«Кавказский пленник» оказался дезертиром?

Оценить
«Кавказский пленник» оказался дезертиром?
Автор: Игорь Чижов
Суд признал, что Андрей Попов самовольно сбежал из армии и выдумал историю о своём рабстве

На минувшей неделе военный суд саратовского гарнизона приговорил Андрея Попова к двум годам колонии-поселения. Как уже рассказывала «Газета недели», на предварительном следствии бывший солдат утверждал, что провёл одиннадцать лет в рабстве на кирпичном заводе в Дагестане. В суде Попов признался, что самовольно сбежал из армии и выдумал историю о «кавказском плене» из-за страха перед уголовным наказанием.

История Андрея Попова стала известна летом прошлого года. За помощью к прессе при помощи областного союза солдатских матерей обратились родственники солдата.

По их словам, уроженец Ершова был призван в армию осенью 1999 года, ему было 19 лет. Попова направили в стройбат, войсковую часть 14460 Татищевского района. Осенью 2000-го молодой человек исчез. Как говорится в рапорте командира роты, где служил Попов, 30 сентября рядовой вместе со взводом работал на стройплощадке, ушёл в туалет и не вернулся. Военная прокуратура посчитала, что Попов самовольно оставил часть, и в декабре 2000-го объявила солдата в розыск.

По мнению родственников Андрея, правоохранительные органы – и военные, и гражданские – не слишком усердствовали в поиске пропавшего, лишь ежегодно присылали письма матери с требованием «сообщить о местонахождении» юноши. В 2008 году милиционеры рассказали семье, что где-то в Дагестане найдено тело человека, похожего на Попова. С тех пор родственники считали Андрея погибшим.

«Раб» стал телезвездой

В августе прошлого года Попов неожиданно приехал в Ершов. Сначала даже мать не узнала в постаревшем, худом, беззубом бродяге своего сына. Андрей рассказал, что провёл последние одиннадцать лет в рабстве на Северном Кавказе. На следующее утро после возвращения домой Попов вместе с братом и сестрой отправился в милицию. Его сразу же арестовали по подозрению в дезертирстве.

Первоначально на допросах в ОВД и военно-следственном отделе мужчина рассказывал, что прапорщики и сержанты из татищевской части 14460 возили солдат-срочников работать на частные дачи. Один из хозяев угостил рядового водкой, от которой он потерял сознание и очнулся уже в поезде. По прибытии в Дагестан Попова и других работников развезли по кирпичным заводам, причём, по словам Андрея, в сопровождении милицейской машины.

Как следует из материалов допросов, в Каспийске рабочие оказались приблизительно в таких же условиях, в каких в центральных регионах России трудятся гастарбайтеры из средней Азии: их держали в вагончиках, плохо кормили, порой били, на ночь на территории спускали собак, чтобы никто не мог уйти. Попов якобы дважды пытался бежать, жаловался в местную милицию, но безуспешно. В ОВД Махачкалы у саратовца сняли отпечатки пальцев. За побеги Андрея, по его первоначальным утверждениям, били, сломали руку и ребро. В третий раз рабочему помог знакомый водитель грузовика: дал одежду и немного подвёз. До Ершова Попов двадцать дней добирался на попутках.

Попов провёл неделю в ершовском ИВС, затем был переведён в саратовскую войсковую часть 50661, в качестве меры пресечения было назначено «наблюдение командира». После выхода из ИВС бывший солдат дал пресс-конференцию в стенах областной думы, в этом ему помог депутат Александр Ландо.

«С помощью СМИ удалось привлечь внимание к непростой ситуации. Я вчера узнал о ней, и как депутат и человек, долгое время занимавшийся правозащитной деятельностью, не мог не отреагировать. Я связался с военным прокурором Саратовского гарнизона и начальником военно-следственного отдела. Они сыграли в судьбе Андрея немаловажную роль в положительном плане», – сказал Ландо в начале мероприятия. Отметим, что на пресс-конференции и в интервью СМИ Попов не сообщал подробностей о пребывании в Каспийске, ссылаясь на «шоковое состояние», страх перед бывшими хозяевами и тайну следствия.

Историей Попова заинтересовались российские газеты, федеральные телеканалы и британская Independent. На канале «Россия-1» вышло ток-шоу «Прямой эфир с Михаилом Зеленским» с участием дагестанских бизнесменов. Магомед Раджабов, директор каспийского ООО «Стройсервис», и руководитель ООО «Юг» Магомедрасул Расулов (которые в показаниях Попова обозначались как «доктор Магомед» и «Мишка-миллионер») опровергли рассказ Попова. По впечатлениям лидера саратовского союза солдатских матерей Лидии Свиридовой, предприниматели на съёмках вели себя «агрессивно и оскорбительно». На передаче Андрей Попов (он общался с дагестанскими бизнесменами при помощи телемоста) заявил, что никого из них не узнаёт. Впрочем, как говорила осенью Свиридова, «это естественно, потому что раб и миллионер ходят по разным дорогам и не встречаются лицом к лицу».

«Удар по репутации республики»

Сообщения центральной прессы и их обсуждение пользователями Интернета вызвали резкую реакцию в Дагестане. Многие республиканские СМИ выступили в защиту «уважаемых людей, десятилетиями развивавших бизнес» и оценили историю с Поповым как «антидагестанскую пропаганду».

«Блогосфера подкинула очередную охапку в костёр межнациональных отношений. Если бы не было Андрея Попова, его бы выдумали – настолько некоторым недальновидным головам не даёт покоя мысль о единстве и целостности России», – пишет газета «Дагестанская правда». Это же издание назвало рядового Попова «бомбой в информационной войне» и рассказало, что предприниматель Расулов «первым в республике запустил полностью автоматизированный немецкий завод, так что ему нет необходимости держать не то что сотни, но и десяток «рабов».

Корреспонденты «Дагестанской правды» побывали на территории ООО «Юг» и побеседовали с водителем погрузчика, уроженцем Саратовской области Александром Братченко. «Я на этом заводе работаю уже 12 лет. Никакого Андрея здесь не было. Здесь нет ни заборов, ни охраны, и при желании можно уйти в любое время. Но зачем и куда? У меня здесь есть работа, есть жильё – двухместный вагончик, питание. И зарплата – 7 тысяч рублей в месяц», – рассказал Братченко.

«Безусловно, людей с огнестрельным оружием на заводе можно встретить. Но они охраняют совсем не рабочих. Магомед-расулу Расулову приходится работать с риском для собственной жизни и жизни своих близких, так что приходится прибегать к услугам личной охраны. Только и всего», – добавляет дагестанская газета «Черновик».

«Я беседую с каждым рабочим: это никому не нужные люди, которых выгоняют. А здесь им дают приют: приходят худые, вшивые, их купают, стригут, одевают», – рассказал в эфире НТВ Асадулла Алигаров, старший участковый уполномоченный Каспийска. «Все кирпичные заводы расположены компактно, рядом с Махачкалой, между двумя федеральными трассами. О каком рабстве можно говорить? Люди приезжают, чтобы заработать деньги. А когда возвращаются домой, часто пропивают их и потом рассказывают сказки про «дагестанский плен». Легенда-то раскрученная», – такой комментарий пресс-службы МВД Дагестана приводит портал «Наш Кизляр».

Местные милиционеры продемонстрировали журналистам личные дела с фотографиями всех сотрудников 30 кирпичных заводов, находящихся в окрестностях Махачкалы и Каспийска. Рабочие дали расписки, что их насильно никто не держит. Нужно отметить, что такие расписки здесь начали собирать ещё несколько лет назад, когда в телепрограмме «Жди меня» рассказали о жителях центральных регионов России, странным образом «нашедшихся» в Дагестане.

Вот что пишет о проблеме строительных предприятий дагестанская газета «Черновик»: «Рабов на заводах нет. Есть чрезвычайно дешёвая рабочая сила. 6 тысяч рублей – слишком маленькая плата за столь нелёгкий труд. Но, по всей вероятности, иногородние рабочие будут обслуживать дагестанские производства и впредь. Ни один молодой дагестанец не пойдёт на кирпичный завод даже за 30 тысяч рублей. Для наших людей вполне комфортно отдать на лапу чиновникам от 50 до 150 тысяч рублей, «пробив» себе и всем членам семьи инвалидность, и получать по 10 тысяч рублей пособия в месяц. Так будет, пока в республику волнообразно поступает федеральное бабло. Соответственно, периодически могут возникать кирпичные «поповы».

В сентябре прошлого года Андрея Попова доставили на очную ставку в Дагестан. Выяснилось, что здесь саратовец трудился под чужим именем, его называли Александром Миничем. На территории ООО «Стройсервис» Попова ждала целая делегация местных предпринимателей, милиционеров и прессы. Вот как описывает эту встречу дагестанский «Черновик»: «Ты меня знаешь? Ты убежал из-за того участкового, который регулярно ходит к нам с проверками. Никто тебя тут не удерживал. Ты на весь мир облил меня грязью!» – сказал Раджабов в лицо Попову. Ничего в ответ он не смог сказать».

«Решением доволен»

Раджабов и Расулов обратились в Следственный комитет с просьбой привлечь Попова к ответственности за клевету, а Лидию Свиридову, помогавшую бывшему солдату, – за экстремистскую деятельность. Бизнесмены, по их словам, направили письма президенту и генеральному прокурору с просьбой взять дело под личный контроль, так как «распространение заведомо ложной информации в отношении владельцев кирпичных заводов Каспийска содействует возбуждению вражды по национальному признаку».

В ноябре Попов подписал чистосердечное признание в том, что сбежал из армии самовольно и отправился на работу в Каспийск по собственному желанию. В декабре началось судебное рассмотрение дела. Примечательно, что, отказавшись от заявлений о «рабстве», на суде Попов подтвердил, что условия работы на кирпичных заводах (он сменил примерно десять предприятий) были, мягко говоря, некомфортными. По его словам, рабочие жили в общежитии по двадцать человек в комнате, некоторые спали на полу. Зарплату якобы выдавали с задержками и не полностью, могли вычесть стоимость питания или дать вместо денег сигареты.

Максимальное наказание по статье 338 УК «Дезертирство» составляет семь лет колонии. Прокуратура просила для Попова четыре года. Адвокат настаивал на условном сроке. Суд при вынесении приговора учёл раскаяние и состояние здоровья обвиняемого. Андрей Попов заявил журналистам, что доволен решением.

***

Защитники Родины, оптом и в розницу

В 2009 году похожая история произошла в Липецкой области.Местный житель Антон Кузнецов был призван в армию осенью 2003 года и исчез летом 2005-го. Спустя четыре года он неожиданно вернулся домой и рассказал, что всё это время находился в рабстве на кирпичном заводе в Дагестане. Правоохранительные органы опровергли эту версию. По их сведениям, Кузнецов отбывал срок в колонии за мелкие кражи. Примечательно, что Кузнецов также находился в Дагестане под чужой фамилией и у него так же, как у Попова, для чего-то брали отпечатки пальцев.

Отметим, что случаи продажи солдат в рабство в российской армии нередки.

Например,в 2006 году в Краснодарском крае был осуждён к условному сроку командир роты, продавший срочника местному фермеру (сельчанина также признали виновным по статье 127.2 УК «Использование рабского труда» и наказали условно).

В том же году в Вологде было возбуждено уголовное дело в отношении двух офицеров, которые сдавали солдат в аренду для строительства коттеджей и ремонта квартир. Арендаторы платили за человеко-сутки по 300 рублей.

В 2007 году в Чите командир части продал рядового на строительные работы за 65 тысяч рублей. Солдат стал инвалидом, офицеру назначили наказание в виде трёх лет колонии-поселения.

В 2009 году в Хабаровском крае был вынесен приговор майору, заместителю командира части, который продал солдата для работы на приусадебный участок. Офицер отправился на поселение сроком на один год.