Врач не имеет права опускать руки!

Оценить
Врач не имеет права опускать руки!
Сергей Мамушин налаживал здравоохранение в Саратовской губернии в годы гражданской войны, голода, разрухи, разгула эпидемий

Как давно известно, «времена не выбирают, в них живут и умирают», и каждый проживает свою жизнь тогда, когда повезло родиться. Но всегда и у современников, и у потомков вызывают уважение люди, добросовестно выполняющие свои обязанности несмотря на все трудности «текущего момента». Благодаря им разрешаются, казалось бы, тупиковые ситуации, сохраняются традиции, восстанавливается процесс созидания. Именно таким человеком был и Сергей Александрович Мамушин.

В Саратове Мамушин появился в 1901 году, когда из Пермской гимназии перешёл в третий класс Саратовской 1-й мужской гимназии. Больших успехов в учении он не показывал. Возможно, Сергею мешало не только плохое прилежание, но и нездоровье: малярия (лежал в больнице), трахеит, «колика в кишках». Вообще Мамушин плохо вписывался в строгие рамки гимназических требований: то спорил с преподавателем из-за выставленных баллов, то без уважительной причины просился выйти во время урока, то пел после звонка, то позволял себе подшучивать над классным наставником, то во время урока, рассердившись на соседа, ударил его по щеке и т. д. Особо отмечалось, что он «неоднократно замечается в подсказывании».

Из выпускного восьмого класса Мамушин был даже временно исключён за то, что позволил себе рассуждать о правомерности действий руководства гимназии, пославшего царю телеграмму верноподданнического характера от имени всех гимназистов без согласования с ними. Три месяца он осваивал учебные предметы самостоятельно и только после удовлетворительной сдачи назначенных испытаний был вновь принят в гимназию. Можно полагать, что история с исключением из гимназии послужила в какой-то степени для Мамушина проверкой на прочность. Ведь один из «удалённых» одновременно с ним учеников не смог одолеть самостоятельно курс гимназических наук и не был восстановлен в качестве гимназиста.

Получив аттестат, Сергей Александрович поступил в Казанский университет, а затем перевёлся в только что открывшийся в 1909 году Саратовский университет. В 1914 году состоялся первый выпуск врачей, подготовленных нашим университетом. Среди них был и Мамушин. Некоторое время он работал земским врачом. Затем последовал призыв в действующую армию и работа в полевых госпиталях. Вскоре после возвращения с фронта Сергей Александрович стал заведующим губернским отделом здравоохранения.

Организовывать лечебное дело, бороться с эпидемиями в условиях, когда не хватало самого необходимого – медикаментов, топлива, белья, мыла, – было очень трудно. Поэтому часть медицинских работников сомневалась в возможности победы над эпидемиями. «Да! У нас разруха, нехватка всего необходимого, у нас полуголодное положение, – говорил Мамушин. – Но мы не имеем права опускать руки. Разве мы при всех тяжёлых условиях не можем поддерживать чистоту в квартирах, на дворах? Разве мы не можем не пить сырой воды, не покупать грязных продуктов, не есть сырых фруктов? Разве мы не можем соблюдать чистоту тела, чаще мыть руки, уничтожать мух, разносящих заразу? Конечно, можем. Надо только сбросить с себя халатность, расхлябанность, безразличие…»

На предприятиях были созданы санитарные комиссии, в жилых домах – санитарные тройки. С их помощью шло обучение населения простейшим приёмам борьбы с эпидемическими заболеваниями. Переходя из квартиры в квартиру, сантройки объясняли: «Помните, что главные враги заразы – чистота, сухость и солнечный свет. Загрязнённые заразой предметы можно очистить кипячением, выпариванием в печи, продолжительным высушиванием и выветриванием на солнце! Недостаток мыла – не отговорка. Можно парить бельё в щёлоке – дезинфицирует лучше мыла». В городах губернии проводились трёхдневники, декадники, месячники чистоты, в ходе которых нередко объявлялась общая трудовая повинность всех граждан от 18 до 45 лет.

Катастрофически не хватало медицинского персонала. Положение осложнялось ещё тем, что в Саратов прибывали поезда с прифронтовых территорий. Поезда были переполнены тяжелобольными при почти полном отсутствии в них медицинского сопровождения. Мамушину удалось открыть курсы красных эпидемических сестёр. Учились на них работницы-текстильщицы Саратовской мануфактуры (позже фабрика имени К. С. Самойловой), сочетавшие учёбу с дежурством в больницах. Сообщая в газете «Известия Саратовского Совета» о первом выпуске этих курсов, Сергей Александрович тут же ставил задачу всемерного привлечения новых сил. «Женщины – делегатки, идите к больным!» – призывал он со страниц газеты.

Усилиями Мамушина и его сподвижников лечебные учреждения стали более устойчиво снабжаться топливом, продовольствием. Увеличилось число участковых врачей, больничных коек. Была оборудована специальная изоляционная квартира, куда переселялись охваченные инфекцией семьи, пока их жильё дезинфицировалось.

Организаторский талант Мамушина произвёл сильное впечатление на наркома здравоохранения Николая Александровича Семашко. Он предложил его кандидатуру на пост директора национализированных Кавказских минеральных вод, которые нуждались в восстановлении после всех перипетий революции и гражданской войны. И под руководством Мамушина Кавминводы превратились в настоящую здравницу.