На флейте перемёрзших труб

Оценить
На флейте перемёрзших труб
Хор жильцов, оставшихся без воды, исполняет благодарственную кантату: «Спасибо Водоканалу!»

В воскресенье у нас отключили холодную воду. Вернее, так: просто открываешь кран, а воды нет. Со временем выяснилось, что воду никто не отключал. Она сама. Замёрзла в трубах. Прямо в подвале дома. Потому что мороз был ночью. А водоразбора, наоборот, не было. Ну, она и замёрзла и разбираться по этажам отказалась.

Нет, по большому счёту отсутствие холодной воды – не самое большое несчастье зимой. При наличии воды горячей. Конечно, некоторые проблемы возникают. Под душем лишние минуты не постоишь – горячо! Да и с туалетом тоже – не очень. Не то чтобы сложно, но как-то неудобненько.

Но я, собственно, не об этом. А о том, как устранялась авария в виде замёрзшей трубы. Как выяснилось, дело это непростое. Наши слесари от управляющей компании (а в их профессионализме у меня сомнений нет) бились часов пять-шесть. И когда счастье было совсем близко, выяснилось, что труба промёрзла не только на придомовом участке, за который отвечают местные умельцы, но и в зоне ответственности Водоканала.

И вот тут началось самое замечательное. Сначала на Водоканал позвонил мастер из УК, то есть тот человек, который отвечает за наши трубы, и профессионально объяснил ситуацию. И получил восхитительный ответ: «Ваши жильцы к нам не звонят, значит ничего страшного не происходит и потому заявку мы принимать не будем». А жильцы потому и не звонят, так как уверены, что их трубы в надёжных руках профессионалов. Оказывается, Водоканалу нужен бэк-вокал разгневанных обезвоженных жителей.

Хорошо, бэк-вокал так бэк-вокал. Мастер звонит паре-тройке активистов и просит этот бэк-вокал организовать. Причём возмущённому хору требуется исполнить арию по двум адресам – водоканальному и, для профилактики, администрации Волжского района.

Я была в числе тех активистов. И до администрации района дозвонилась относительно быстро. Минут через пять коротких гудков мне ответил любезный живой женский голос, который посоветовал позвонить во всё тот же Водоканал. Причина была названа та же: на Водоканале уверены, что раз жильцы не звонят, значит всё в порядке.

А вот с телефоном горячей линии Водоканала получилось куда как интереснее. Сначала короткие гудки, минут 5–10. А потом отозвался ласковый женский автоматический голос. Голос сообщал, что все диспетчеры заняты, но обязательно возьмут трубку, потому что – с придыханием – «Ваш звонок очень важен для нас». А дальше шла приятная музыка. Два раза я сдалась через три минуты, потом меня хватило на пять. А этот глумливый голос по-прежнему утверждал¸ что мой звонок для них важен.

Раза с пятого мне конкретно повезло, после четырёх минут музыки в трубке завелась живая женщина. Она сообщила, что о проблеме знает, и они выедут в ближайшее время. Моя соседка, тоже активистка, но куда как более меня заинтересованная (она отказалась от горячей воды и пользуется домашним нагревателем, так что теперь осталась совсем без капли), билась значительно дольше меня. Но и безрезультатнее. Короче, вечером воскресенья бригада из Водоканала приехала. И тут же уехала. Потому что у них была жуткая авария на Астраханской.

В понедельник утром около дома стояла вскрышная техника. В пять вечера холодную воду ещё не добыли. А в девятом часу вечера, когда я возвращалась с работы, на углу дома дымил костёр и во тьме метались силуэты в оранжевых комбинезонах. Тонкая грязная струйка прорвалась в краны часам к 10 вечера.

Да здравствует Водоканал!