Аттракцион неслыханной щедрости

Оценить
Аттракцион неслыханной щедрости
Вплоть до третьего марта над Россией будут идти золотые дожди, будет сыпаться сверху манна небесная. Потом, понятное дело, перестанет. Главный распределитель будущих благ, главный гарант нашего скорого (и не очень) счастья – кандидат в президенты, ны

Вплоть до третьего марта над Россией будут идти золотые дожди, будет сыпаться сверху манна небесная. Потом, понятное дело, перестанет. Главный распределитель будущих благ, главный гарант нашего скорого (и не очень) счастья – кандидат в президенты, нынешний премьер-министр Владимир Путин. Каждое чаяние народа, каждая сокровенная мечта, каждое, может, даже тайное желание ведомы ему. И всё-то он обещает исполнить.

Надоели москвичам машины с мигалками – пожалуйста, после выборов их будет не девять сотен, а всего одна сотня – для самых достойных. Правда, закон Паркинсона гласит, что после сокращения число чиновников многократно вырастает. И этот закон вполне можно экстраполировать на чиновничьи машины. Но не беда – это будет после выборов.

Наконец-то услышан долгий народный стон по поводу десяти бездарных январских дней. Уж сколько просил народ – ну не надо нам столько выходных в январе, а нужны эти дни как раз в мае, когда картошку надобно сажать. Не слышали, не слышали и вот услышали. Будут вам каникулы в мае за счёт январских.

Или очередной перевод стрелок (на часах, разумеется), столь опрометчиво устроенный врио президента. «Не нравится народу – вмиг исправим». И как эхо – партия неуверенного большинства: «Исправим, исправим…» А делали зачем?

Да ладно, разве только эти мелочные детали содержатся в многочисленных обещаниях? И на глобальное замахнёмся. Вот пришёл Владимир Путин на съезд Российского союза промышленников и предпринимателей. Они даже пожаловаться не успели, а премьер им говорит: «Нам нужно сократить число различных разрешительных процедур с 51 до 7, а количество дней, необходимых для получения всех согласований, – с сегодняшних 423 хотя бы до 35. Вообще, интересная картина получается: предложение сократить число разрешительных процедур звучит на съезде тех, кто от этого безобразия больше всех и страдает. Если по-моему, так нужно было собрать съезд всех справковыдающих инстанций и там выдвигать это предложение.

Главный вопрос к этим и следующим инициативам: «Раньше почему не делали? У вас 12 лет было».

Идеи премьер-министра о том, как сделать нашу жизнь лучше (а вовсе не для того, чтобы привлечь голоса избирателей, как могли подумать), можно разделить на две группы.

Первая группа – акции прямого действия. Например, приказ банку ВТБ выкупить у вкладчиков акции «народного IPO». 16 миллиардов рублей на это нужно. А ВТБ, между прочим, банк государственный. И есть подозрения, что это наши денежки пойдут на то, чтобы исправить промахи банкиров. Из этой же серии история с посёлком Роза в Челябинской области. Чтобы переселить шахтёров из разваливающихся домов, Путин приказал выделить из бюджета РФ два миллиарда, из бюджета области ещё столько же, и миллиард, скривившись, обещали дать владельцы шахты. Нет, горняков в бараках, безусловно, жалко, но, может, все заботы о них примут на себя хозяева шахты? Или не хочется их обижать?

Вторая – куда более многочисленная часть обещаний. Это обещания того, что в недалёком, а может, и в далёком будущем мы будем жить «более лучше». Правда, многие их них совсем неконкретны, а другие уходят за жизненный горизонт. Помню, ещё до начала предвыборной кампании изучал в маршрутке плакатик с портретом Путина и такими примерно словами: «Нам необходимо создать такие условия, чтобы каждая российская семья имела возможность решить свои жилищные проблемы». В статье в КП даже дата определена: к 2030 году. Подумайте о быстротечности жизни и посчитайте, сколько вам будет через восемнадцать лет. А когда загрустите, утешьтесь тем, что поищите в Сети подборку обещаний ВВП по жилищному и другим вопросам начиная с 1999 года. Поучительное чтение.

Ещё к 2020 году, то есть десятью годами ранее, придёт социальная справедливость. Не будет недостойных зарплат, починят социальные лифты, а «интересы людей, которые работают в социальных учреждениях, не будут ставиться выше интересов тех людей, на которых они работают». Не очень складно, но в принципе понятно: ещё восемь лет собесы и пенсионный фонд будут работать на себя, а уж потом… И кстати, а кто будет президентом в 2020 году, с кого спросить-то, если что не сладится?

И уж совсем непонятно, кто и с кого будет спрашивать в далёком 2050 году – сработала ли программа народосбережения или не получилось в очередной раз. Стало нас, как обещает сегодня Путин, 154 миллиона или нет. Впрочем, даже если и двести миллионов нас будет, «жить в эту пору прекрасную уж не придётся ни мне, ни тебе». Но появление в 2020 году рабочей аристократии мы ещё сможем застать, понять бы только, что это такое, кто это такие. Токарь Трапезников? Газорезчик Омельченко? Другие герои ОНФ?

Ну да ладно. Теперь о другом. Давным-давно, в середине лихих девяностых, я работал в штабе одного кандидата на выборах в облдуму. Наши агитаторы раздавали избирателям тушёнку и сахар. Агитаторы соперника – водочку. Нечестно? Подкуп избирателей? Увы, да. Но по крайней мере конкретно. Не то, что сейчас.