«Сетевые» браконьеры запрета не страшатся

Оценить
«Сетевые» браконьеры запрета не страшатся
Ещё водятся в Волге сомы!
В этом году в Саратовской области задержано уже около 300 нарушителей правил рыбной ловли

В волгоградском водохранилище обитает примерно 15–20 тысяч тонн рыбы, однако наблюдается тенденция к замещению ценных видов рыб на менее ценные породы. Например, уходит лещ. О проблемах сохранения рыбных запасов шла речь на пресс-конференции саратовского межрайонного отдела государственного контроля, надзора, охраны водных биологических ресурсов и среды обитания.

С журналистами беседовали начальник саратовского межрайонного отдела рыбоохраны Александр Бутов, руководитель общественного экологического движения «Среда» Юлий Чижов, генеральный директор вольского рыбозавода Михаил Соколов, начальник отдела использования водно-биологических ресурсов комитета охотничьего хозяйства и рыболовства области Павел Колпаков, директор саратовского отделения ФГНУ ГОСНИОХР Владимир Шашуловский, профессор кафедры экологии СГТУ и владелец сайта Akv64.ru Сергей Бобырев.

«Рыбы нашей мечты» становится меньше

«Язь! Йааааззззь!» – счастливо кричал рыбак и бывший милиционер Виктор Гончаренко, герой популярного видеоролика про «рыбу моей мечты», собравшего в Интернете свыше 8 миллионов просмотров. Не хотелось бы расстраивать Виктора Николаевича, но его любимого язя в Волге стало меньше. Как и густеры. Зато увеличилась популяция карася, окуня и – ненамного – сома и судака. «Природа не терпит пустоты», – заметил по этому поводу руководитель ГОСНИОХР Шашуловский.

Начальник рыбоохраны Бутов объяснил журналистам, что использование водного участка подразумевает не только возможность получать, но и обязанность вкладывать – например, в его очистку. Нерадивых хозяйственников надо заставлять это делать, в противном случае они могут лишиться участка через суд.

Директор рыбозавода доложил, что некоторую проблему составляет снижение уровня воды: при высокой температуре русла зарастают и превращаются в болота. К слову выяснилось, что отечественные косилки для очистки водоемов в пять раз дороже импортных.

Обсуждение некоторых проблем перекликалось с темами январской встречи Владимира Путина с представителями общественных объединений любительского и спортивного рыболовства. Тогда российские рыболовы – которых, по некоторым данным, в стране от 20 до 25 миллионов человек – обсуждали с властью принятые в 2010 году поправки в закон о рыболовстве, вызвавшие у них волну возмущения. И в зимней Москве, и в апрельском Саратове говорилось о незаконном ловле рыбы сетями и электроудочками. Несмотря на то что свободная ловля сетями сейчас под запретом, продажа их до сих пор не запрещена (такой закон ещё только ожидается).

Отдельный разговор – о так называемых китайках, сетях из мононити, в больших количествах производимых в Китае. Некоторое время назад ввоз на территорию России таких сетей был запрещён, но предприимчивые дельцы не растерялись и начали ввозить материал для них под видом других товаров – например, авосек. Саму сеть можно сшить в домашних условиях. Сети эти очень дёшевы, при приближении инспектора их можно бросить без особого для себя ущерба. Сделаны они фактически из лески, в природе такой материал не разлагается десятки лет.

Брошенные сети годами могут захватывать рыбу, равно как и других обитателей водоёмов (в них попадаются даже утки). В конечном итоге происходит не просто бессмысленная гибель животных – погибшие, они остаются в сети, копятся там и загнивают. Качество воды ухудшается, рыба из неё уходит – ей не хватает кислорода. Китайские сети не соответствуют установленному законом минимальному размеру ячеи, поэтому попадает в них помимо прочего и ещё только подрастающая рыба. Такими паутинами устлано дно водоёмов, в том числе и Волги, их извлекают из воды километрами.

На встрече с Путиным предлагались разные способы борьбы с этим злом: региональный запрет продажи, разрешение продажи только юридическим лицам, лицензирование сетей и приравнивание их к охотничьему оружию. Сегоднянаказание для «сетевого» браконьера, помимо изъятия орудия лова, составляет всего две тысячи рублей плюс компенсация нанесённого ущерба (стоимость выловленной рыбы). Электроудочники наказываются уголовно – сроком до трёх лет. На практике, как правило, это условные сроки. На встрече с Путиным рыболовные общественники предлагали наказывать за незаконный лов сетью по Уголовному кодексу.

– Если вы браконьерите, сказал Александр Бутов, – то хотя бы вытаскивайте сети из воды. Бросать их там – всё равно что плевать…

– …в колодец, к которому мы придём опять пить! – буквально на лету дополнил чиновника борец за экологию Юлий Чижов.

Чем больше инспекторов, тем рыбе лучше

В этом году в Саратовской области задержано уже около 300 нарушителей. Объяснить журналистам причину всплеска браконьерства в нынешнем году авторитетно никто не смог. Было сказано, что бороться с этим безобразием помогает полиция, водная милиция, экологи, внештатные инспекторы. Отдельно говорилось об институте общественных инспекторов (эту тему затрагивали в своём разговоре и участники встречи с Путиным). Дело в том, что государственных инспекторов на всех браконьеров не хватает. Но есть множество людей, которые готовы заниматься этим на общественных началах. Но так как у них банально не хватает полномочий, делать это иногда приходится, как выразился один из участников московской встречи, «на грани фола». Например, очень сложный вопрос по изъятию общественными инспекторами браконьерских сетей – хоть они и установлены в нарушение закона, но по сути это частная собственность.

В Саратове было предложено дать общественным инспекторам право составлять протоколы, как это могли делать общественники во времена СССР. Вот как объяснил мне эту идею директор вольского рыбозавода: «Когда на территорию моего хозяйства, например, заплывает рыбак и начинает ловить рыбу, по закону я сам ничего не могу сделать – только вызвать инспектора и ждать. А когда он сможет приехать? А так я сам могу составить протокол».

– Нарушитель должен знать, что над ним висит дамоклов меч, – стращал Александр Бутов.

– Надеюсь, сознательность приведёт нас к тому, что пришёл в лес – убрал за собой, – мечтал Юлий Чижов. – Надо думать о будущем. А то сейчас сдохла где-то там рыба – ну и ладно, и всем всё равно.

– Не верю я в это, – скептически сказал профессор СГТУ Сергей Бобырев.

Потом нас попросили как можно шире рассказать о том, что промышленный лов рыбы прекращается 1 мая. Запрет продлится до 30 июня. Гражданам ловить рыбу с берега одной удочкой или спиннингом разрешается, но все остальные орудия лова запрещены. При этом остров берегом не считается. Ловить рыбу с лодки в этот период тоже нельзя.

Слушать эти страшные запреты мешала информация с московской встречи. Там приводились примеры «сотрудничества» инспекторов с браконьерами, когда оборотни с бляхами отгоняли от своих браконьеров «конкурентов». На мой вопрос о коррупции в рыбинспекции Александр Юрьевич ответил, что такие случаи у них не зарегистрированы: «Ведётся работа по искоренению этого зла. Я провожу серьёзную работу с персоналом».