Рассерженные горожане, объединяйтесь!

Оценить
Рассерженные горожане, объединяйтесь!
3600 рассерженных саратовцев способны превратить грязные выборы в идеально чистые, 1800 – нанести непоправимый урон фальсификаторам. Запишитесь в наблюдатели или члены УИК!

После декабрьских выборов в Государственную думу десятки тысяч граждан по всей стране вышли на улицы с акциями протеста. На пике протестной волны в Саратове на площади Кирова около цирка своё недовольство нечестными выборами выразили примерно 1500–2000 человек. Если каждый из них 4 марта придёт на избирательный участок членом комиссии с правом решающего или совещательного голоса либо наблюдателем и приведёт с собой одного друга, выборы в городе пройдут идеально. Несмотря на то что в Саратове, как и по всей области, готовятся массовые фальсификации.
Если вы хотите противостоять фальсификациям, но не знаете, куда обратиться, звоните в нашу редакцию: 27-23-81. Мы свяжем вас с одной из организаций, занимающихся контролем за проведением выборов.

В УИКи берут людей, умеющих вбрасывать бюллетени

«Газета недели в Саратове» уже писала о том, как территориальные избирательные комиссии (ТИКи) формируют участковые (УИКи). Напомним, УИКи формируются по представлению партий (в первую очередь парламентских), а также общественных организаций, объединений, трудовых коллективов, собраний по месту жительства. И если парламентским партиям ТИКи отказать при всём желании не в силах, то кандидатуры от общественности территориальная избирательная комиссия утверждает по своему усмотрению. Используя проадминистративный ресурс тех же ветеранских организаций, коллективов городских больниц, школ, детсадов.

При наборе членов УИК с правом решающего голоса (ПРГ) «в дело» шли исключительно проверенные кадры. То есть те, на кого заводились и по странному стечению обстоятельств закрывались уголовные дела, например.

В Интернете выложены ролики с заседания ТИК Октябрьского района. Депутат Саратовской городской думы, коммунист Александр Гришанцов неоднократно пытается оспорить ту или иную кандидатуру, предлагаемую в участковые комиссии ТИКовским большинством.

Например, в одну из комиссий включается работница детского сада № 21 Васильева. «Её же за руку взяли, – возмущается Александр Иванович, – она 500 бюллетеней вбросила на городских выборах в 18-м округе!» «Я сейчас объясню по поводу уголовных дел в городской думе, – отвечает ему секретарь ТИК Татьяна Гордиенко. – 12 января уголовное дело было закрыто. И ни один из членов комиссии не был привлечён или обвинён…» «Минутку! – останавливает Гришанцов. – А административная ответственность?» – «И административная в том числе». – «Она вообще святая получилась?» – «Я не знаю… Александр Иванович, давайте так, если в избирательную комиссию поступает официальный документ о том, что заведено дело – либо уголовное, либо административное – в отношении Васильевой…» «Вы потом будете жалеть, – перебивает Гришанцов, – когда народ просто пойдёт в разнос! Вас же первую будут искать».

«Я лично испытала на себе, какие карательные методы у Васильевой на своих подчинённых! – говорит один из членов ТИК. – Я была в этой комиссии. Я против, настоятельно против!» В итоге шесть членов ТИКа голосуют за «надёжную» женщину, способную вбросить в урну полтысячи бюллетеней, трое (представители КПРФ, ЛДПР, СР) против. Кандидатура госпожи Васильевой утверждается.

Ещё одна пикантная ситуация произошла на 302-м избирательном участке на городских выборах прошлого года. Заместитель главного врача городской больницы № 1 Ирина Кравцова, как напоминает настырный Гришанцов, обеспечила Игорю Салову депутатский мандат. «Вся городская больница будет носить со второго этажа бюллетени пачками... Избирательный участок – длинный коридор, в конце туалет».

Избирательный участок в 1-й горбольнице, действительно, был расположен в коридоре, избирательные урны не просматривались. «Вы про что сейчас говорите?» – недоумевает один из верных членов ТИКа. «Про то, что состав комиссии на 80 процентов состоит из работников поликлиники». Счёт при голосовании тот же: 6:3. Ирина Кравцова избрана председателем УИК. «Единственное предложение, – вздыхает Гришанцов, – вас всех расформировать». Ну, за это даже голосовать не стали.

Также в одну из комиссий (школа № 6) включается семейная династия Жильцовых (мать, два сына и бабушка). Мать – председатель УИК. Возражения Гришанцова по-прежнему не берутся во внимание. «УИКи формируются по одному механизму, – объясняет «Газете недели» Александр Гришанцов, – это наличие административной вертикали, подчинённость, семейственность».

Выборы в Саратове превращаются в борьбу

19 января в нашем городе было создано Саратовское объединение избирателей (СОИ), куда вошли представители партий и гражданские активисты. Своей главной целью СОИ заявило наблюдение за выборным процессом и обеспечение честных выборов. В первые же дни СОИ договорилось с парламентскими партиями о том, чтобы привлечённые объединением гражданские активисты были включены в состав УИКов членами с правом решающего голоса. Через этот механизм порядка 80 новых беспартийных активистов протестной волны декабря прошлого года, так называемые рассерженные горожане, попали на избирательные участки, чтобы противостоять фальсификаторам.

Кроме того, был сформирован список ещё из 70 человек, которые не захотели входить в состав УИКов от имени партий. Они решили идти от СОИ как общественной организации. Хотя с самого начала было понятно, что они, скорее всего, получат отказ.

***

«Саратовское объединение избирателей, – рассказывает координатор СОИ Дмитрий Коннычев, – представило в ТИК Волжского района 20 человек, Заводского – 14, Кировского – 12, Ленинского – 8, Октябрьского – 14, Фрунзенского – 2. В результате шести заседаний этих территориальных комиссий в состав УИКов были включены только два человека из 70. Оба в Заводском районе. Один из этих участков расположен на Увеке, куда даже свои ехать не хотят.

Показателен в этом плане Ленинский район, где было набрано 1200 человек. И ни одного из восьми наших. Поводы отказов – формальные: приоритет отдаётся трудовым коллективам, нет места, недостаточный опыт работы. Хотя список СОИ был представлен людьми, имеющими большой опыт работы на выборах в качестве наблюдателей. Насмотревшись на всю эту выборную грязь, они решили идти на избирательные участки уже не наблюдать, а противостоять нарушениям. Конечно, их никогда не брали в комиссии, которые формируются за счёт своих людей из подконтрольных учреждений образования и здравоохранения. И не будут брать, и у них не появится официального опыта, замкнутый круг. И это несмотря на резонные запросы общества защитить выборы, несмотря на заявление одного из кандидатов в президенты – Путина, который предложил привлекать граждан для участия в выборах.

Итог, тем не менее, понятен. На территории Саратова все обещания власти являются полной профанацией и лукавством. Отказ включать людей в составы УИКов членами с правом решающего голоса от общественного объединения, занимающегося выборным процессом, чётко показывает, какой механизм будет задействован. Планируются нечестные выборы.

Тем не менее, все эти люди будут включены в комиссии членами с правом уже совещательного голоса и займутся борьбой за честные выборы. Потому что теперь в Саратове выборы действительно превращаются в борьбу. Итоговая задача СОИ – сформировать комиссии не из десятков, а из сотен людей. Фактически речь идёт о проекте «Анти-Чуров в Саратове».

***

«Анти-Чуров в Саратове»

Серьёзной потерей отсутствие в УИКах членов с правом решающего голоса Дмитрий Коннычев не считает. По его мнению, в борьбе за честные выборы есть свои преимущества и у ПРГ, и у членов с правом совещательного голоса (ПСГ).

Сила члена комиссии ПРГ в том, что он ставит свою подпись под протоколом. В том же протоколе в графе «особое мнение» может написать свои замечания, кто и когда совершил какие-либо фальсификации. «Когда на глазах у всех в протоколе пишется, что председатель комиссии, например, переложил бюллетени из одной пачки в другую, это не очень приятно, – говорит Коннычев. – Это фактически рисуется состав преступления. Именно поэтому применяется административное давление, запугивание, обман, подкуп…»

Слабость члена ПРГ в том, что в течение дня выборов он сидит с одним реестром, и ему трудно проконтролировать, что происходит там, где принимают паспорта с вложенными календариками от «карусельщиков», вбрасывают ли бюллетени в урны. Кроме того, его могут отправить с избирательного участка с переносной урной.

С точки зрения контроля участка член ПСГ сильнее члена ПРГ и гораздо ценнее наблюдателя. Ему нельзя сказать, как наблюдателю, где он должен находиться, что он должен делать. То есть он может всё время простоять рядом с урной или просидеть рядом с секретарём, принимающим паспорта с календариками. Закон не предусматривает его удаления с участка, хотя на практике удаляли даже членов ПРГ. Но если членов комиссий в нарушение закона начнут удалять сотнями, это сильно ударит по легитимности выборов.

Для того чтобы выборы в Саратове прошли почти идеально, существует простой механизм. Членов ПРГ в УИКах, как правило, 9–11 человек. На стороне честных выборов – трое (от КПРФ, «Справедливой России», ЛДПР). На противоположной стороне – один член от «Единой России» и 5–7 проадминистративных членов, которые набрали ТИКи. УИКи дополняются членами ПСГ и наблюдателями от парламентских партий и кандидата в президенты, не имеющего партии, Михаила Прохорова.

Даже если взять за основу максимальное число членов ПРГ из восьми человек, нацеленных на победу всем известного кандидата, то к ним прибавится ещё только пара в виде члена ПСГ и наблюдателя от «Единой России». Таким образом, всего их будет 10.

К трём членам с правом решающего голоса от других кандидатов, выдвинутых парламентскими партиями, и кандидата Прохорова можно добавить по четыре члена с правом совещательного голоса и четыре наблюдателя. В итоге получится 11 человек. Как объясняет координатор СОИ Дмитрий Коннычев, если на каждом избирательном участке десять человек, так или иначе представляющих административный ресурс, будут уравновешены десятью другими, выступающими за честные выборы, вбросить бюллетени будет практически невозможно.

Остаётся отработанная технология переписывания протоколов. Но когда столько глаз следит за фальсификаторами и фиксирует нарушения, подписать новый вариант протокола, подделав подписи, члены УИК с правом решающего голоса будут элементарно бояться. Где гарантия, что протоколы именно с вашего участка затопят в подвалах или сожгут, как это происходило после выборов в Госдуму в нескольких районах города?

Значит, члены УИКов будут отказываться ставить подписи под лживыми данными. На прошедших выборах в городе было 12 избирательных участков, где выборы признаны несостоявшимися. Иными словами, результаты на них были обнулены. Один из участков расположен в 3-м лицее, где попытки фальсификаций, предпринятые педагогами-членами УИК, стали достоянием гласности благодаря активности наблюдателей.

Обнуление результатов на избирательном участке, конечно, далеко не идеальный вариант. Голоса людей, отданные в пользу одного из кандидатов, утрачиваются. Но (и это маленькая, но победа) они не воруются и не плюсуются в пользу кандидата, на которого работает административный ресурс.

Итак, чтобы выборы прошли почти идеально, на 360 городских избирательных участков требуются по десять человек членами УИК и наблюдателями. На город – всего 3600. Как уверяет Дмитрий Коннычев, для того чтобы нанести фальсификаторам непоправимый урон, довольно и по пять человек на участок. То есть всего 1800.

На выборах в Госдуму было 300. Сейчас есть 700. Саратовцы, будьте гражданами! Запишитесь в члены УИКов и наблюдатели. И приходите голосовать. Чем больше нас придёт, тем труднее им будет вбрасывать и «рисовать».