются в выигрыше, потому что их продукция продается дорого. И полученными деньгами они могут и с банковскими долгами расплатиться, и технику купить. Но правительство требует засеивать как можно большее количество земли и отчитывается вспаханными гектарами и валовым сбором, не обращая внимания на тот факт, что, чем больше урожай соберет фермер, тем меньше за него получит. Поэтому фермеры много лет добиваются от власти лишь одного – госзаказа на определенную продукцию с выкупом по гарантированным ценам.

«Установите минимальные цены, и тогда нам не потребуются бюджетные деньги», – говорил он, приводя в пример фермеров Евросоюза, которые ни один га не засеют без заказа госструктур, ответственных за сбыт.

– Заказа нет и не будет, – окоротил его губернатор. Как внутри области потребляемость зерновых увеличить?

– Есть надо больше! – отрезал Ратачков.

– Больше 400 тонн не съедим. А мы снова хотим пять миллионов тонн собрать в этом году, – продолжал губернатор.

– Мы в прошлом году два миллиона произвели и продать не можем. У нас некому потреблять.

– А если бы у нас было животноводство? – вдруг спросил губернатор. И Ратачков рассказал ему, что было. Что три года назад государство об этом заботилось. И возмещало фермерам 95 процентов кредита на покупку скота. Но программа кончилась, и потребители фуражного зерна кончились. Надо возвращать программу, и тогда поголовье скота резко вырастет.

Юрий Зеленский вдруг опять ушел мыслями в лирическое прошлое. Вспомнил о том, что раньше вся продукция продавалась в месте ее производства. Что были маленькие мельницы, которые мололи выращенное на окрестных полях зерно. И пекари из нее пекли вкусный хлеб, за которым стояли очереди.

– А сейчас местный саратовский хлеб есть нельзя.

– А чей же мы едим? – удивился Ратачков.

– Вынужденно мы едим местный. А вот привозишь из Москвы, и это просто лакомство.

– Вы из Москвы везете хлеб с улучшителями вкуса, – разъяснил Ратачков Зеленскому, что не в муке дело.

– А вы что, ухудшители добавляете? – показал Ратачкову его место на рынке глава саратовской конторы Центробанка. На том сельская тема и закончилась.

Рабочая группа снова названа панацеей

Но обещание найти решение проблем бизнеса губернатор Радаев все-таки выполнил. Предприниматель Сергей Жуков попросил губернаторского содействия по выделению площадки в микрорайоне Солнечный для организации там круглогодичной ярмарки. Ему обещано положительное решение проблемы.

А вот представителю Петровского завода автозапчастей на его просьбу о содействии в продажах уникальной коммунальной машины, которая и моет, и метет улицы, и снег топит и сдувает с дорог, ответили полушутливо-полусерьезно, что для начала одну машину купит Приволжская железная дорога, а другую контора Центробанка, а там глядишь и дело пойдет. А всерьез губернатор Радаев предложил создать рабочую группу. Пусть она по вертикали распишет задания. Например, члену Совета Федерации Валентину Завадникову можно дать продвигать федеральный блок вопросов.

«Сложившиеся формы взаимоотношений не срабатывают. Надо их оживить», – сказал губернатор. И всем напоследок тоже посоветовал «делать выводы и движения».