Небольшой ГУЛАГ для «аликов»

Оценить
Небольшой ГУЛАГ для «аликов»
Пропаганда здорового образа жизни пока так же не сильно эффективна в борьбе с алкоголизмом, как и ЛТП, но она хотя бы безопасна
Советские ЛТП к лечению алкоголизма никакого отношения не имели

Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко, выступая на конгрессе церковно-общественного совета по защите от алкогольной угрозы, заявил, что необходимо взять на вооружение опыт Советского Союза и принудительно лечить больных алкоголизмом. Само место проведения мероприятия, где прозвучало это весьма странное предложение, заставляет вспомнить великие слова: «Прости их, господи, ибо не ведают, что творят».

Если коротко, ЛТП (лечебно-трудовые профилактории) в их советском варианте не имели никакого отношения к лечению алкоголизма. Заявляю это совершенно ответственно на основании собственного опыта.

Нет, не такого, как вы могли подумать. Просто почти двадцать лет я прослужил в системе исполнения наказаний, а лечебно-трудовые профилактории в эту систему входили. Уже странность: лечебные (якобы) учреждения в одной системе с колониями, следственными изоляторами и тюрьмами.

Сама система ЛТП ведёт свою историю с 1964 года – тогда было открыто первое учреждение подобного типа, словно в издёвку названного профилакторием. Ведь в массовом сознании профилакторий – это прежде всего место отдыха. В марте 1974 вышел указ президиума Верховного Совета РСФСР «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании хронических алкоголиков». Им устанавливалось, что в ЛТП должны направляться лица, «уклоняющиеся от лечения или продолжающие пьянствовать после лечения, нарушающие трудовую дисциплину, общественный порядок или правила социалистического общежития». Срок пребывания в ЛТП устанавливался от года до двух лет, решение о направлении в него принимал местный судья. На практике зачастую в ЛТП попадали люди, не поладившие с участковым инспектором, попадали по навету соседей и прочее. Впрочем, и реальных алкоголиков было немало. Но суть не в этом.

Советские ЛТП, равно как и исправительные колонии, колонии-поселения, прежде всего имели своей главной задачей не лечение от алкоголизма, не исправление преступников, отнюдь. Главная из задач – концентрация рабочей силы в нужных государству местах. Это повелось ещё со времён Сталина, со времён ГУЛАГа.

Вот пример из недавней истории: в Красноармейском районе были построены несколько лагерей. В Горючке (сейчас расформирована), в Паницкой (ныне колония № 7), в Усть-Золихе (№ 11), в посёлке Каменский (колония № 23). Географически они как бы составляют цепочку, вытянутую с севера, от Саратова, на юг – к Волгограду. Такое расположение легко объяснимо: в годы войны в этих лагерях сконцентрировали осуждённых для строительства железной дороги на Сталинград. Прошло семьдесят лет, а зоны в большинстве своём так и остались. Может, пригодятся, если надо будет построить ещё одну железку?

Теперь поищем подтверждение этой истине в истории саратовских лечебно-трудовых профилакториев.

ЛТП № 1 на Сокурском тракте (сейчас колония № 10, где до недавнего времени сидел Юрий Аксёненко). ЛТП, где проходили лечение ранее судимые лица, работал сразу на несколько заводов, в том числе на Техстекло – шлифовка хрустальных изделий – очень полезное для лечения производство. Также там выполняли заказы для агрегатного и ещё нескольких заводов города. Авиационного в том числе – нет, не самолёты, конечно, делали, а товары народного потребления – детские санки, например.

Профилакторий № 2 был расположен на задворках подшипникового завода. Соответственно, и выполнял его заказы. Сейчас этого профилактория нет и в помине.

ЛТП № 3 – в Вольске, выполнял заказы вольских заводов – «Металлиста» и других. Сейчас там колония № 5 – женская зона.

ЛТП № 4 на окраине Заводского района. Работали «алики» на построенном рядом кирпичном заводе. Сейчас там центр подготовки работников УФСИН. Рачительная все же организация, ничего не пропало.

ЛТП № 5 был расположен в Пугачёве для работы на заводе трубозапорной арматуры. Сейчас и завода нет, и ЛТП тем более.

Был ещё и ЛТП № 6 – женский. Где-то на окраине Маркса. Женщины там чего-то шили. Но просуществовала «шестёрка» недолго – расформировали.

Тихая, в общем, история саратовских ЛТП завершилась громко. Весной 1994 года пошли слухи, что ЛТП, равно как и принудительное лечение, отменят. Стали появляться газетные статьи на эту тему. Одну из них в суперпопулярном тогда «Собеседнике» товарищи профилактируемые (их официально так называли в отличие от ЗК – граждан осуждённых) восприняли как документ и руководству к действию. Два ЛТП – первое и второе – взбунтовались. После долгих раздумий тогдашнее руководство УВД решило бунт «гасить». ОМОНов, СОБРов и прочего тогда не было, завели на территорию обычных сотрудников со щитами и резиновыми палками. Щиты побросали – они мешали – и наголову разбили превосходящие силы лечащихся. Один человек даже погиб, в ЛТП-1, но врачи списали на сердце. Это было весной, а летом вышел указ Бориса Ельцина о ликвидации ЛТП и прекращении принудительного лечения. И история ЛТП в России прервалась на восемнадцать лет. Теперь вот главный специалист по борьбе с латышскими шпротами решил вновь осчастливить россиян.

Можно по-разному относиться к этой идее. На стадии обсуждения. Ибо реализована она не будет никогда. По самой простой причине: для этого у государства нет денег. Прежде ЛТП худо-бедно зарабатывали на своё существование сами, сейчас это нереально. Оно и к лучшему, потому что есть большое подозрение, что при нынешнем состоянии правоохранительной системы пациентами ЛТП будут неугодные власти люди, а настоящие алкоголики никаких проблем не испытают.

В заключение политический аспект проблемы. На территории бывшего СССР лечебно-трудовые профилактории сохранились лишь в Белоруссии и Туркменистане. Не самые демократические страны, согласитесь. Но, похоже, именно такие порядки милы Геннадию Онищенко. Впрочем, это никогда не было секретом.