Рейдерский захват голосов

Оценить
Рейдерский захват голосов
Система всеми силами защищает свою незаконную деятельность от участников избирательного процесса

Не знаю, к чему готовили руководство территориальной избирательной комиссии Октябрьского района в лице председателя Виктора Суряпина (ранее занимавшего должность заместителя главы района), заместителя председателя Ирины Родимцевой (юриста администрации района) и секретаря Татьяны Гордиенко (сотрудницы городской избирательной комиссии), но ощущение такое, что эти люди собрались, чтобы любыми методами отражать вторжение «внешнего агрессора» – других членов ТИК, журналистов, доверенных лиц кандидатов в президенты, членов участковых избирательных комиссий и наблюдателей от кандидатов-конкурентов Владимира Путина.

Несколько раз за три дня (с 3-го по 5-е марта) мне довелось побывать в Октябрьской ТИК. Первый большой конфликт там разгорелся ещё 3-го марта.

В бой идут сотрудники Октябрьской администрации

По удивительному стечению обстоятельств произошло короткое замыкание в актовом зале, который члены ТИК от оппозиционных кандидатов требовали предоставить для работы комиссии. Александр Гришанцов, член комиссии с правом решающего голоса от КПРФ, утверждал, что это единственное помещение, где возможно исключить фальсификации во время приёма документов от участковых избирательных комиссий.

Кроме того, представители оппозиционных кандидатов на заседании ТИК требовали на время выборов удалить из администрации Октябрьского района сотрудников частных охранных предприятий как неучастников избирательного процесса, а обеспечение безопасности возложить на полицию. Эти требования остались без ответа. Протестующие отказались покидать здание администрации, пока комиссия не примет решения по их заявлению.

Ближе к вечеру глава администрации Вадим Дубривный, не имеющий никакого отношения к избирательному процессу, запер представителей оппозиционных кандидатов в комнате для проведения заседаний. Впоследствии ни одна из их жалоб не была признана обоснованной и ни одно требование не было выполнено. В здании ТИК работали сотрудники частного охранного предприятия «Торнадо-С», актовый зал посчитали негодным для работы комиссии. Ещё одно принципиальное требование членов ТИК – опечатывание других помещений, не предназначенных для работы комиссии, чтобы исключить возможность переписывания в них протоколов – также было проигнорировано.

Утром 4-го к работе в Октябрьской ТИК было не допущено доверенное лицо кандидата в президенты Михаила Прохорова Евгений Черемных. Секретарь ТИК Гордиенко в довольно грубой форме отказалась изучить постановление Центризбиркома о назначении Евгения доверенным лицом. После приезда руководителя приёмной Прохорова Максима Бычкова Черемных получил-таки возможность работать.

Жалобы, которые привозили в ТИК наблюдатели, члены УИКов и журналисты, откладывались до лучших времён, хотя по закону в день выборов должны рассматриваться незамедлительно. Зампредседателя ТИК Родимцева на видеокамеру объясняла, что в её понимании «незамедлительно – значит до вечера».

Самое интересное началось после подсчёта голосов участковыми избирательными комиссиями. Многочисленных нарушений в течение дня во всём городе (вбросов, «каруселей», ведения двойных избирательных списков и многого другого) руководству ТИК, видимо, показалось недостаточно. В увеличенную форму протокола начали заноситься данные, которые члены УИК открыто называли сфальсифицированными.

Самыми скандальными стали избирательные участки № 288, 293 и 315. Председательствовали на них сотрудники Октябрьской администрации.

Юдина

Первой в ТИК прибыла председатель УИК № 288 Елена Юдина. К тому моменту Гришанцову и другим его коллегам по ТИК уже было известно, что она уехала с участка, не дав возможности членам комиссии с правом решающего голоса от КПРФ и ЛДПР подписать протокол.

Как вспоминает член УИК с правом совещательного голоса от Прохорова Алексей Маврин, во время подсчёта голосов Юдина предлагала недействительные бюллетени зачесть в пользу Владимира Путина, а когда не сошлись цифры по общему числу проголосовавших, отказалась пересчитывать стопку бюллетеней за Путина, дойдя до цифры 380. Позже предложила одному из членов комиссии подписать за мзду протокол, где накинула Путину ровно 400 голосов. Тот отказался. Кстати, во время подсчёта на УИКе в нарушение закона находился депутат городской думы Сурменев, который со своим коллегой Кудиновым в ту ночь нарисовался на многих участках, а также в Октябрьской ТИК.

В ТИК Юдина прибыла с протоколом, где в графе членов с ПРГ от КПРФ и ЛДПР значилось: «отказались подписать». Александр Гришанцов сообщил, что им никто и не предоставлял этой возможности, и предложил дождаться этих людей. Юдина проскользнула на второй этаж, и через некоторое время председатель ТИК Виктор Суряпин заявил, что Гришанцов похитил протокол с УИК № 288. Причём из его собственных рук. Гришанцов до сих пор удивляется, как протокол мог оказаться в руках Суряпина.

В ТИК прибыли сотрудники прокуратуры производить описание места происшествия. А через некоторое время Елена Юдина неожиданно появилась около увеличенной формы протокола и под контролем Суряпина начала вносить в него данные. «Откуда вы взяли протокол, если я его у вас похитил?!» – возмущался Гришанцов. И не получал ответа.

Данные с якобы похищенного протокола в ту же ночь были внесены и в ГАС «Выборы». Между тем по заявлению Суряпина в отношении Гришанцова в настоящий момент проводятся доследственные мероприятия в рамках 141-й статьи Уголовного кодекса («Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий»). Очень надеемся, что прокуратура разберётся, с какого протокола вносила цифры Юдина и не является ли ложным доносом заявление в прокуратуру Суряпина.

Агапов

На 315-м участке (председатель – Игорь Владимирович Агапов) проблемы появились уже днём. Избиратель Николай Алексеевич Жильцов пожаловался в приёмную Прохорова, что не нашёл в списке избирателей подпись своего брата, прописанного с ним в одной квартире и проголосовавшего часом ранее. Комиссия объяснила, что брат в результате технической ошибки был внесён в дополнительный список, и предложила ему ещё раз прийти проголосовать. Николай Алексеевич возмутился: как это – голосовать по два раза? А в дополнительных списках, по его словам, увидел ещё несколько фамилий своих соседей, которых хорошо знает.

Когда мы в составе мобильной группы приехали на 315-й участок, Агапов довольно нервно требовал:

– Я запрещаю меня снимать.

– По закону о СМИ и инструкции ЦИК, подписанной Чуровым, я имею право это делать.

– Вы меня слышите? Я вам запрещаю!

– Вы не закон, я действую на основании закона.

– На этом участке я закон!

– Так не бывает.

– Бывает, бывает! – и удалился.

При поддержке Октябрьской ТИК Агапову удалось доказать, что на УИК № 315 федеральные законы не действуют. Во время подсчёта голосов, как рассказал член УИК с правом совещательного голоса от Прохорова Сергей Звонов, наблюдателей и членов УИК посадили на таком расстоянии, с которого было не видно, за кого из кандидатов поставлена галка.

В 22:00 объявили итоги. За Жириновского – 112, за Миронова – 72, за Прохорова – 253, за Зюганова – 261. Данные внесли в увеличенную форму протокола. Число голосов за Путина председатель назвать отказался. Члены комиссии сами подсчитали, что их было 765. С 22:00 до 2:00 председатель, его заместитель и секретарь то исчезали, то появлялись. После двух ночи заполнили протокол, предложив подписать члену с правом решающего голоса от КПРФ. Тот обнаружил, что у Миронова и Жириновского украли несколько десятков голосов, а ещё несколько сотен тупо приписали Путину, который, таким образом, получил 1415 голосов (на семь сотен больше, чем реально проголосовавших за него).

Ночью в Октябрьской ТИК данные с этого протокола вносились с помощью сотрудников правоохранительных органов, которые силой оттеснили членов ТИК от оппозиционных кандидатов. Господин Агапов, именующий себя Законом, проскользнул под руку к одному из полицейских и внёс данные. Несмотря на то что Александр Гришанцов, обращаясь к правоохранителям, повторял: «Вы помогаете вносить фальсифицированные данные!»

Активную роль и в этой истории сыграли «двое из ларца, одинаковых с лица» – господа-депутаты от ЕР Сурменев и Кудинов, которые этой ночью не имели права находиться ни на одном избирательном участке и ни в одной избирательной комиссии.

Тюшина

Председателю УИК № 293 Елене Геннадьевне Тюшиной страшно не повезло с самого утра. Слишком сильным был состав наблюдателей на участке – Денис Чуков (член с ПРГ от КПРФ), его супруга Анна (с ПСГ от КПРФ), Александр Маслов (член с ПРГ комиссии от «Справедливой России). Маслов и Чуков поочерёдно выезжали с переносной урной для голосования на дому, урны не выпускали из рук. Аня, стоя у стационарных урн, считала проголосовавших. Это один из немногих участков, где разница в числе проголосовавших, по данным комиссии и наблюдателей, составила всего 8 человек (в рамках допустимой погрешности). Подсчёт голосов также прошёл без каких-либо нарушений. За Зюганова проголосовали 224 человека, за Миронова – 65, за Жириновского – 57, за Прохорова – 121, за Путина – 493, недействительными признано 13 бюллетеней.

Как рассказал Денис Чуков, данные эти не были внесены в увеличенную форму протокола, потому как Тюшина поспешила удалиться. Когда она нескоро вернулась, в протоколе значились иные цифры. 10 из 13 недействительных бюллетеней – так же как и 30 из 57 за Жириновского и 113 из 121 за Прохорова – переместились в графу за Путина. Более 150 голосов были украдены и подарены фавориту.

Ночью Тюшина проскользнула в комнату, где сидел председатель Октябрьской ТИК Суряпин, и при нём ввела данные в сводную таблицу ТИК. Выглядела она в тот момент заплаканной. Вероятно, 150 дополнительных голосов за Путина (в то время когда коллеги прославились четырьмя и даже семью сотнями) на подвиг не тянут.

Гришанцов

Членами ТИК были написаны жалобы для рассмотрения на заседании ТИК по различным поводам. (Один из них уникальный. Ночью в ТИК появились мешки с бюллетенями, на которые были наклеены таблички с надписью «Выборы в Государственную думу 4 декабря 2011 года».) На следующий день из 83 жалоб было рассмотрено только семь незначительных.

Александр Гришанцов говорит, что происходящее в Октябрьской ТИК очень напоминает рейдерский захват голосов избирателей. А заявление в прокуратуру председателя ТИК Суряпина называет спецоперацией по нейтрализации Гришанцова.

«Той ночью мы написали заявление в ТИК, чтобы собрать экстренное заседание комиссии в связи с тем, что результаты по трём участкам (№ 288, 293, 315) не бьются. В таких случаях необходимо срочно принимать решение – пересчитывать бюллетени в УИК или ТИК. Но ТИК во главе с председателем предпочла ломом продавить ситуацию и внести сомнительные данные в ГАС «Выборы», заявив: обращайтесь потом в суд. Нас отталкивали (и полиция, и Суряпин, и депутаты Кудинов и Сурменев), оскорбляли, мы стояли как оплёванные. Эти три участка уже не влияли на общий итог выборов, но на них должен был быть зафиксирован высокий процент, в котором заинтересована исключительно администрация Октябрьского района. Я считаю это запланированной провокацией, направленной на защиту фальсификаторов и процесса фальсификации и исключение меня лично впоследствии из выборного процесса в областную думу».