Как нас пугали

Оценить
Как нас пугали
Да, сто, тысячепроцентно прав главный санитарный врач Геннадий Онищенко. Не в том дело, что вреден украинский сыр, латышские шпроты и ещё что-то там белорусское. И не в том дело, что опасны для здоровья грузинский и молдавский коньяки, а дагестанский

Да, сто, тысячепроцентно прав главный санитарный врач Геннадий Онищенко. Не в том дело, что вреден украинский сыр, латышские шпроты и ещё что-то там белорусское. И не в том дело, что опасны для здоровья грузинский и молдавский коньяки, а дагестанский коньяк, наоборот, полезен. В глубокую печаль ввергли Геннадия Григорьевича сами россияне.

Утратили они умение тепло одеваться. Особенно горожане. Впрочем, оно и прежде так бывало. Давайте классика процитируем, Михаила Афанасьевича нашего Булгакова: «…вон она, вон она!! Бежит в подворотню в любовниковых чулках. Ноги холодные, в живот дует, потому что шерсть на ней вроде моей, а штаны она носит холодные, так, кружевная видимость. Рвань для любовника. Надень-ка она фланелевые, попробуй». Это Шариков так говорил, когда ещё псом приблудным был.

А это Онищенко: «Если вы пойдёте на митинг, найдите бабушкины валенки и дублёнки, которые моль ещё не съела, которые вышли из моды и которые в 80-е годы были признаком умопомрачительного достатка, тогда идите митингуйте на любой стороне». Ну если уж не найдёте, то: «Если минус 18, если ветер, я бы просто порекомендовал воздержаться. Христом Богом прошу, милые мои, найдите себе какое-нибудь другое занятие – строить светлое будущее, не подвергая риску собственное здоровье. Нет одежды – Христа ради, поберегите себя. Вы так нужны России».

И святейших патриарх тоже предостерёг: «Православные люди не умеют выходить на демонстрации, они стоят к поясу Пресвятой Богородицы. Эти люди не выходят на демонстрации, их голосов не слышно, они молятся в тиши своих монастырей, в кельях, в домах. Но они переживают всем сердцем то, что происходит сегодня с народом нашим, проводя ясные параллели в своём сознании с беспутством и беспамятностью предреволюционных лет, с разбродом, шатанием, с разрушением страны в 90-х годах». Отметим поразительное сходство оценки 90-х годов с тем, что говорят представители нынешней власти и её пропагандисты. Не будем спрашивать патриарха, а не в 90-е ли годы православная церковь стала могущественной силой государства, стряхнув – при прямом участии Бориса Ельцина – те вериги, в которых РПЦ держали коммунисты. И не в 90-е ли была заложена основа нынешнего благополучного финансового положения РПЦ?

Большой интеллект продемонстрировал Борис Грызлов, который когда-то был спикером Думы, а сейчас ушёл в тень. Борис Вячеславович продемонстрировал всем, что читал повесть «Собака Баскервилей» или по крайней мере смотрел одноимённый телефильм. И посоветовал «держаться подальше от всяких болот». Но никто не послушался.

Тему болот, вернее Болотной, поднял и один из светлых умов ЕР – Андрей Исаев. Он предположил, что Болотная площадь организаторами выбрана не случайно, а по той причине, что там казнили Емельяна Пугачёва. Дескать, организаторы митинга за честные выборы хотят, подобно Пугачёву, залить страну кровью. Прочитав в Сети первые отклики о своих научных изысканиях, г-н Исаев разобиделся и обозвал оппонентов «подпиндосниками». И раньше были сомнения в том, что Исаев адекватен, теперь эти сомнения рассеялись окончательно.

А вот в Саратове совсем странная ситуация сложилась. Никто не пугал морозами, никто не взывал к чувствам. Больше того, даже контрмитинг не сдюжили. Неполная сотня мгеровцев у цирка не в счёт. Городские чиновники запретили собраться на Театральной и откинулись в изнеможении на спинки своих кожаных кресел. Единственное, что предприняли власти, так это доверили полиции вести подсчёт участников. Все уже давно понимают, что эти подсчёты не имеют отношения к арифметике, зато здорово похожи на чёрные политтехнологии. В Москве 4 февраля насчитали на Болотной 36 тысяч. А у нас УВД считало так: «4 февраля на территории двух городов Саратовской области (Саратов и Ершов) в рамках Всероссийской акции протеста «За обеспечение прав граждан на честные выборы» региональными отделениями политических партий КПРФ, ЛДПР и инициативными группами граждан проведены семь согласованных с органами власти общественно-политических мероприятий. В форме пяти митингов и двух шествий, с общим участием в них более 300 человек».

Лукавая формулировка, товарищи полицейские. Двадцать тысяч – это тоже «больше 300». Будем честны – двадцати тысяч в субботу не было. Но очень может случиться, что будет и двадцать тысяч.