Запомни – изменяя мне, ты изменяешь всей стране

Оценить
Госдума приняла пакет законов, направленных против свободы слова в интернете. Понятно, что власти на этом не остановятся. Дела в стране все хуже, уважение к властям катится вниз. Что они придумают еще? Закон о не восторженном образе мысли?

«Чем ближе крах империи, тем безумнее ее законы»
Марк Туллий Цицерон

Государственная дума приняла пакет из четырех законов - о хорошем поведении в интернете, можно весьма условно и так их назвать. На наш взгляд особенно хорош закон о запрете информации, «выражающей в неприличной форме явное неуважение». Общественность восприняла это как запрет на критику властей и принуждение к уважению. На самом деле речь идет не только о чиновниках. «Выражать в неприличной форме явное неуважение» будет нельзя к: • обществу• государству• флагу России• гербу России• гимну России• российской Конституции• президенту России• Совету Федерации• Государственной думе• правительству России• российским судам.

Короче, можно будет ругать только погоду и «Спартак» с «Зенитом». И это – неточно. Понятно, закон написан нарочито туманно. И если «неприличную форму» еще можно определить юридически, то, скажите, как отличить явное неуважение от неявного? И не будем забывать, что существует такое явление, как российское правоприменение. Есть в КоАП такая статья 20.3. «Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами». Наверное, власть действительно хотела бороться с реанимацией фашизма. Что же вышло на самом деле? Наказывать стали за размещение на своей странице в соцсетях любого исторического фото с немцами. Маразм дошел до вершины, когда ровно год назад стали наказывать за публикацию фотографий с парада Победы, тех, где немецкие знамена швыряют к мавзолею. Будет ли подобная практика по новым законам? Несомненно.

Власти, как представляются, понимают, что сотворили очередную неприличность. И как могут пытаются оправдаться. Например, спикер думы Вячеслав Володин заявил примерно следующее: закон нельзя воспринимать только как защиту представителей власти. Например, если оскорбили депутата, то, следовательно, оскорбили всех тех, кто голосовал за него. Когда я это на «Эхе» услышал, то моментально вспомнил старое юмористическое стихотворение: «Запомни, изменяя мне, ты изменяешь всей стране». Если следовать этой логике, то получается следующее: нельзя, например, неуважительно отозваться о проворовавшемся заместителе министра, ибо того утвердил в должности министр, министра – губернатор, а губернатора – сам президент. Ну а президента, как известно, выбрал народ. Написал, что замминистра N жулик – оскорбил великий русский народ.

Вообще-то попытки власти добиться народной любви, ладно, не любви, но почтения угрозой наказания смешны. Насильно мил не будешь – эта поговорка, что называется, на самом виду. И даже если власть добьется своего, и ее меньше будут обижать в интернете, то уважения это не прибавит. Дальше вступает в силу закон кипящего котла с закрученной крышкой. И потом, за что нынешнюю власть уважать? За перманентный экономический кризис? За обнищание народа? За международную изоляцию? За постоянную ложь на всех уровнях? За пушки вместо масла?

Как водится, при создании очередного репрессивного закона сослались на заграницу. (если наших чиновников послушать, так не Евросоюз, а концлагерь – сплошные там запреты. И чего они туда ездят?) В случае с нашими законами на заграницу сослался Путин.

«Практически во всех странах это есть, [законы о запретах в интернете – Д.К.] … Ничего здесь особенного я не вижу», - сказал президент задолго до того, как ему подадут законы на подпись – еще на пресс-конференции в декабре прошлого года.

Люди сети, справедливо подозревая наших депутатов в недостаточной креативности, стали искать, откуда бы эти законы их авторы могли списать. И нашли. «Запрещается всякое произведение словесности, не только возмутительное против Правительства и постановленных от него властей, но и ослабляющее должное к ним почтение». Это параграф 166 из «Устава о цензуре» императора Николая Первого. Самого императора народ настолько любил, что прозвал Николаем Палкиным – за чрезмерное уважение к телесным наказаниям.

Еще все гадают, что же будет дальше. Источники догадок ищут в фильме «Кин-дза-дза!» - все эти приседания, штаны разного цвета, «ку» два раза. Но это, по-моему, выглядит несерьезно. Вот закон о не восторженном образе мысли – в самый раз будет. И еще надо бы вслед за императором Николаем присмотреться к российской словесности.

Обращусь персонально к сенатору Боковой.

Неуважаемая Людмила Николаевна (не могу себя заставить уважать соавтора этих законов) вы же филолог. И должны бы знать, сколько крамолы в произведениях так называемых русских классиков. Пушкин («Властитель слабый и лукавый,/Плешивый щеголь, враг труда,/Нечаянно пригретый славой,/Над нами царствовал тогда). Лермонтов –«Вы, жадною толпой стоящие у трона,/Свободы, Гения и Славы палачи!/». И далее по списку: Гоголь, Салтыков Щедрин, Толстой. Вплоть до Саши Черного. Да, согласен, речь у авторов идет о правителях прежних времен, но ведь они воспевают неуважение к самой идее сакральности, святости и непорочности власти. Вы же против этого боретесь. Так может, «уж коли зло пресечь, собрать все книги да и сжечь!»

И не надо стыдиться, вам с коллегами стыдиться уже поздно. Зато в историю войдете.