Что делать, когда нечего делать

Оценить
Что делать, когда нечего делать
Молодёжное правительство до уровня Чернышевского явно не дотянулось

М. П.
Люблю тебя, печати место,

Когда без сургуча, без теста,

А так, как будто угольком,

«М. П.» очерчено кружком!

Я не могу, живя на свете,

Забыть покоя и мыслете,

И часто я, глядя с тоской,

Твержу: «мыслете и покой»!

*Козьма Прутков. «К месту печати»

Бессмертное выражение Цицерона «O tempora, o mores!», что по-русски означает «О времена, о нравы!», мы с полным правом должны повторить после посещения круглого стола в музее Н. Г. Чернышевского с участием молодежного правительства Саратовской области (далее – МП).

МП, если верить положению, найденному в Интернете, «является постоянно действующим коллегиальным совещательным органом представителей молодежи области при правительстве Саратовской области, образованного на основе общности интересов и действующего на общественных началах».

Здесь, кстати, авторы документа просмотрели не очень грамотное согласование: если речь идет о МП, то надо было вместо «образованного» написать «образованным». Иначе получается, что областное правительство действует «на основе общности интересов» и «на общественных началах». Что-то не верится.

Как пояснил координатор молодежных правительств Приволжского округа Тамара Мурадян, саратовское МП на данный момент является только неофициальным проектом, политическое будущее которого еще впереди. И по их поступкам, видимо, предстоит делать выводы, останутся ли они в подающих надежды или действительно смогут стать со временем кадровым резервом настоящего правительства.

Первый шаг сделан. Если верить словам тренера МП-овцев Анастасии Ветровой, еженедельно по пятницам в музее Чернышевского будут проходить дискуссионные встречи представителей МП с работниками самого музея и просто пришедшими принять участие в дискуссии людьми. Тем не менее, в пресс-релизе формат первого мероприятия под громким названием «Стратегическая и аналитическая концепция Н. Г. Чернышевского: взгляд современников» был обозначен как «круглый стол». На самом же деле «круглый стол» оказался вовсе не круглым и не квадратным, да и не столом вовсе, а чем-то вроде того суденышка из детского стишка, на котором незадачливые мудрецы пытались пуститься по морю в грозу.

Предполагавшаяся изначально дискуссия больше напоминала бессмысленные пререкания, в основном среди МП-овцев. Их реакцию понять не сложно: пришли ребята, недавно окончившие университет или продолжающие обучение (почти все – математики), и начинают читать свои резолютивные кейсы. По меткому выражению директора музея Галины Мурениной – «рефлективные эссе», или, уж совсем просто говоря, «размышления на тему». Собственно, никто в зале так и не понял, к чему было столь вычурное название. Прочитали они, значит, а в ответ им почему-то началась критика, притом неприятная.

Работники музея и сидевшие в зале специалисты быстро указали и на то, что работы вполне можно вписать в рамки уже существующих жанров, и на то, что авторитетные источники многие молодые люди не потрудились посмотреть: один из выступавших так прямо и сказал, что пользовался «Википедией». Оппоненты подчеркивали, что работы глубиной не блещут, «размышления на тему», не очень богаты мыслями. Это не понравилось выступавшим больше всего. Тут же начались разговоры, что не стоит их строго судить, потому что профессиональных литературоведов среди них нет, да и вообще их пытаются «потопить». Анастасия Ветрова видит корень проблем в том, что изначально не было понимания формата мероприятия: «Нам не было интересно проводить круглый стол. Их и так хватает. А от ребят ждали научных статей. Конечно, были и недостатки, но каждый предоставил вполне хорошее выступление».

МП реагирует на критику жестко. Притом не только в стенах музея. Так, обструкции подверглась новость моего коллеги на одном из новостных порталов. Там он имел неосторожность написать об их выступлении то, что думает. Ему, разумеется, ответили, что он ничего не понял и написал только о плохом. Поэтому, предупреждая критику в свой адрес, спешу честно сказать: нет, не всё так уж плохо было у МП, половина, вернее, четверо из семерых действительно выступили на приемлемом уровне, и права была сотрудница музея, с удовлетворением говорившая об одной из докладчиц: «У нее сильная база». Другое дело, что пошлость других выступлений никто не отменял. Пошлость в одном из своих значений, напомним, – это когда человек занимается не своим делом и это дело у него плохо получается, а он этого не понимает или не признает. «Физики» почему-то об этом часто забывают, когда лезут в «лирику».

Кстати, коли речь зашла о том, что кто-то пытается подменить кого-то, то впору задаться вопросом: а не является ли МП организацией гораздо более узкой направленности? Может быть, это новая МГЕР? Даже аббревиатуру можно придумать почти созвучную: МПЕР. Тамара Мурадян настаивает на том, что это не так, и в задачи МП не входит представлять интересы какой-то конкретной партии, более того, все члены МП пока беспартийны. Будем надеяться, что это действительно так, и наш кадровый резерв в будущем не будет прикрываться благими идеями, чтобы исполнить партийную установку.

А заодно пожелаем очаровательной Тамаре Мурадян со товарищи постараться не ввязываться в споры с журналистами. Взрослые политики обычно избегают этого – зачем тратить попусту время на неблагодарных писак, уж лучше поработать. Так что удачной работы! Благо следующие дискуссии в музее Чернышевского будут, видимо, уже гораздо ближе по теме МП, чем музею, и там наша молодежь уже развернется. Может, просто не стоило с такой махины, как Чернышевский, начинать?