Микровставки в макрокартину

Оценить
Микровставки в макрокартину
Саратовская экономика отличается от общероссийской, а канадская нам вообще только снится

Министр промышленности и энергетики Саратовской области Сергей Лисовский выразил одобрение Владимиру Путину за статью «Нам нужна новая экономика», а потом поставил честную оценку той экономике, в которой мы вынуждены жить и работать сейчас. На заседании коллегии министерства в минувшую среду обсуждался вопрос о возвращении технологического лидерства.

Регион-то наш технологичней многих

Министр Лисовский в своём докладе проанализировал статью кандидата в президенты Владимира Путина «Нам нужна новая экономика». С удовлетворением было отмечено, что хотя премьер в своей статье честно признаёт зависимость экономики России от природных ресурсов, экономика нашего отдельно взятого региона куда более диверсифицирована, чем общероссийская.

«Саратовская область имеет более высокотехнологичную структуру не только производства, но и экспорта», – заявил министр.

Доля добычи полезных ископаемых в структуре ВРП области (2,8 %) существенно ниже данного показателя в структуре ВВП страны (9,7 %). То есть нашу региональную экономику сырьевой назвать нельзя. Саратовскому региону больше подходит определение «энергетический донор». По производству электроэнергии регион – седьмой среди субъектов Федерации.

Саратовская область существенно отличается от России и по структуре экспорта. Две трети общего объёма экспортируемых товаров в стране составляет природное сырьё и продукты его переработки. А основа товарной структуры экспорта Саратовской области – минеральные продукты (54,1 %) и продукция химической промышленности (34,5 %). Остальные группы товаров на этом фоне даже теряются. По словам министра промышленности, дальнейшее изменение структуры экспорта и наращивание его объёмов в Саратовском регионе должно происходить «за счёт продукции с повышенной степенью обработки, наукоёмких товаров, технологий и услуг». Лисовский назвал это одним из приоритетных направлений развития экономики области.

«Премьером были отмечены такие приоритетные отрасли, как фармацевтика, высокотехнологичная химия, композитные материалы, авиационная промышленность, информационно-коммуникационные технологии, нанотехнологии и, конечно, атомная промышленность и космос, – отметил Лисовский. – Все они созвучны с основными направлениями областной инновационной научно-технической программы развития высоких технологий в Саратовской области на 2010–2014 годы и стратегии социально-экономического развития области до 2025 года». Прорывными направлениями для нас, по словам Сергея Михайловича, являются нано-, био-, лазерные и информационные технологии. Но чтобы достичь лидерства в этих отраслях, необходима чётко сбалансированная промышленная политика.

Лисовский напомнил, что на территории региона до 2007 года действовал специальный закон о промышленной политике. Из-за рамочного характера и изменения отраслевого законодательства он был отменён. Сейчас по инициативе Торгово-промышленной палаты Саратовской области идёт активное обсуждение новой версии закона «О промышленной политике в Саратовской области».

Требуется государственное участие в судьбе

С одобрением отозвался наш саратовский министр и о создании госкорпораций, в структуру которых встраивалось большинство промышленных предприятий. Саратовская область в этот процесс тоже была вовлечена. Например, ГК «Ростехнологии» создаёт на базе саратовских предприятий электроники территориальное научно-производственное объединение «Электроника – Саратов». Преобразованием ФГУП «НПП Алмаз» в открытое акционерное общество в декабре 2011 года было устранено последнее препятствие на пути к созданию центра.

По словам Сергея Лисовского, интеграция саратовских промпредприятий в крупные холдинги и государственные корпорации даёт массу плюсов. И это не только инвестиционные вливания в модернизацию производств, но и социальная выгода. Так получилось при вхождении ОАО «Саратоворгсинтез» в холдинговую структуру компании «Лукойл». Помимо ввода новых производственных мощностей на саратовской промплощадке, Лукойл собирается построить в регионе новый детский сад.

Министр Лисовский надеется, что с помощью госкорпораций в Саратовской области удастся сохранить и станкостроительную отрасль. По его словам, точкой роста этого направления мог бы стать завод тяжёлых зуборезных станков. Восстанавливать предприятие как самостоятельную единицу уже бессмысленно. По словам министра, здесь «хорошо постарался» неэффективный собственник. Но если бы какой-нибудь крупный холдинг взял завод под крыло, то можно было бы надеяться на возрождение не только предприятия, но и отрасли в целом.

Продолжая рассуждать об условиях, при которых Россия может вернуть технологическое лидерство, Сергей Лисовский обратил внимание на государственную поддержку инновационных предприятий. «Те инновационные предприятия, которые были профинансированы за счёт бюджетных средств в период с 2005-го по 2008 год, сегодня показывают серьёзные результаты роста. Это ООО «Трима», ЗАО «Кантегир», ООО «Телемак» и другие», – доказывал Лисовский необходимость возобновления бюджетного участия в организации высокотехнологичных производств.

Кто виноват, понятно, что делать – тоже

Важность создания комфортных условий для ведения бизнеса Лисовский демонстрировал на наглядных примерах из жизни. Он рассказал членам коллегии историю известного российского завода «Ростсельмаш». Не так давно он перевёл производство тракторов, посевных комплектов и ряда других машин в Канаду. Причины оказались простыми. И их было несколько. Кредиты в Канаде дают под 4 % годовых, а в России – под 12 %. Металл в России дороже на 10–15 %, чем в Канаде. Дороги там без пробок, полиция работает так, что не надо тратиться на охрану и взятки. Электричество в два раза дешевле, налоги ниже. Но самое интересное то, что канадское государство даёт кредиты на десятки миллионов долларов под 0,5 % годовых на 10 лет, при условии модернизации и вклада в развитие предприятия.

«Вот и ответ, почему у нас неконкурентно машиностроение и почему России при наших высококвалифицированных кадрах тяжело завоевать ниши на мировом рынке», – смело говорил саратовский министр Лисовский.

«У меня в руках письмо одного из уважаемых руководителей одного из известных предприятий промышленности. Не буду его называть, чтобы некоторые структуры и органы не ходили к нему потом «обилечивать», как у нас это бывает», – предупредил Лисовский перед тем, как рассказать другую показательную историю.

Руководитель не названного им завода пожаловался на удивительно высокие тарифы, которые различные структуры устанавливают на свои услуги. Например, ему пришлось потратить целых 250 тысяч рублей на проведение федеральной службой по экологическому надзору специальных измерений в электроустановках и техотчёт о них. За оформление проектов по предельно допустимым выбросам в атмосферу предприятие отдало 350 тысяч рублей, ещё 300 тысяч – за разработку и согласование проектов расчётной санитарно-защитной зоны федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Общая сумма вылилась в миллионы рублей.

«Российские предприятия опутаны непонятными и неэффективными затратами. И эти проблемы у нас не только не решаются, они ещё и усугубляются с каждым годом. До тех пор пока эти факторы не будут искоренены, говорить о комфортных условиях для работы бизнеса в нашей стране мы не сможем», – заявил Сергей Лисовский.

После такого точного диагноза докладчика можно было ожидать продолжения серьёзного разговора. Но ректор Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского Леонид Коссович, генеральный директор ОАО «ВНИПИГаздобыча» Виктор Милованов, директор учреждения РАН «Институт биохимии и физиологии растений и микроорганизмов РАН» Сергей Щёголев предпочли заняться рекламой собственных научных достижений и успехов возглавляемых ими структур.

Планам не хватает амбициозности

Об итогах 2011 года членам коллегии тоже рассказали. Заместитель министра промышленности и энергетики Ольга Лутьянова в очередной раз похвалилась индексом промышленного производства. Он составил 109 %. За год почти на 4 % выросла доля налоговых поступлений в областной бюджет от предприятий промышленности, трубопроводного транспорта и связи. В росте оказался и объём инвестиций в основной капитал: на 29,5 % больше уровня 2010 года.

Как положительный момент Лутьянова отметила также рост численности рабочих, занятых на промышленных предприятиях региона, почти на три тысячи человек по сравнению с 2010 годом. Всего в промышленном секторе области работают более 156 тысяч человек. Среднемесячная заработная плата по предприятиям министерства в прошедшем 2011 году выросла на 12 % и составила около 19000 рублей.

Говоря о планах на 2012 год, Ольга Лутьянова сообщила, что индекс промышленного производства будет на уровне 106 процентов, и существенного увеличения численности работающих на предприятиях никто не обещает. Она останется на уровне 2011 года. Но при этом будут созданы высокотехнологичные рабочие места.

«Мне кажется, вы занижаете планку и по росту ИПП, и по численности, – попенял министру Сергею Лисовскому заместитель председателя областного правительства Александр Стрелюхин. – Цифры эти вам нужно пересмотреть».

Министр возразил, что представленные в докладе Лутьяновой цифры досконально выверены: «Мечтать можно о многом, но заложить цифры выше, чем общероссийские, при тех прогнозах развития экономики, которые существуют, просто невозможно. Наши плановые показатели и так довольно напряжённые».

Лисовский обратил внимание собравшихся и на тот факт, что в последнее время, оценивая эффективность отрасли, акцент в основном делается на рост зарплаты. А такой показатель, как производительность труда (который по основному закону экономики должен опережать рост заработной платы) остаётся без внимания. По мнению Лисовского, чтобы вывести Саратовский регион на конкурентоспособные позиции, темпы роста производительности труда у нас должны быть выше, чем в целом по России.

И хорошо бы ввести производительность в перечень основных показателей. Александр Стрелюхин идею поддержал. «Этот показатель в итоговой статистике не учитывают, так давайте будем новаторами», – согласился он.