И не друг, и не враг, а…

Оценить
И не друг, и не враг, а…
«Полицейские: враги или друзья?» – так мы поставили вопрос перед нашими читателями

В сознании россиян сотрудники МВД прошли путь от доброго дяди Стёпы-милиционера, честных «ментов» с улиц разбитых фонарей до убийцы майора Евсюкова и насильников-полицейских из казанского ОП «Дальний».

Даже люди, которым никогда не приходилось общаться со стражами порядка, относятся к людям в погонах настороженно. Вот недавно к нам с мужем на улице подошли трое полицейских. Оказалось, что хотели дорогу спросить. А у нас, как потом выяснилось, мысли сошлись: «В каком кармане документы?» Складывается впечатление, что полиция от граждан ждёт всегда чего-то плохого, а мы от них ничего хорошего давно не ждём. И можно сколько угодно говорить об обязательном навязывании сотрудникам органов человеколюбия и о неправильном освещении работы полицейских в СМИ, факты остаются фактами.

Ирина Милош, фрилансер:

НИ ДРУЖИТЬ, НИ ВРАЖДОВАТЬ

Полицейские – это же вроде слуги народа. Ни дружить, ни враждовать с полицейским (даже самым милым) я бы не хотела. Мне не попадались плохие полицаи, я обычно четко и вежливо формулирую свою просьбу. Но не могу вспомнить, чтобы сотрудник полиции оказался мне полезен. Хотя... Обычно я дорогу у них спрашиваю.

Наталья Копылова, блогер:

В ЛЮБОЙ ПРОФЕССИИ ЕСТЬ ЛЮДИ И НЕ ЛЮДИ

Мое детство прошло на руинах Советского Союза, но я очень хорошо помню книги, в которых в неназидательной форме говорилось о том, что если ты потерялся на улице, нужно подойти к дяде-милиционеру. Он же поможет в любой трудной ситуации: когда незнакомец предлагает тебе конфету и покататься на его машине, когда в дверь квартиры кто-то ломится и т. д. Сейчас я почти тетенька, и мысль обратиться в сложной ситуации к представителю правоохранительных органов приходит ко мне последней. Но из этого нельзя сделать никакого глубокомысленного вывода о состоянии нынешней полиции.

Я искренне верю, что в любой профессии есть хорошие люди и... Не так. В любой профессии есть люди и не люди, и полиция наверняка не исключение. Но массы с удовольствием поглощают информацию о том, что плохого сделали правоохранители, учителя, врачи, да даже у уборщицы в руках грозный инструмент – швабра.

«Ментовской беспредел», конечно, существует. А как иначе, если большинство все-таки идет туда на теплое место, а не защищать, воспользоваться возможностью показать свою власть и всемогущество. Но верить в то, что «все такие», я решительно отказываюсь и надеюсь (но не верю), что в ближайшее время за этот самый беспредел будет придумано адекватное наказание. Ноги, например, отрубать. По самую шею. Очень гуманно, я считаю.

Наталья Бисерова, капитан команды «Что? Где? Когда?»:

СПАСИБО ДЯДЕНЬКЕ-ГАИШНИКУ

Эта история, благодаря которой я могу сказать, что полицейский – друг, произошла со мной в октябре 2000 года, мне тогда было 11 лет. Получилось так, что я ушла гулять после занятий в музыкальной школе, которая у меня была по утрам, и загулялась. Из Саратова я пешком дошла до центра Энгельса, а потом отправилась обратно. Когда я снова очутилась около моста «Саратов – Энгельс», время приближалось к 9 вечера, и было уже достаточно темно. На КПП (или что там стоит, я не знаю точно) меня «тормознул» дяденька гаишник. Я сказала ему, что иду домой, но он не пустил меня на мост одну и дал мне немного денег, чтобы я могла доехать без приключений. Я сразу села на троллейбус, который тогда еще курсировал между Энгельсом и Саратовом, и благополучно добралась до дома.

Антон Земцов, студент:

ПОЛИЦИЯ, ТЫ ЧЕГО?

Я бы очень хотел считать полицейского своим другом. Готов ли он дружить со мной, да и вообще со своими согражданами?

Настоящий друг – какой он? Я думаю, надежный, всегда придёт на помощь, выручит в трудную минуту. Вообще ему можно доверять! Можно ли доверяться полицейскому на территории Российской Федерации сегодня? Не знаю. Мои встречи с полицией вынуждены и немногочисленны. Но общаешься с большой опаской и вообще без энтузиазма. Безусловно, в рядах полиции есть достойнейшие люди. Но отморозки тоже находятся. И к сожалению, именно такой контингент сегодня делает репутацию современной полиции.

Как и все остальные, я вижу, что творится сейчас в органах правопорядка. Отмывание денег, крышевание, циничные инсценировки преступлений для повышения показателей раскрываемости, жесточайшие разгоны демонстраций. В конце года мы узнали об абсолютно зверском избиении 15-летнего мальчика Никиты Леонтьева сотрудниками питерской полиции. После полученных травм школьник погибает. Мартовская история об избиении задержанного мужчины сотрудниками казанского отделения полиции «Дальний», мужчина тоже погибает. 29 марта в Башкортостане сотрудники теперь уже уфимской полиции избили подростка. Спасибо, что живой. Полиция, ты чего? Список преступлений можно продолжать. Господа полицейские, давайте жить дружно, а?

Александр Герило, музыкант:

КАКИЕ ЖЕ ОНИ ДРУЗЬЯ?

Другом назвать – язык не поворачивается: «...и не друг, и не враг, а так...» Лет 5 назад, когда я не был таким домоседом, мы с другом пили пиво в пиццерии, потом подъехали ещё знакомые, с ними немножко пообщались. Потом они решили идти в «Пивной бульвар» бильярд гонять, а я домой собрался. Прошел весь проспект, и тут меня тормозят пэпээсники, просят документы предъявить. Паспорта у меня не оказалось с собой. Пьян я не был – две кружки пива всего.

Повели в отдел, в Мирном переулке. У меня оказались права с собой. Посадили в обезьянник и стали по правам «пробивать». Минут сорок продержали. Сидел с какими-то двумя кавказцами, которых на дискотеке отловили, те всё кому-то позвонить пытались. Видимо, регистрации не было. Потом меня отпустили, перед тем заставили расписаться как свидетеля – там парень один жутко буянил, не знаю, за что его взяли, типа дерзил им и всё такое.

В итоге на последнюю маршрутку опоздал, пришлось такси ловить. А было это, когда убили какого-то чиновника юридического, вот не помню, кого. Видимо, я был очень подозрителен: в пальто, без шапки и в синих «мартинсах» – вылитый убийца! Какие же они друзья? Шёл мирно, никого не трогал, спешил на маршрутку…

Павел Лысов, молодой учёный:

НУЖНО ПРИНОСИТЬ ПОЛЬЗУ ОБЩЕСТВУ

Друг, конечно. Вот у меня есть друг, который скоро станет полицейским. Он пришел из армии, год проработал в охране. Но всё равно понял, что нужно приносить пользу обществу. Сейчас он стажируется на участкового полицеского. Рассказывает, что ему очень нравится. Кроме того, в полиции хорошие перспективы для молодёжи: зарплата приличная и возможность получения жилплощади.

Григорий Ахтырко, правозащитник:

НЕДОСТАТОК «КОРПОРАТИВНОЙ ЧЕСТИ»

Лично я считаю, что сотрудники правоохранительных органов у нас в большинстве своём бездельники. Потому что в целом никакие превентивные меры не выполняются. Полицейские должны заниматься массой всяких профилактических вещей, вплоть до того, что за сосульками следить. Но этой профилактикой никто не занимается. А когда указываешь на это, слышишь только оправдания. Наши полицейские, и саратовские в том числе, больше боятся руководства, нежели закона.

Откуда берутся эти пытки и издевательства в отделах полиции? Потому что, видимо, у рядовых полицейских есть установка добиваться признаний любой ценой и любыми методами.

Полицейские должны быть образцовыми гражданами. И в быту, и на службе. А этого нет. Они такие же, как большинство обывателей, а то и хуже. Дело в том, что несмотря на все реформы в нашей полиции осталось что-то от народного ополчения. Это военизированная структура. А армии нужен враг. И этим врагом для некоторых полицейских становимся мы с вами.

У полицейских сегодня нет «корпоративной чести». Раньше в царские времена существовало понятие «суд офицерской чести». Провинившийся офицер после порицания от угрызений совести и стыда мог застрелиться. К сожалению, эти традиции умерли вместе с тем временем. Появились другие. Например, нигде в мире нет специальных «полицейских зон», где отбывают наказание совершившие преступление стражи порядка. Если ты преступник, то сиди на общей зоне. В России же сохраняется кастовое устройство даже здесь.

***

Могут, но не хотят

Фонд «Общественное мнение» оперативно провёл исследование мнений россиян о полиции сразу после событий в Казани (http://bd.fom.ru/pdf/d12pdsp12.pdf). На вопросы социологов ответили полторы тысячи граждан из 43 регионов. Только две трети респондентов на момент опроса (25 марта) слышали об издевательствах и пытках отделе полиции «Дальний» в городе Казани. Однако каждый пятый опрошенный предположил, что часто незаконными методами полицейские выбивают признания и в их населенных пунктах. 38 процентов опрошенных считают, что руководство министерства внутренних дел страны может, но не хочет успешно бороться с беззаконием в полиции. Еще 18 процентов респондентов убеждены, что МВД не только не хочет искоренить беспредел в полиции, но и не может этого сделать. В сравнении с результатами подобных исследований четырёхлетней давности количество людей, которые испытывают беспокойство и тревогу, когда к ним обращаются правоохранители, увеличилось на 15 процентов (с 22 % в 2008 году до 37 % в 2012-м).