Путин. Горожане на грани нервного срыва

Оценить
Путин. Горожане на грани нервного срыва
Визит избранного президента наделал в Саратове много шума из ничего

Слухи о том, что Владимир Владимирович почтит-таки нас своим президентским присутствием, накрыли Саратов еще на прошлой неделе. Бывалые автомобилисты сразу стали просчитывать маршрут московского гостя и строить свои передвижения так, чтобы ни в коем случае с ним не пересекаться. Оппозиционеры же ринулись подавать в мэрию уведомления о проведении протестных пикетов в дни визита избранного президента. Добиться своих целей не удалось ни тем, ни другим. А премьер и избранный президент за два дня, как и всегда, успел перевыполнить намеченный план на 146 %: поздравил нового губернатора Радаева с назначением, посетил Радищевский музей и провел совещание с директорами ведущих музеев, заглянул в новое здание ТЮЗа и поинтересовался бытом военнослужащих в Энгельсе.

Тут пикет, там пикет!

Хоть и ругали системную оппозицию и протестантов-белоленточников за ослабление активности и неясные политические цели, объединивший их лозунг «Россия без Путина» продолжает работать. Когда месяц назад премьер-министр посетил с визитом Воронежскую область, активисты встретили его плакатом: «Путин, тебе тут не рады». По сообщениям СМИ и в блогах оппозиционно настроенных горожан, черное полотнище с надписью провисело напротив облправительства не больше получаса. Путин творчество граждан наверняка не увидел и даже о нем не узнал.

Саратовская мэрия протестные пикеты с третьего по шестое апреля никому не согласовала, ссылаясь на то, что заявленные площадки заняты. Тем не менее 3-го и 4-го апреля люди с красными флагами КПРФ на площади Кирова (у цирка) держали плакаты «Путин и Россия несовместимы», «Путин! Что забыл в Саратове? Мёртвые души?», «Назначение Радаева – это «контрольный выстрел» Володина в Саратовскую область».

За день до приезда Путина одиночные пикеты «За прямые выборы саратовского губернатора» решили провести и гражданские активисты. Члены группы социальной сети «ВКонтакте» «За прямые выборы губернатора Саратовской области» ещё 30 марта подали в администрацию города уведомление о проведении пикета на площади Столыпина, в качестве запасного места указав ещё один адрес – улицу Московскую, 72, то есть площадку перед областным правительством. Документ заявителям вернули с советом подать новое уведомление на незанятое другими гражданами место.

Дополнение к уже поданному уведомлению с указанием нового места акции – площадь перед Крытым рынком – чиновники расценили как новый документ и, сославшись на то, что он подан позднее чем за три дня до предполагаемого пикета, не согласовали. Тогда оппозиционеры, среди которых члены Саратовского объединения избирателей и незарегистрированной Партии народной свободы, договорились стоять в одиночных пикетах у «Детского мира». Но до места пикета добраться шестерым участникам так и не удалось. На подходе к проспекту людьми со свернутыми листами ватмана заинтересовались сотрудники полиции. Как рассказал подоспевшим к месту задержания журналистам член «Парнаса» Алексей Лукьянов, не уместившийся в полицейский УАЗ, пятерых пикетчиков взяли в кольцо четверо в форме и пятеро в штатском. Самому Алексею двое сотрудников полиции предложили пройти в отдел полиции № 3 (бывший Кировский РОВД). По дороге несостоявшийся пикетчик пытался доказать полицейским, что задерживают его незаконно. Лейтенант Акчурин, совместно с коллегой сопровождавший Лукьянова, объяснял активисту, что его не задерживают, а препровождают и причины ему обязательно разъяснят.

В отделе всех «условно задержанных» собрали в актовом зале для проверки документов. Через дорогу напротив отдела полиции пришедшие на акцию непосредственно к «Детскому миру» пикетчики – координатор СОИ Дмитрий Коннычев и активист Никита Колпаков – поочередно развернули один неизъятый плакат. Активистов не задерживали.

Журналисты наблюдали, как к зданию полиции подъехала машина скорой помощи и из отделения вынесли человека. Погрузили в машину и увезли. Радостно на всё происходящее реагировали ученицы девятого класса школы № 67 (той самой, где учился Олег Янковский), которых вывели на Московскую «собирать грязь». Девушки сначала хотели присоединиться к пикету, затем рассказали, что грязь они собирают и «гонят волну» по главной улице довольно часто и даже в каникулы. Видимо, устав от монотонной и бесполезной работы, школьницы с радостью вступали в диалог с оппозиционерами и журналистами.

– А скажите мне, что такое «патриотизм»? – обратилась одна из них ко мне.

– А ты разве не знаешь? Вам учителя истории не рассказывают? – спрашиваю.

– Да знаем мы! Это когда человек любит свою родину, – отозвались одноклассницы.

– А я свою родину не люблю. Потому что это – помойка, – дополнила любознательная девятиклассница и, увидев, что подруги испачкали ей джинсы, выругалась матом.

Приехавшего тем временем адвоката Владимира Бурдонова к задержанным не пускали, мотивируя это необходимыми согласованиями с начальством. Когда же активистов, уже без плакатов, всё-таки выпустили, протоколы о задержании им выдавать отказались. Тем, кто всё-таки хотел знать, почему провёл в отделении два с половиной часа своей жизни, предложили написать в отдел письменный запрос.

Отпущенной первой Елене Пашковой один из участников акции Эльнур Байрамов, которого полицейские, как выяснилось позже, даже не задерживали, агрессивно посоветовал комментариев журналистам не давать и пытался забрать с собой шокированную девушку. На помощь он вызвал некоего Дмитрия.

Оба молодых человека ранее были замечены в акциях организации «Молодая гвардия «Единой России», а в доверие к протестным активистам вошли, заявив, что в методах и идеях правящей партии разочаровались.

– Проанализировав ситуацию, мы склоняемся к тому, что эти молодые люди были провокаторами. Но ради чего они эту провокацию провели, по-прежнему не ясно, – говорит координатор «Лиги избирателей в Саратове», один из руководителей виртуальной группы «За прямые выборы губернатора Саратовской области» Василий Бициоха. Он «как человек, этим людям поверивший», готов даже поставить перед сторонниками вопрос о доверии себе. Вот такие разгорелись страсти из-за безобидных плакатов: «Будь мужиком – иди избирайся!», «Мы за прямые выборы саратовского губернатора», «Назначенец – это клеймо! Иди избирайся!», «Губернатор должен быть выбран!». Их сфотографировали полицейские и изъяли как вещдоки.

А Путина всё нет

Но оппозиционеры не единственные, кто готовился к приезду Путина. Как всегда происходит в нашей стране – неважно, как она называется, Российская Империя, СССР или Российская Федерация, – к приезду начальства наводят порядок. В Энгельсе (приземлился самолёт на военном аэродроме) ради Владимира Владимировича почистили бордюры, заборчики покрасили. Генеральную уборку сделали и на прилегающей к зданию художественного музея имени Радищева территории. Кое-где на дорогах даже ямочный ремонт провели. Областное управление ГИБДД заблаговременно напомнило водителям, что автомобилям с проблесковыми маячками следует уступать дорогу – обгон таких транспортных средств категорически запрещён.

В день визита Владимира Владимировича, 5 апреля, особенно пострадали автолюбители, привыкшие передвигаться по Кутякова, Вольской, Большой Казачьей и Радищева. Кроме того, для проезда кортежа избранного президента из двадцати автомобилей перекрывался старый автомобильный мост. Проблемы с движением были вызваны не столько фактом приезда Путина, сколько его непунктуальностью.

По сообщениям некоторых СМИ, Владимир Владимирович должен был появиться еще на внеочередном заседании областной думы. И толпы зевак выстроились на площади Столыпина уже утром. К пяти вечера у Радищевского музея, куда уже прибыли генеральный директор Третьяковской галереи Ирина Лебедева, генеральный директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, директор заповедника «Ясная поляна» Владимир Толстой, директор Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова, генеральный директор музея-заповедника «Московский Кремль» Елена Гагарина, директор Русского музея Владимир Гусев, бывший министр культуры нашей области, ныне генеральный директор Всероссийского музейного объединения музыкальной культуры имени Глинки Михаил Брызгалов, а также руководители других московских и региональных музеев, начали происходить странные вещи.

«Тут проход закрыт! Обойдите со стороны Горького», – скомандовала пенсионеру молодая женщина, стоявшая рядом с городской доской почёта. Женщины и мужчины в обычной одежде выстроились в живую цепь и разворачивали всех случайных прохожих, направляющихся в сторону музея.

– Вы кто такие? Что здесь происходит? – не унималась бабушка, как оказалось, живущая на Первомайской.

– Мы граждане России! – отвечала, видимо, оставленная за старшего всё та же молодая женщина.

– Я тоже гражданка. Какое право вы имеете? – пыталась добиться правды горожанка.

Но за самопровозглашенную регулировщицу пешеходного движения вступился крепкий мужчина, а затем и сотрудники полиции. Бабушка сдалась и пошла в обход. Но были и те, кто «гражданское оцепление» прорывал и под пристальными взглядами полицейских всё же проходил участок улицы перед музеем. Насилие применяли редко. На прямой вопрос «Что вы тут делаете?» люди, преграждающие дорогу всем и вся, заявили: «Гуляем».

– А мы вот тут опять под пристальным вниманием сотрудников полиции и «людей в штатском», – сказали активист Александр Макаев и Елена Пашкова, которых я встретила у музея. Под мышкой у Саши были свернутые листы ватмана, явно не дававшие покоя находящемуся неподалеку подполковнику Харольскому из центра противодействия экстремизму, который за день до этого проводил с ребятами воспитательную беседу в ОП № 3.

Потом аккредитованную прессу провели в пресс-центр, организованный в подвальном помещении лектория музея.

Слухи о том, что пунктуальностью премьер-министр не блещет, известны давно. Мы прождали его почти три часа.

Нас провели по маршруту подготовленной сотрудниками музея экскурсии. Помимо нескольких залов с основной экспозицией, Владимиру Путину должны были показать хранилища живописи. Мы тоже посмотрели на это удручающее зрелище. «А что вы хотите: 2000 картин на 100 квадратных метрах», – отметила сотрудница музея, который гордо несет звание первого общедоступного провинциального музея, и старается идти в ногу со временем. Например, за три дня визита Путина у Радищевского появился твиттер-аккаунт.

Началось!

– Не начинается. Ничего не начинается, – процитировал землячку Путина мульт-персонажа Масяню кто-то из журналистов «президентского пула». И тут в телевизоре, призванном транслировать встречу, появилась картинка. На переднем плане Петр I, на заднем – круглый белый стол, за которым уже расселись музейщики. Потом все как-то оживились, и в зал вошёл Владимир Владимирович. Нисколько не смущенный своим опозданием, он начал встречу. «Мы собрались здесь по инициативе Владимира Ильича. – И, выдержав паузу, добавил: – Толстого, конечно же. Владимира Ильича Толстого!» После чего режиссёры трансляции показали нам рыжеволосого потомка Льва Николаевича.

«Символично, что мы собрались впервые в таком составе в первом музее России. Я, к своему стыду, честно говоря, не знал, что в Саратове есть такое учреждение – первый российский музей, специально и построенный для этих целей в своё время в 1885 году», – продолжал свое приветствие Путин. Сказал, что согласно статистике музеи в России посещают чаще, чем театры и библиотеки. По мнению премьера, такая тенденция наметилась благодаря активности и открытости музеев всему новому. Особенно он похвалил за активную деятельность Государственный Русский музей, чьи виртуальные филиалы появились во многих городах страны.

Затем министр культуры Александр Авдеев решил напомнить избранному президенту о его предвыборной статье «Строительство справедливости. Социальная политика для России». Якобы встреча с музейными работниками – это конкретный шаг, продолжающий идеи, изложенные в статье.

По существу было отмечено, что музеи России занимают сегодня 8977 зданий. И лишь пятая часть из них отвечает требованиям хранения и экспозиции музейных коллекций. 40 процентов музейных помещений требуют капитального ремонта. Общая потребность в фондохранилищах – не менее 500 тысяч квадратных метров. «Узловыми проблемами музеев» Авдеев назвал «недострой, недоремонт и недостаток финансирования, который препятствует улучшению материального положения сотрудников». Кроме того, Авдеев отметил, что важно, чтобы внимание музеям уделяли и региональные власти. Тогда-то собравшиеся и вспомнили о нашем новом губернаторе Валерии Радаеве. По трансляции было трудно понять, кто что говорил. В официальной правительственной стенограмме этот момент представлен так:

«Авдеев: Кстати, Владимир Владимирович, хочу отметить, что вы в последнее время дважды посещали Музей имени Пушкина – Караваджо и выставку, организованную Дойче Банком. Хорошо бы, если б и в регионах руководители, местные руководители, так же активно посещали музеи, даже губернаторы не везде в музеях бывают. Есть регионы, где…

Путин: Вот Валерий Васильевич…

Авдеев: Вот я, Валерий Васильевич…

Путин: …сегодня вместе с нами в музее.

Авдеев: …первый день сегодня. Поздравляю и хочу…

Путин: Мы вас поздравляем все.

Авдеев: …пожелать, чтобы была отеческая забота о музеях региона».

Некоторые из выступлений были «санкционированы» (в схеме рассадки для прессы этих участников встречи даже подчеркнули). Но слово получили все, кто сумел вовремя его попросить. Основные проблемы – материальные. Многие отмечали несовершенство федерального закона № 94, по которому все заказы бюджетных учреждений должны проходить процедуру аукционов. Причём, как отметила гендиректор Третьяковки, на аукцион выставляются даже те заказы, которые музей оплачивает из средств, предоставленных меценатами. Сами же меценаты, дающие деньги на покупку культурных ценностей для музеев, в отличие от благотворителей медицинских и образовательных учреждений, по словам директоров музеев, не имеют налоговых льгот.

Елена Гагарина рассказала, что при покупке за границей и ввозе в Россию произведений искусства для музейных коллекций приходится платить налог (НДС) – 24 процента. Физические же лица, ввозящие на территорию страны культурные ценности для личного пользования, от налога освобождены. Путин этой информации удивился. Министр Авдеев пояснил: «Помните, вы, будучи президентом, ездили в Чехию и привезли фарфоровый иконостас? Они (чехи. – Прим. авт.) вернули русский иконостас, который был когда-то вывезен. Потом вам таможенники сказали, что «Владимир Владимирович, надо заплатить таможенную пошлину». И тогда вы настояли на том, чтобы этот закон изменили».

Владимир Владимирович обещал во всем разобраться и дал поручение привести всё «в соответствие здравому смыслу». За три часа беседы «золотой дождь» путинских обещаний пролился еще на директора Русского музея Владимира Гусева. Будет ему два миллиона евро на возвращение в Россию из Франции уникальной коллекции живописи, собранной издателем Адольфом Марксом. Государственному литературному музею посодействуют в получении здания на Старом Арбате, где сейчас находится Московский окружной военный суд. Ну а музею Радищева из федерального бюджета дадут 135 млн рублей.

Журналисты не увидели, как Владимир Путин поздним вечером отправился на экскурсию по музею, но согласно сообщению пресс-службы премьер, выяснив, что строительство и оснащение нового депозитария обойдется в 270 млн рублей, предложил разделить эти траты пополам между федеральным и региональным бюджетами.

Гости разъезжались в половине первого ночи, и зевак на улице уже не осталось. А утром информагентства предупреждали своих читателей, что на улицу Чапаева лучше не соваться, так как Путин едет в новый ТЮЗ. В программе, сообщенной региональным журналистам, визита в театр не было. В это время Путина уже ждали в Энгельсе военные и немногочисленные журналисты, удостоенные аккредитации.

Осмотр театра длился не больше пятнадцати минут. После экскурсии премьер заметил: «Очень красиво». Когда многочисленный кортеж первого лица умчался в сторону моста, в Саратове стало тихо. «Ну наконец-то, уехал, – сказала продавщица магазинчика, что напротив театра, и добавила: – Не город, а дурдом какой-то».

В Энгельсе избранный президент сходил в гости к майору Борису Застрожникову и его семье, а также провёл совещание по строительству жилья для военнослужащих с участием министра обороны Анатолия Сердюкова.