Старики-процентщики

Оценить
Старики-процентщики
Военные служат своей стране, но страна иногда об этом «забывает»
Чтобы рассчитать свою пенсию, отставным офицерам пригодится математическое и юридическое образование

Житель Саратова, военный пенсионер Рудольф Степанов обратился в Конституционный суд с просьбой признать незаконным введение так называемого понижающего коэффициента, при помощи которого определяется размер военной пенсии.

Полковник Степанов отслужил 33 года, преподавал в саратовском вертолётном училище, получил учёную степень кандидата технических наук. После увольнения, в возрасте за шестьдесят снова пошёл учиться, стал юристом: как оказалось, «без высшего юридического образования быть военным пенсионером и бороться за свои права довольно сложно».

Военная пенсия зависит от выслуги лет и величины денежного довольствия в современной армии. Согласно прежнему законодательству, отставник, прослуживший более тридцати лет, получал 85 процентов от жалования офицера, равного по воинскому званию и должности, с той же выслугой лет. В прошлом году, когда федеральные ведомства и депутаты обсуждали повышение окладов действующим военнослужащим, выяснилось, что, например, пенсия полковника может превысить 50 тысяч рублей. Было решено отменить президентскую надбавку, урезать надбавку за выслугу лет (максимальный показатель снизился с 70 до 40 процентов от оклада) и ввести в расчёты понижающий коэффициент 0,54. То есть с января нынешнего года отставник может получить лишь чуть больше половины от довольствия кадрового военного.

С 2013 года понижающий коэффициент будет увеличиваться на два процента ежегодно и теоретически может достичь максимальных 100 процентов через 23 года. Причём теперь в равном положении оказались 45-летние запасники, только что уволившиеся со службы, и 70-летние отставники, которым для получения пенсии в прежнем полном объёме также предстоит прожить ещё почти четверть века.

Скандальные поправки к закону «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» (под действие этого документа попадают также вдовы и дети погибших) в прошлом году обсуждались в ветеранских организациях и на профильных интернет-форумах. Отставники обращались в правительство и Госдуму, однако представители власти отвечали, что пенсия всё-таки вырастет на 60 процентов за счёт увеличения армейских окладов и составит в среднем почти 17 тысяч рублей. Сумма окажется на 40 процентов больше, чем у гражданских пенсионеров, и этого, по мнению чиновников, вполне достаточно, чтобы военные пенсионеры не рассуждали о справедливости.

Рудольф Степанов обратился в КС с просьбой признать введение понижающего коэффициента неконституционным, так как это нововведение в нарушение статьи 55-й умаляет права граждан. Как полагает автор жалобы, в случае положительного решения пенсии отставников вырастут на 46 процентов.

С бывшими военными чиновники не в первый раз ведут себя, так сказать, не по-офицерски: то в один закон коэффициентик тиснут, то в другой – поправочку. В результате отставные защитники родины, которым вроде бы полагается вкушать заслуженный отдых, вынуждены чуть ли не каждый год ловить законотворцев за руку, как мелких карманников.

За последние годы отставной вертолётчик несколько раз судился по поводу пересмотра пенсий с учётом пайковых компенсаций и 25-процентных надбавок к окладу кадровых военных, в 2004 году обращался в Конституционный суд. Степанов даже завёл сайт, где вывешивал образцы заявлений и консультировал коллег. Саратовские пенсионеры считаются одними из самых активных в стране в сфере отстаивания своих прав. Во Фрунзенский суд Саратова (по месту расположения областного военкомата) в середине 2000-х поступало до трёх тысяч подобных исков в год. Все жалобы были удовлетворены. Как подсчитала тогда прокуратура, в среднем каждый пенсионер получал по 20 тысяч рублей, а судебные издержки составили 7 миллионов рублей.

***

Новый порядок расчёта был принят Государственной думой осенью прошлого года одновременно с повышением денежного довольствия действующим военным. Как полагает автор жалобы, права отставных офицеров оказались ущемлены: довольствие кадровых военных выросло в 2,5–3 раза, а пенсия отставников – только в полтора.

***