Триада XXI

Оценить
Триада XXI
В 1833 году тогдашний министр образования граф Уваров придумал свою знаменитую триаду: «Православие. Самодержавие. Народность». Многие историки считают, что это была своеобразная реакция на восстание декабристов. Теперь же многие процессы, происходящ

В 1833 году тогдашний министр образования граф Уваров придумал свою знаменитую триаду: «Православие. Самодержавие. Народность». Многие историки считают, что это была своеобразная реакция на восстание декабристов. Теперь же многие процессы, происходящие в стране, считают ответом на Белое движение, Болотную и так далее. В том числе и атакующую стратегию РПЦ. Не будем оценивать последнее мероприятие – стояние в защиту веры. Заметим только, что, на наш взгляд, многие сентенции главного оратора звучали бы уместнее летом 1945 года, но не весной 2012-го.

Что же до самой триады, то она трансформировалась и выглядит примерно так: «Православие. Стабильность. Преемственность власти».

Но оставим большую политику. В треугольнике «церковь-власть-общество» и у нас можно заметить интересные явления. Есть в Саратове такой православный вроде бы общественник Владимир Росновский. Он не устает шокировать благородную публику своими предложениями. Последней по времени была инициатива отлучить от церкви бывшего губернатора Павла Ипатова. По счастью, отлучение не в руках г-на Росновского, иначе г-н Ипатов мог оказаться в одном ряду с графом Толстым Львом Николаевичем. Правда, Росновский оговорился:

– Мы – общественники, и подобное решение не в нашей юрисдикции. Такие вопросы решает только сам митрополит Лонгин. – Пусть хотя бы на месяц отлучили – другим в назидание. Ведь отлучение от церкви предполагает, что человек становится изгоем. С ним никто не будет даже разговаривать.

Павел Ипатов – не единственный объект критики со стороны «православного общественника». С той же пылкостью он борется с Катей Самбукой – еще бы знать, кто это такая. И с Борисом Моисеевым. Выражений Росновский при этом не выбирает. «Нам, людям этого города,не надо, чтобы к нам все эти шалавы и гомосятина приезжали. Если кто хочет на них смотреть, то пусть в Питер едут и в другие города, откуда эти все приехали. Пусть туда едут и любят их там, как хотят и куда хотят». (Здесь и далее авторский стиль сохранен. – Д. К.) Отдельным, но очень ярким эпизодом в борьбе Росновского со всеми грехами мира стоит его послание генеральному секретарю Совета Европы Торбьерну Ягланду. Этакое противостояние Эллочки-людоедки с мисс Вандербильд. Взъярился Росновский против Ягланда за то, что генсек выступил в защиту секс-меньшинств.

«Предлагаем тебе оставить свой пост добровольно, а лучше собери вокруг себя всех гомиков... и погрузитесь в пучину Мертвого моря, на дне которого находятся Содом и Гоморра. Там ваше место.

В России против гомосятины все нормальные люди и структуры: спецназовцы, ОМОН, армия, казаки, криминальные структуры и просто обыватели. Не советуем доводить дело о гомосеках, которые заслуживают осинового кола снизу по самые гланды».

Такая вот политкорректность. Завершая обзор деяний Росновского, хочу напомнить несколько строк из его биографии. В середине девяностых несколько молодых людей, не по слухам знавших, что такое тюрьма и зона, организовали благотворительный фонд помощи осужденным. Деньги у молодых людей водились, ибо все они занимали не последние места в парковской группировке. Они действительно помогали осужденным – в исправительных колониях тогда жилось очень тяжко. Но помогали несколько своеобразно – всё больше своим по духу. Так вот Росновский кем-то при этом фонде числился, а основная его задача была придать благообразность процедуре «передачи грева на зону правильным пацанам». Наверное, именно с той поры у него сохранилась такая своеобразная лексика. И чисто лагерное отвращение к представителям секс-меньшинств.

Что там сказано у классика? Разруха начинается в головах?