Любители бай-бэка

Оценить
Любители бай-бэка
Обещания Зюганова и Путина ведут к одному результату

Владимир Путин на минувшей неделе встретился с представителями крупного бизнеса. Фактически назвал их нуворишами, мастерами по переделу собственности. Подчеркнул, что у него лично претензий к большинству из них нет. Что он считает их ответственными и деловыми людьми, а предпринимательский талант – важнейшим ресурсом России. Но вот рядовые граждане думают иначе. А он всё-таки желает быть президентом рядовых граждан. И потому вынужден говорить предпринимателям неприятные вещи про то, что хорошо бы запрос этих граждан на справедливость удовлетворить.

Кандидат в президенты Владимир Путин не пугает никого национализацией. Говорил совсемнедавно, что экономика нашей страны её не выдержит и просто впадёт в кому. Он скорее предупреждает о том, что с теми, кто получил предприятия по закону, но не по справедливости, придётся разобраться «по понятиям».

Кстати, ярый сторонник национализации Геннадий Зюганов (ещё один кандидат в наши президенты), тоже оговаривается, что далеко не всем владельцам приватизированной по законам 90-х собственности придётся отвечать перед новой властью коммунистов нажитым имуществом.

И вот такой избирательный по отношению к предпринимателям подход двух кандидатов подвешивает «на крючок» людей, от которых зависит две трети ВВП страны. Они, конечно, могут успокаивать себя тем, что это просто предвыборная риторика кандидатов. Но могут взять да и поверить в обещания по раскулачиванию. И тогда прощай и удвоенный ВВП страны, и модернизация, и мечты о счастливой жизни рядовых граждан.

Сто шагов вперёд, сто шагов назад

В феврале сотня тысяч российских граждан с подачи Владимира Путина узнала новое слово – «бай-бэк». Ну или по крайней мере должна была узнать. Потому что оно их касается, после того как председатель правительства распорядился произвести обратный выкуп акций ВТБ (Внешторгбанка) у людей, купивших их на народном IPO в 2007 году.

Аналитики в ужасе замахали руками. Закричали деньгам «бай-бай». Предупредили, что инициативу Путина оплатят бюджетными деньгами. Ведь банк-то наполовину государственный. Но мне вот лично государственных денег на это не жалко. Мне жалко людей, которые за этот бай-бэк будут благодарны Владимиру Путину. Мне жалко их, потому что акции у них выкупят за те же самые 13,6 копеек, которые они заплатили пять лет назад. Забыв о том, что банк ими работал и зарабатывал. Что за эти годы инфляция удешевила российские деньги на 50 процентов.

Ну да, на рынке акции ВТБ стоят сейчас вдвое дешевле предложенной Путиным цены. Но это ж как надо себя не уважать, чтобы быть благодарными за такое сомнительное предложение благодетелю. А может, люди вовсе и не рады? Может, они, наоборот, раскрыли глаза и поняли, что их используют в большой игре? Это было бы прекрасно. Потому что предложение подобных игр в предвыборные времена всё нарастает и нарастает. И все эти игры удивительно похожи на бай-бэк.

Бай-бэк по-русски – это возвращение отношений на исходные позиции без разбора, кто кому чего должен, кто у кого чего украл, кто на чём нажился и кто что потерял. Такой жёсткий ответ на тоску по прошлому. Если тоска сильная, то бай-бэк может даже удовлетворить. На время. Пока человек не разберётся. Ну а потом никто не мешает сделать бай-бэк снова. Те, у кого с памятью всё в порядке, согласятся, что ожившая на минувшей неделе тема несправедливости приватизации 90-х годов тоже смахивает на бай-бэк.

Потому что семь лет назад Владимир Путин сам был инициатором закрытия темы несправедливости приватизации. И именно с его подачи срок давности для признания сделок ничтожными был уменьшен законодателями с 10 до трёх лет. А теперь Владимир Владимирович показывает, что он не раб, а хозяин своего слова. И подход к собственности снова меняется. Обещано сделки из сундуков вынуть и внимательно каждую из них рассмотреть. По результатам этой ревизии некоторым бизнесменам придётся заплатить в бюджет большие деньги. Так они ответят перед обществом за полученные сверхдоходы. Об этом Владимир Путин сказал представителям крупного бизнеса, выступая на встрече в РСПП.

При этом кто конкретно заплатит за несправедливость, не сказано. Это будут только те, кто получил собственность на залоговых аукционах и превратил разваливающиеся заводы в конфетки? Или рублём накажут и тех директоров заводов, кто когда-то скупил акции у рабочих своего предприятия, а потом вывел собственность, удачно продал её, объявил о банкротстве и на вырученные деньги завёл новое дело? А приватизаторы новейшего времени подпадают под эту новую метлу? А те, кто купил по рыночной цене собственность у тех, кто когда-то её приватизировал по несправедливой, будут отвечать перед людьми за претензии, связанные со знакомым названием?

Вопросов здесь явно больше, чем ответов. Но, может быть, ответы и не нужны. Пока до них дело дойдёт, подоспеет время реализации других, гораздо более масштабных планов.

О них Владимир Путин тоже недавно вкратце рассказывал. России, по его замыслам, предстоит за шесть лет подняться со 120-го на 20-е место по уровню привлекательности страны для ведения бизнеса. Для этого придётся: сделать так, чтобы бухгалтер тратил на налоговую отчётность в три раза меньше времени, чем сейчас, грузовая фура пересекала таможню в семь раз быстрее, разрешение на строительство выдавали в пять раз быстрее… Ну и ещё много чего хорошего обещано. Только мало кто из информированных о реальных делах в стране в это верит.

«Хорошо было бы сделать за это время 25 шагов, но в правильном направлении», – прокомментировала заявление председателя правительства заместитель председателя правления Сбербанка Белла Златкис. Но на информированных людей эти планы и не рассчитаны. Важно, чтобы в прыжок через сто позиций поверили те, кто до сих пор тоскует о социалистических временах и о великих свершениях тех лет. Ведь именно они в основном и ходят сегодня на выборы.

Два пророка для любителей советского

Громадьём своих планов кандидат в президенты Владимир Путин на минувшей неделе смутил души тех, кто уже много лет голосует за Геннадия Зюганова. Его электорат настроен на всемерную поддержку государства. Её Геннадий Андреевич щедро обещает и в эти президентские выборы.

Те, кто хочет жить при советской власти, вновь могут мечтать о возрождении колхозов. О том, что государство закупит для них новые тракторы и комбайны и сделает сёла процветающими. На эти цели у Зюганова предусмотрен один триллион рублей. 20 триллионов за три года составят государственные вложения в развитие промышленности. При этом ежегодный бюджет страны сегодня меньше. Но об этом пока не надо думать. Потому что Геннадий Зюганов удвоит бюджетные доходы с помощью национализации нескольких предприятий. И они станут работать не на карман олигархов, а на государство.

Ещё один источник для наполнения бюджета – прогрессивный налог. Никаких 13 процентов. Чем больше зарабатываешь, тем больше отдаёшь государству. Не нравится быть собственником в таких условиях – добро пожаловать на советское предприятие и небольшую фиксированную зарплату. У нового советского государства будут большие траты по обеспечению населения и предприятий дешёвыми кредитами, возрождению науки, бесплатного образования, возрождению авиастроения, снижению платы за коммунальные услуги, передвижение по стране, строительству бесплатного жилья, повышению пенсий.

Если денег от прибыли национализированных предприятий не хватит, можно вернуть в государственное управление другие. И народ эти решения поддержит. Потому что народ отлично знает, что сегодняшние богатые сделали своё состояние на бизнесе, который сводился к дележу государственного пирога. Так. Стоп.

Про пирог говорил не Зюганов, а Путин, который не хочет национализации, а, наоборот, говорит о том, что даже общий налог «на богатство» не будет носить фискального характера, а нужен как морально-этическая норма, для того чтобы нувориши не отличались ни видом, ни собственностью от рядовых граждан. А потом тот же Путин говорил о том, что зарплата врачей, учителей и прочих работников бюджетной сферы скоро составит 200 процентов от средней по экономике.

А где он, интересно, возьмёт деньги на это повышение? Обложит налогом нефтяные и газовые компании? Нет. Уже сказал. Будет брать прибыль с предприятий машиностроения? Нет. Уже обещал не давить налоговым бременем. Неужели начнётся настоящая борьба с коррупцией? Смешно. Но может стать и грустно, если сбудутся кандидатские обещания и большая часть рядовых граждан будет вынуждена вернуться в ту жизнь, которую лет этак двадцать пытаемся изменить. Вернуться вместе со своими детьми и внуками, которые ту жизнь не знают и вряд ли к ней готовы. Это принципиально.