Денис Ястребов: Будущие выборы можно сравнить с походом в магазин

Оценить
Денис Ястребов: Будущие выборы можно сравнить с походом в магазин
В последнее время жизнь в стране и в Саратове бьёт ключом. В России вовсю обсуждают поправки в закон «О политических партиях», в губернии вот-вот появится новый глава, после чего мы вступим в избирательную кампанию по выборам в областную думу. О том,

В последнее время жизнь в стране и в Саратове бьёт ключом. В России вовсю обсуждают поправки в закон «О политических партиях», в губернии вот-вот появится новый глава, после чего мы вступим в избирательную кампанию по выборам в областную думу. О том, что происходит сейчас и ждёт нас в ближайшем будущем, мы беседуем с политологом Денисом Ястребовым.

– На днях Совет Федерации одобрил президентские поправки к закону «О политических партиях». В минюст поступило уже 85 заявок на создание новых партий. Есть среди них даже две таких, которые выбрали себе одинаковые названия – «Против всех».

– И я думаю, это далеко не окончательные цифры. Нас ждёт очень большая обойма разнообразных организаций. Будут скандалы по поводу регистрации, будет путаница и борьба за названия. В большом количестве появятся откровенно фриковые, клоунские организации, изначально высмеивающие саму идею многопартийности и всей рождающейся сейчас новой политической системы. Например, Партия любви или «Субтропическая Россия».

Уже сейчас возникла такая проблема: в минюст документы на регистрацию пытается подать большое количество партий, которые дублируют названия ранее существовавших, но при этом не имеют к ним никакого отношения. Например, появилась Партия пенсионеров. Но эта не та Партия пенсионеров, которая влилась в состав «Справедливой России». Ещё один пример – СПС, совершенно не имеющий отношения к прежнему «Союзу правых сил».

Правда, в законе чётко прописано: если название новых партий дублируют имевшиеся ранее, эти партии регистрироваться не будут. Пока же такие попытки предпринимаются.

Кстати, бывший кандидат в президенты Богданов недавно совершенно откровенно сказал, что специально создаёт более 20 партий на продажу, как набор инструментов под грядущие губернаторские выборы. В общем, сегодняшнее партийное строительство напоминает историю, случившуюся при введении русскоязычных доменных имён в Интернете. Когда пронырливые и предприимчивые товарищи кинулись регистрировать наиболее звучные и ходовые названия с целью их последующей перепродажи крупным фирмам.

– Смогут ли новые партии создать конкуренцию действующим?

– Я не думаю, что новички сразу сильно пошатнут позиции четырёх партий, представленных в Госдуме, и близко подошедшего к проходному барьеру «Яблока». Большая часть избирателей голосует за ярких лидеров, а не за программы (их большинство почти не читает). Исключение – Коммунистическая партия, берущая своей идеологией, и отчасти «Справедливая Россия», созданная в результате соглашения элитных групп. А ярких, новых, раскрученных в медиалидеров во вновь создаваемых партиях совсем немного. (Прохоров, потенциально – Навальный, Удальцов, Рыжков отчасти, может быть, кто-то из гражданских активистов…)

Будущие выборы можно сравнить с походом в магазин. Например, человек хочет купить минеральной воды. Если раньше на полках стояло семь типов минералки – «Боржоми», «Ессентуки», «Нарзан», «Новотерская» и т. д. – и каждый покупатель знал их свойства, номера скважин, то когда в продаже появится не семь типов, а 70 или 80, что будет делать человек? Скорее всего, значительное большинство выберет уже знакомую воду, вкус которой знает.

– Планируется, что зарегистрированные по новому закону партии смогут принять участие в осенней избирательной кампании в регионах. Таких регионов 10, в их числе и Саратовская область. Какие партии будут популярны у нас?

– Большинство экспертов склоняются к тому, что кардинальных перемен в раскладе сил пока не предвидится. Конечно, многое будет зависеть от того, насколько ярко в медийном пространстве себя проявят новички.

Если Удальцов, в последнее время часто мелькавший на экранах, решит зарегистрировать свой «Левый фронт», то он, что называется, на новенького может получить некий процент. Часть его составят голоса, которые раньше доставались коммунистам и эсерам.

Какой точно процент сможет набрать потенциальная «партия Удальцова» в Саратовской области, судить сложно. Дело в том, что лидеры несистемной оппозиции довольно популярны в Сети. Основная же часть голосующего в области населения – это люди предпенсионного и пенсионного возраста, и в большинстве своем они не вовлечены пока в интернет-сообщество.

В октябре на участки придёт дисциплинированное старшее поколение, такой традиционалистский, патерналистский электорат. А это по большому счёту голоса «Единой России» и коммунистов, отчасти эсэров. И не факт, что пойдут голосовать все так называемые рассерженные горожане. Явка на местных выборах, как правило, заметно ниже, чем на госдумских и президентских, как раз за счёт неявки на голосование младшей и средней возрастной группы.

– Если у Прохорова появится партия, что её ждёт?

– К сожалению или счастью, на экспертных опросах, исследованиях, фокус-группах значительная часть людей рассматривает Прохорова как большой денежный мешок. Многие рассуждают так: хорошо бы прильнуть к этому мешку и что-то с него поиметь. Может быть, поэтому установить прочную связь с избирателями и идентифицировать себя с каким-то определённым слоем населения (так называемой целевой группой), создать свой ядерный электорат Прохорову пока не совсем удалось.

На президентских выборах многие голосовали за него из-за эффекта новизны. Плюс «в Прохорова» ушла значительная часть самых разнообразных протестных голосов: есть там националисты, которым ближе Навальный, есть левые, а им симпатичнее Удальцов. Есть люди, которые в иной ситуации проголосовали бы за Явлинского, если бы его допустили до выборов, и ещё целый ряд маленьких групп, слоев, страт, которых временно сцементировали при голосовании за Прохорова две вещи: они не хотели голосовать за Путина, и им не нравилась официальная думская оппозиция. Так что голоса, отданные авансом Прохорову, – это пока ещё не голоса его партии.

Если Прохоров создаст партию, то организовать её саратовское региональное отделение и найти руководителя будет непросто. У нас ландшафт на новых лидеров очень беден. Если всё же кто-то найдётся, возникнет ещё одна проблема – собрать электорат, потому что в Саратовской области результаты Прохорова были ниже, чем в целом по стране.

Если и с этим всё получится, возникает новое препятствие в виде партии «Яблоко», которая тоже захочет участвовать в выборах в облдуму. Несмотря на то что электорат обеих партий не идентичен, всё же на президентских выборах он здорово пересекался. Получается, что на выборах в облдуму они опять будут его делить. А электората у них и так мало, по разным исследованиям, в Саратовской области он составляет пять-семь процентов. И если на одном поле будут бороться две похожие структуры, то число отданных за них голосов может уменьшиться ещё больше. И это без учёта разнообразных партий-спойлеров на либеральном фланге, которые вот-вот будут зарегистрированы и буду претендовать на тот же сегмент электората…

– Новый закон о партиях сейчас активно муссируется, но нужен ли он людям? Или это просто возня наверху, которую обыватели и не заметят?

– Это скорее философский вопрос. В любом обществе есть так называемый активный политический класс. Его составляют люди, участвующие в политике, в государственном управлении, действующие депутаты и руководители органов власти, журналисты, чиновники, активисты партий, политтехнологи и политконсультанты, гражданские активисты. Таких людей очень мало – по разным данным, от двух до пяти процентов.

В оставшемся большинстве есть две группы граждан. Представители одной интересуются политикой время от времени и в выборах участвуют. Другой группе, составляющей примерно треть всех граждан страны, на политические дела наплевать, поэтому голосовать они не ходят. Этим людям не интересен не только новый закон о партиях, а почти всё, что касается политической системы и гражданских свобод. Зато эта группа может живо заинтересоваться политикой, если резко вырастут тарифы за ЖКУ, цены на бензин, продукты.

– Вот ушёл с губернаторского поста Павел Ипатов. Его сменит Валерий Радаев. Стоит ли Радаеву менять весь нынешний кабинет министров или для эффективной работы достаточно выборочной чистки?

– На этот счёт в разных системах управления существуют разные подходы. Это касается и крупных предприятий, и органов госвласти.

Существует командный подход. Например, в США, где действует в основном мажоритарный принцип формирования власти, победитель получает всё. Это касается и губернаторских выборов, и президентских. Как правило, новый руководитель, вступая в должность, приводит с собой новую команду. Редко кто из прежних начальников, министров остаётся на своём посту.

Иная практика существует в Великобритании. Там есть два типа чиновников. Люди, занимающие политические и министерские должности, после смены власти покидают свои места. К примеру, если на выборах победили консерваторы, то все министры-лейбористы уходят. Помимо политических есть в Великобритании карьерные чиновники. То есть те, кто занимает места заместителей министра, начальников управлений или департаментов. Вот они, обеспечивая работу того или иного министерства, могут сохранять свои должности десятилетиями. Это профессионалы, которых трудно заменить.

Что касается региона, то здесь, на мой взгляд, тоже всё должно зависеть от профессионального уровня того или иного чиновника. Есть в нашем областном правительстве должности, которые в первую очередь требуют очень высокого профессионализма и опыта работы в определённой производственной сфере (сельское хозяйство, строительство, транспорт, промышленность и т. д.). А есть должности, которые можно назвать политическими, аппаратными, где всё обстоит иначе.

Сейчас не только Радаеву, любому другому человеку, который пришел бы на место губернатора, не позавидуешь. Ему придётся справляться с проблемами, копившимися десятилетиями (начиная с гигантского госдолга и высокого уровня коррупции и заканчивая отсутствием нормального инвестиционного климата). Для решения этих задач подобрать команду крайне сложно. Особенно у нас в провинции. Причина: очень короткая скамейка запасных на любые управленческие должности.

Очень мало у нас высококлассных профессионалов-управленцев, готовых возглавить то или иное ведомство и показать эффективную работу. Кадровый голод объясним: наиболее талантливые быстро перебираются в столицу, иные востребованы в бизнесе, где уровень доходов гораздо выше. Поэтому новому руководителю сейчас надо внимательно смотреть, кого из прежней команды стоило бы оставить, а кого поменять. Важны ведь не только профессионализм и деловые качества человека, но и его способность работать с новой командой, потому что любое правительство должно иметь общие цели и работать как единый организм.

– А вот министр сельского хозяйства Александр Игонькин недавно сказал, что был бы не против работы в команде Радаева. И его тут же на форумах начали называть предателем.

– Каждому своё, кто-то из прежнего состава правительства решил не работать в новом, это его политический и этический выбор, другие решили работать и не против остаться, это их право и их выбор. Я Игонькина не знаю. Отмечу только, что читать форумы иногда вредно, потому что некоторые люди пишут гадости про публичную фигуру ради собственного удовлетворения, самоутверждения. Некоторые просто зарабатывают на троллинге. На мой взгляд, не слишком порядочно злорадствовать втихаря над любым человеком, скрываясь под анонимным ником. При этом неважно, кого троллят и травят – оппозиционера или человека при власти. Публичная, открытая критика, когда люди не скрываются под анонимными аватарами, – другое дело.

Если рассмотреть ситуацию с юридической точки зрения, то совершенно не понятно, как можно говорить о предательстве. Были две группы, они сражались за доминирование в области. Одна победила. Но юридически эти группы принадлежат одной партии – «Единой России» (Ипатов, напомню, возглавлял ее список на выборах в областную думу нынешнего созыва). Если бы Ипатов представлял коммунистов, ЛДПР или эсеров, а работавший у него министр решил примкнуть к команде единороссов, тогда ещё можно было бы говорить об идеологическом двурушничестве. Но, насколько я могу судить, он на верность лично бывшему губернатору не присягал.

Вот, скажем, Шойгу в федеральном правительстве проработал как профессиональный и высокоэффективный руководитель своего ведомства более 20 лет. За это время сменилось 10 премьеров и три президента. Разве кому-то придет в голову упрекнуть Сергея Кужугетовича в предательстве?