Самая красивая кнопка на пульте

Оценить
Самая красивая кнопка на пульте
Общественное телевидение – долгожданная реальность или очередной муляж?

1 января 2013 года в России появится общественное телевидение, оно будет бесплатным и общедоступным. Так пожелал уходящий президент Дмитрий Медведев, подписавший в середине апреля соответствующий указ.

Кто платит, тот и музыку заказывает

С инициативой создания общественного телевидения глава государства выступил в декабре прошлого года в своём послании Федеральному Cобранию. Для выработки концепции общественного телевидения были образованы две рабочие группы. В одной трудилось руководство минкомсвязи, администрации президента, Первого канала и ВГТРК. Во второй – члены президентского совета по правам человека.

Известный журналист и телеведущий Владимир Познер, входивший, кстати, в состав второй группы, во время приезда в Саратов поделился своими мыслями по поводу затеи Медведева. Общественное ТВ по Познеру – принципиально другое, ононе зависит ни от власти, ни от рекламы. «У меня есть некоторый скепсис по поводу того, что такой маленький островок с одной политикой может существовать в море другой политики. Я не верю в то, что море станет другим», – высказал опасения мэтр.

Именно Познер несколько лет назад поднимал вопрос создания общественного вещания. О том, что хорошо было бы создать такой телеканал, он говорил во время одной из встреч с тогдашним президентом Владимиром Путиным. «А кто будет платить? Вы же понимаете, что мы не можем делать это так же, как BBC, где люди платят за вещание довольно большие деньги», – ответил тогда один Владимир Владимирович другому. Тогда Познер привёл в пример канадский CBC. Несмотря на то что тот полностью финансируется государством, вмешиваться в вещательную политику общественного телеканала правительство страны не имеет права. На что Путин парировал: «Вы же понимаете: кто платит, тот и заказывает музыку».

Спустя какое-то время после этого разговора Познер вместе с Михаилом Горбачёвым написали Путину письмо всё по тому же поводу. Личного ответа они не удостоились. Письмо же за подписью Михаила Сеславинского, возглавляющего федеральное агентство по СМИ и массовым коммуникациям, гласило: «общественное телевидение – это очень важно, но время для него ещё не наступило».

Вопросов больше, чем ответов

Сегодня время, видимо, наступило, раз указ о создании общественного телевидения подписан. Вроде бы даже придуман механизм финансирования. На первом этапе новое телевидение будет находиться на содержании государства, позже станет жить за счёт частных пожертвований. По крайней мере так объясняет Медведев. Про абонентскую плату для населения Медведев не говорит. Будет она или нет – непонятно.

В концепции, разработанной той группой, что состояла из членов совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте, вопрос платежей для населения просчитан тщательно. Согласно концепции, основным источником финансирования нового телевидения должны стать государственные субсидии и субвенции. Вторым источником назначена абонентская плата. Для семей, имеющих не более трёх или пяти телевизоров (в разных вариантах концепции разные цифры), она должна составить один процент от минималки, на сегодняшний день это примерно 46 рублей в месяц. Для более обеспеченных жителей прописано десятикратное увеличение платы, то есть уже 460 рублей.

Открытым остаётся вопрос, и на какой кнопке появится новое ТВ. Пока негласно в качестве площадки называют телеканал «Звезда», принадлежащий минобороны.

Не совсем понятен вопрос и с руководством канала. На днях президент сообщил, что состав совета, который будет управляющим органом нового телевидения, будет формироваться общественной палатой без участия государственных служащих, но с привлечением различных политических сил. В пояснительной записке к президентскому указу об общественном телевидении написано, что состав совета утверждает президент. Глава государства также назначает генерального директора ТВ, который будет одновременно и главным редактором телеканала. Срок его полномочий – четыре года.

Председателя совета и его заместителей избирают сами члены управляющего органа. Все они собираются не реже одного раза в три месяца, а работают бесплатно. Период работы членов совета в указе обозначен пятилеткой. При этом указом оговорён запрет на вхождение в совет чиновникам, членам Федерального Собрания и общественной палаты. Сколько человек войдёт в управляющий орган, не ясно. Пока звучит цифра 19.

Вообще с этим самым медведевским общественным телевидением больше вопросов, чем ответов. Когда начинаешь разбираться в теме, в голову закрадываются подозрения: а может, и не будет у нас никакого общественного ТВ… Вон Медведев уже не против стрелки часов обратно перевести, и не либерал он вовсе, как мы думали все эти годы, может, скоро его полицию обратно в милицию переименуют? Тем более руководить страной ему осталось недолго.

***

Сергей Утц, экс-заместитель председателя ГТРК «Саратов» (2001 – 2011 г.):

– Каким, на ваш взгляд, должно быть общественное телевидение?

Тут всё очень просто. Общественное телевидение должно правдиво информировать граждан о тех событиях, о которых они вправе знать.

– Реально ли в России сегодня запустить общественное телевидение?

При наличии политической воли и заинтересованных, грамотных исполнителей нет ничего невозможного. При благоприятном стечении обстоятельств общественное телевидение сможет выйти в эфир уже с начала нового телевизионного сезона (1 сентября).

– Сможет ли оно составить конкуренцию тем каналам, к которым все давно привыкли, и Интернету, где всё чаще черпают информацию продвинутые граждане?

Если оно будет свободно от цензуры, то за короткий период станет самым рейтинговым, как в свое время передачи «Взгляд» и «600 секунд».

– Кто должен выбирать директора ТВ, правление?

На самом деле это не имеет такого уж существенного значения. Главное, чтобы это был человек профессиональный и независимый.

– Каким образом это телевидение должно финансироваться?

Не из государственного бюджета. Это главное условие.

– Где должно заработать общественное телевидение – на базе существующего канала или какого-то нового?

Проще всего его организовать на базе уже существующего канала, иначе процесс организации может затянуться.

Людмила Баранова, экс-заместитель председателя ГТРК «Саратов» (1996–2000 гг.):

– Реально ли в России создать настоящее общественное телевидение?

– Реально и в России, и где угодно, если на это есть политическая воля участников общественного процесса.

Телевидение может быть по-настоящему общественным только тогда, когда его финансирование не будет зависеть ни от государственного бюджета как такового, ни от рекламодателей.

На мой взгляд, образцом общественного телевидения в мире является ВВС, которое существует за счёт абонентской платы. Нам бы тоже по такому принципу пойти: или прямую плату ввести, или, например, налог на телевизионные приёмники. Только когда телевидение существует за счёт целевых платежей граждан, оно может быть независимым, а значит, общественным.

– Потянут ли наши зрители, ведь на ВВС довольно-таки ощутимая абонентская плата, в то время как авторы концепции об общественном ТВ, наоборот, предлагают сделать платежи за телевидение необременительными?

– Конкуренция, существующая на рынке кабельных операторов, показывает, что люди платить готовы. Цена самого обычного пакета на кабельном канале составляет 100–150 рублей. Все знают сумму среднего чека за Интернет. Мы давно уже платим за нужные нам сервисы довольно приличные суммы. Если люди в стране хотят иметь независимое телевидение, я думаю, они не воспримут такого рода налоговую нагрузку как нечто существенное.

– Готовы ли люди к появлению общественного телевидения, ведь сейчас всю информацию можно найти в Интернете? Будет ли это телевидение конкурентоспособным?

– Интернет-рынок, конечно, очень бурно развивается, но сказать однозначно, что Интернет – независимая площадка, нельзя. Интернет-ресурсы разные и популярность их разная, являются ли они объективными источниками информации для людей – большой вопрос. К тому же Интернет многолик, и его одному конкретному каналу противопоставить нельзя, это не альтернатива, Интернет можно сравнивать со всем телевидением.

– Если руководителя общественного телевидения назначает президент, а совет директоров формирует общественная палата страны – это нормально?

– Если палата была создана как некая общественная представительная структура, а я полагаю, так оно и было, то почему нет?

Мне кажется, главное сейчас попробовать, потому как рассуждать, получится или нет, можно долго. Я считаю, что сделан большой шаг, по крайней мере впервые создан документ об общественном телевидении, который подписал президент.

Ведь об общественном телевидении говорили ещё в середине 90-х. Собственно говоря, когда сегодняшний Первый канал из первой кнопки превратился в ОРТ, то эта аббревиатура и расшифровывалась как «общественное российское телевидение». Но тогда ничего из затеи не вышло. Ничего кроме названия. В тот момент пакет, равнозначный государственному, принадлежал Борису Березовскому, поэтому о каком общественном телевидении могла идти речь? И дело, понятно, не в Березовском, он просто бизнесмен, а в том, кто владел каналом.

Попытки были, но они были неудачными, и если сейчас мы вернулись к этому, значит это кому-нибудь нужно. И я считаю, что нужно прежде всего гражданам России.

Татьяна Зорина, директор Нижне-Волжской студии кинохроники:

– Каким вы представляете себе общественное телевидение?

– Словосочетание «общественное телевидение» существует в моём сознании с тех времён, когда его ещё Влад Листьев пытался организовать. Чем это закончилось, мы все хорошо помним. Не хотелось бы, чтобы сейчас ситуация была похожей. Первое, чего не хотел Листьев на общественном телевидении, – так это рекламы. Сегодня мы понимаем, что, с одной стороны, без рекламы не проживёшь, но с другой, реклама рекламе рознь.

Несмотря на то что у нас в стране торжество индивидуализма, общество способно и должно как-то влиять на тот властный институт, который столь агрессивным образом влияет как на само это общество, так и на складывающиеся в нём приоритеты. Поэтому, мне кажется, общественное телевидение очень нужно.

Другое дело, чем обернётся этот президентский указ: формальным актом, в результате которого будет создан ещё один телеканал, или всё-таки даст возможность сформировать настоящее сообщество, способное отвечать на самые актуальные вызовы времени, чтобы мы выясняли отношения друг с другом и властью не на площадях, а в форме диалога. Хорошее телевидение даёт такую возможность, тем более если это интерактивное телевидение.

Кто должен выбирать гендиректора телеканала и его правление, чтобы телеканал был по-настоящему независим? Имеет ли значение, кто назначает директора?

– Люди, которые занимаются телевидением, знают несомненных авторитетов в этой среде и знают, кто способен такого рода телевидение сделать. Мне кажется, если подойти к этому вопросу обстоятельно – организовать рабочую группу, учесть высказывания серьёзного телевизионного сообщества, предварительно узнать и обсудить программы по развитию общественного телевидения, подготовленные претендентами на руководящий пост, – то в конечном итоге совершенно не важно, президент выбирает генерального директора или ещё кто-то. Ведь на этапе отбора всё уже прошло нормально и честно.

Кто, на ваш взгляд, достоин стать руководителем общественного телевидения?

– На начальной стадии, когда ещё только формируются условия существования, телеканал должен возглавить человек честный и бескомпромиссный. Те, кто говорят, что этот пост достоин занять Анатолий Лысенко, правильно говорят. Некоторые возражают, ссылаются на его преклонный возраст. Вообще-то, в иных странах политики в таком возрасте только государством руководить начинают.

С другой стороны, я знаю, какой блестящий, замечательно образованный телевизионщик Олег Добродеев. Поэтому решить, кто достойнее возглавить общественное телевидение, трудно. Главное, чтобы руководитель не сделал из канала личный бизнес. Превращать всё в свой бизнес – основная опасность, способная испортить хорошее дело в нашей стране.

Сможет ли новый канал стать конкурентом уже существующим каналам и Интернету?

– Конечно, способ передачи информации – вещь важная. С другой стороны, смотря какую задачу ты перед собой ставишь и как её реализуешь. Я абсолютно уверена, что нет вообще ничего невозможного. Если люди захотят объединяться, если они договорятся и начнут честно делать телевизионный продукт, он, конечно, сможет поспорить и с Интернетом.

Где должно заработать новое телевидение?

– Совершенно всё равно, на базе чего это телевидение появится, главное, чтобы не закрыли канал «Культура».

Предлагается на базе канала «Звезда», а канал этот специфический. Если на базе «Культуры» тоже как-то не то, политика там не к месту…

– База ещё не означает содержание канала. Можно сделать, как говорят на «Эхе Москвы», разворот: это не так трудно, на мой взгляд, если придут профессионалы.

Финансирование общественного телевидения предлагают начать с полного гособеспечения, потом хотят взимать со зрителей абонентскую плату. Что вы думаете на этот счёт?

– Здесь очень тонкая грань. В том, что на развитие в самом начале денег даст государство, я не вижу ничего плохого, ведь прежде чем люди начнут вкладывать деньги в общественное телевидение, они должны понять, стоит ли оно того. Нормально, что первым деньги вложит государство. Вообще-то государство существует для нас, а не мы для него. Просто законами должно быть оговорено такое условие – чтобы в результате не появился ещё один канал, где действуют исключительно бизнес-отношения, как происходит сейчас повсеместно.

А вот дальше, наверное, придётся идти на какие-то жертвы. Понятно, что пенсионерам будет очень тяжело платить, поэтому затраты людей должны быть минимальными. Повторюсь, главное, чтобы из хорошей идеи не сделали бизнес, чтобы люди не начали на этом зарабатывать. Иначе всё пропало!

Антон Комаров, генеральный директор «ТНТ-Саратов»:

– Получится ли у власти создать действительно общественное ТВ, а не очередной муляж?

Происходит подмена понятий. То, что пытаются сегодня создать под видом общественного телевидения, никаким общественным телевидением изначально не является. Это как в том анекдоте про советских учёных: что бы они ни собирали, всё равно в итоге танк получается.

То, что создаётся сейчас, создаётся непонятно для чего. Власти предержащие пытаются изобразить видимость деятельности в этом направлении. Мне кажется, что просто кому-то захотелось заработать денег на этой идее. Поэтому что в том смысле, в котором во всём мире понимают общественное телевидение, создание такого в России задача нереальная.

– Почему?

Оно сегодня не нужно ни власти, ни телезрителям. Те, кому это как подачка предназначается (граждане с Болотной и Сахарова), имеют возможность смотреть телеканал «Дождь» и суррогатного общественного ТВ не примут! А исходя даже из того, как сегодня идёт процесс формирования общественного телевидения, это и будет некий суррогат. На этот счёт готов некий документ, если по нему действовать, получится в итоге ещё один канал типа Первого, «России» или НТВ. Если все руководство будет назначать президент, то так давайте его и называть: «президентский канал» или «президентское телевидение».

– Каким должно быть общественное телевидение, на ваш взгляд?

Для общественного телевидения важна не только редакционная, но и экономическая независимость. И одного не будет без другого! ВВС идеал для меня. Какие они шикарные познавательные программы снимают, никто из коммерческих каналов не сможет такого сделать. А новости!

– ВВС финансируется из лицензионных взносов, выплачиваемых всеми владельцами телеприемников в Великобритании. Согласятся ли россияне платить за общественное телевидение?

Согласятся. Нужен только общественный контроль над расходованием этих денег.

– Какую сумму наши люди потянули бы?

50 рублей с ТВ-приемника в месяц вполне достаточно.

– Кто, на ваш взгляд, должен избирать директора общественного телеканала, его правление?

Общественный попечительский совет, состоящий из мастеров телевидения. Есть целая Академия российского телевидения, там много уважаемых людей, пусть соберутся, выберут. Кстати, тот же Познер, учредитель Академии, по поводу создаваемого сегодня в России общественного телевидения высказывает довольно агрессивную точку зрения.

– Где должно заработать общественное телевидение – на базе существующего канала или какого-то нового?

Можно создать на основе замечательного телеканала «Культура». Он находится в плачевном состоянии, и если есть лишние деньги, их лучше направить на развитие этого канала. Не создавать очередную фикцию.

– Дмитрий Медведев в качестве платформы упоминал телеканал «Звезда».

«Звезда» это вообще милитаризированный канал. Я видел, как он создавался. Там при закупке техники с самого начала один ноль лишний пририсовывали, как в истории с закупкой минздравсоцразвития томографов для регионов по завышенным ценам. «Звезда», конечно, выполняет некую патриотическую воспитательную роль, кино советское про войну там показывают, но если выбирать базу, то уж лучше ТВЦ, и сеть больше, и после отставки Лужкова, он, по-моему, никому уже не нужен. Хотя, еще раз повторюсь, сегодня это никому не интересно…

***

«Общественное телевидение: за или против

По данным опроса, проведённого ВЦИОМ в январе этого года, создание общественного телевидения одобряют 77,6 процента граждан. О суммах, которые они готовы за него платить, к сожалению, не сообщается.

В 2007 году в аналогичном опросе ВЦИОМ за создание общественного телевидения высказался 71 процент респондентов. Поддержать проект финансово пожелали лишь 26 процентов – в основном люди предпенсионного возраста и высокообразованные респонденты. О том, что не готовы вкладывать свои средства в новое телевидение, заявили 59 процентов опрошенных. В среднем россияне пять лет назад готовы были платить за такой канал 86 рублей в месяц.

Что значит имя

Общественное – или, как его еще называют, общественно-правовое – телевидение отличается от обычного прежде всего тем, что не принадлежит государству или же частным компаниям, а находится в общественной собственности. При передаче событий такое телевидение освещает картину максимально объективно, со всех сторон, а не опирается на спущенную сверху директиву.

Общественное телевидение существует в 49 более-менее передовых странах мира. В Европе его нет только в России и Беларуси.

А попечителей назначает королева…

Как будет выглядеть общественный контроль над «общественным телевидением» и кто будет давать деньги на канал? Ответы на эти вопросы в мировой телевизионной практике весьма разнообразны.

Британская ВВС, где совсем нет рекламы, финансируется из лицензионных взносов, выплачиваемых всеми владельцами телеприемников страны. Размер взноса устанавливается правительством и одобряется парламентом. Сегодня владельцы цветных телевизоров платят в год 145,5 фунта стерлингов (на наши деньги это примерно 6900), чёрно-белых – 49 (2300 рублей). Руководит BBC совет попечителей, назначается он королевой по рекомендации правительства и после обсуждения в парламенте.

В Германии к категории общественных относятся две телерадиокомпании – ARD и ZDF. Они финансируются в основном из средств телезрителей – около 18 евро (примерно 700 рублей) в месяц с семьи. Рекламу крутят здесь по будням до восьми вечера и не более 20 минут в день. Руководство компаний назначается на год (и может быть переизбрано еще на один) общим собранием, где представлены руководители разных подразделений компаний, а также представители федеральных властей.

Во Франции имеется France Television, финансируемое из взносов владельцев телевизоров. В прошлом году плата за телеканал составила 123 евро (или 4800 рублей) в год. К началу этого года реклама, ранее имевшаяся на телеканале, исчезла, так как несколько лет назад в стране был принят предписывающий это закон. Президента ТВ назначает президент страны, после чего кандидат утверждается в обеих палатах парламента.

Главные источники дохода американской телекомпании PBS – спонсорство и взносы телезрителей. Доля поступлений от властей ничтожно мала. Совет директоров PBS включает 27 человек: 14 глав телекомпаний и 12 представителей общественности. Каждый совет директоров работает в течение трёх лет, причём бесплатно.

Японская NHK финансируется за счёт обязательной абонентской платы. На её каналах нет рекламы. В основополагающем документе телекомпании прописано, что освещение политики должно быть беспристрастным. Правление состоит из 12 человек, назначаемых премьер-министром и утверждаемых парламентом.