Фотографическое заведение Веркмейстеров

Оценить
Фотографическое заведение Веркмейстеров
Академик из Мюнхена любовался улицами Саратова

В Верхней Баварии (Германия) в одном из городков жили два брата: старший Иосиф и младший Викентий. Оба были Францевичи, оба – Веркмейстеры. Братья увлекались только что появившейся фотографией. Иосиф к тому же еще имел склонность к рисованию и был хорошим художником.

Автор: Евгений Максимов

В 1836–1839 гг. Иосиф учился в Мюнхене в Академии изобразительных искусств. Его творческие работы имели успех. Академия своему бывшему ученику присвоила звание академика. К сожалению, известно только несколько произведений Иосифа Францевича. Это портреты его отца и матери, пивовара И. Шёттла, его супруги Марии Анны, находящиеся в частных владениях, а в иконостасе церкви в Гроссвайле имеется икона Св. Георгия.

В 1845 году Иосиф Францевич по совету и рекомендации князя Эттингена уезжает в Россию. Видимо, вместе с Иосифом отправляется и младший брат Викентий. Оба они поселяются в Саратовской губернии. Через несколько лет младший Викентий переезжает в Астрахань, а Иосиф – в Саратов, где на Московской улице в 1854 году открывает первую в городе фотомастерскую (или, как тогда называли, фотографию). Выяснить, где она располагалась, пока не удалось. Фотографии, выполненные Иосифом Францевичем, – огромная редкость.

Через пять лет он переводит свое фотографическое заведение в дом брата жены своего брата Викентия Ивана Августовича Фельбертона на углу Никольской (ныне Радищева) и Б. Кострижной (Сакко и Ванцетти) улиц. Купив это подворье, Иван Августович открыл здесь кофейню, в которой, по воспоминаниям современников, были самые вкусные в городе пирожные и самый лучший шоколад. В этой кондитерской можно было купить и французские перчатки.

Некоторое время спустя Иосиф Веркмейстер переносит свою фотографию на более людную Немецкую (проспект Кирова) улицу, в дом Эрфурта, но скоро возвращается в дом своего родственника Фельбертона.

Живя в Саратове, Иосиф Францевич нарисовал виды Пензы и Саратова, выпустил две литографии, посвященные этим губернским городам. Композиция литографий одинакова: в центральной части листа помещены герб города, его панорама и под ней – среди виньеток – имя города. Справа и слева расположены рисунки видов улиц и отдельных зданий.

Панорама Саратова изображает вид города – в котловине, окруженной грядой невысоких гор. Улицы, домики, церкви, выполненные в несколько готическом стиле, делают Саратов красивым и необычным. Этой красотой любуется группа молодых людей с высоты Соколовой горы. Справа от панорамы виды города – улицы, отдельные здания: старый Троицкий собор, церковь Сергия Радонежского и часть губернаторского дома, Соляное управление, Спасо-Преображенский мужской монастырь. Серия рисунков имеется и с левой стороны листа: новый Александро-Невский собор, Покровская (Введенская) церковь, Гостиный двор, здание городской думы на Московской улице.

Осенью 1867 года в саратовской газете появляется извещение о смерти Иосифа Францевича Веркмейстера. Преемником фотографии становится его брат Викентий Францевич. Он сделал попытку продать это заведение, но покупателя не нашлось. Его просьба о разрешении на выезд из Астрахани в Саратов была удовлетворена только в 1873 году. В своем прошении саратовскому губернатору Викентий Францевич писал: «…вместо имеющегося у меня в г. Астрахани фотографического заведения желаю таковое открыть здесь, в городе Саратове, на Никольской улице в доме г. Фельбертона».

В феврале 1874 года «Саратовский справочный листок» сообщает, что вновь открылась фотография В. Ф. Веркмейстера в доме Фельбертона. Но заработки в Саратове оказались недостаточными, и 20 января 1878 года Викентий Францевич подает прошение о разрешении ему производить фотоработы в уездах Саратовской губернии. Через несколько дней ему его выдают.

Через четыре года В. Веркмейстер перевозит свою фотографию из дома Фельбертона в дом Васильева на Грошовой (ныне Дзержинского) улице. Здесь он проработал три года, потом прекратил свои дела, продал фотозаведение своей жене Паулине Августовне и сам, без семьи, уехал в Астрахань, где открыл свою фотографию.

Паулина Августовна взяла свидетельство на открытие фотографии в Саратове, но сумела проработать только короткое время, и её имя в архивных документах не встречается.