Ради веры, моды и здоровья

Оценить
Ради веры, моды и здоровья
На Крещение в ледяной воде искупались 23 тысячи саратовцев

Четверг, 19 января. Около девяти утра. Еду по Бабушкиному взвозу к набережной. На Чернышевского дежурят сотрудники ГИБДД – «в целях безопасности». По крайней мере они так объясняют. Спускаться вниз на машине к ротонде не разрешают. С трудом найдя место для парковки, спешу к Волге, посмотреть на купающихся министров и обычных граждан.

Шагаю по длинной лестнице. Таджики в ярких оранжевых спецовках с энтузиазмом долбят наледь. Гляжу вперёд: красиво, снежно, бело. Вдалеке, на белом полотне припорошенного снегом льда, виднеются тёмные точки, шевелятся и замирают на месте. Они заняты любимым делом – зимней рыбалкой. И их совершенно не волнуют предостережения о том, что лёд нынче рыхлый и выходить на него опасно.

По верхнему ярусу набережной катаются на лыжах две женщины. Не спеша прогуливается там же тучная дама. Рядом с ней важно идёт бульдог аналогичной комплекции. Поворачиваю голову налево, и взгляд выхватывает на столбе табличку: «Выгул собак запрещён».

Приближаюсь к Волге. Неподалёку от иорданей красуется знак: «Купаться запрещено». Меня обгоняет машина. Солидная иномарка с блатными номерами. Для её водителя, видимо, сотрудники ГИБДД не авторитет. Замечаю, что на набережной машина эта не одна. Слева от ротонды красуются автомобили членов правительства и иной нехилый автопром, преимущественно японского и немецкого производства. То ли с вечера стоят, то ли и их водители автоинспекцию не уважают.

На набережной толпится народ. «Сегодня такой день, что надо купаться, не боясь заболеть, потому что сегодняшнее купание – оно только в плюс здоровью», – говорит заместитель председателя областного правительства Павел Лысов. И продолжает: «Я рад, что мои коллеги вышли купаться сегодня принародно, что они перестали купаться тихонечко ночью. Это правильно, потому что правительство должно пропагандировать здоровый образ жизни». После этих слов Лысов дарит клубу зимнего закаливания «Нептун» правительственный подарок – термопот. Чтобы моржи, вылезая из проруби, могли чаю горячего попить.

Пока ВИПы готовятся к погружению, иду к воде. Там подготовлены две проруби, около каждой красуются воткнутые в сугробы ёлочки. Одна иордань длинная, метров 15, другая – короче, зато с деревянными бортиками и синим ковром рядом с лестницей. Около каждой дежурят спасатели.

Молодой человек, только-только вылезший из проруби, тщательно вытер голову, надел шапку и продолжил растирания махровым полотенцем. «Вначале надо голову закрывать, так как она мёрзнет в первую очередь», – объясняет он плотно укутанному товарищу.

«Ой, ой, ой, ой! Мамочка!» – визжит от холода худенькая девушка, держась за поручни. «Ой, ой, ой!» – продолжает восклицать она, крестясь и окунаясь. Улыбаясь и не переставая визжать, девушка вылезает из воды. Одевает тапки. «А ничего и не страшно! – резюмирует она. И добавляет: – Теперь вот жарко даже очень!»

Молодой человек из пресс-службы губернатора интересуется у спасателей: «Как лучше окунаться новичкам?» Те советов не жалеют. Подробно рассказывают, что и как надо делать. «Новичкам лучше в палатке раздеваться», – со знанием дела сообщают спасатели.

Защитного цвета палатка стоит неподалёку. Тепло в ней обеспечивают воздушные пушки. По словам моего папы, лет пять назад пристрастившегося к крещенским купаниям, эту палатку на набережной разворачивают уже второй год. До этого люди переодевались на улице, в связи с чем появились у спуска в воду многочисленные крючки для одежды.

У длинной проруби образовалась очередь в шесть человек. Все мужчины, возраста самого разнообразного. К очереди подходит девушка. Ожидающие по-джентльменски пропускают её вперёд, чтобы не мёрзла: на улице-то минус восемь. Девушка, воспользовавшись предложением, начала позировать бегающему вокруг с фотоаппаратом мужу. То на лестнице в позу встанет, голову чуть склонит. То, из проруби выходя, улыбнётся, руку на бок приставит. Замерзающие мужчины, глядя на эту фотосессию, стали в джентльменстве своём раскаиваться и подавать признаки недовольства.

Вернулся к проруби молодой человек из пресс-службы правительства. Только почему-то босиком. Перетаптывается с ноги на ногу, пропускает вперёд себя желающих, привыкает к холоду. Наконец решился. Окунулся с головой. Целых три раза. И так же босиком, довольный, пошёл обратно к палатке.

Тем временем члены правительства приготовились, то есть разделись. И направились друг за дружкой к воде.

Первым в ледяную воду вошёл Павел Лысов. После отправился в иордань министр культуры Владимир Синюков. Перекрестился на лесенке и не просто окунулся, а сплавал – туда и обратно. Поработал на камеру – улыбнулся, помахал рукой и бодро вылез из воды. «В последнее время регулярно на Крещение купаться не получается, зато купался раньше, когда аспирантом был», – вспомнил молодость министр. Министр по физической культуре и спорту Владимир Пашкин пользовался повышенной популярностью у журналистов и женщин. Ещё бы: оказалось, что чиновник в плавках – просто Аполлон.

«Как я могу отстать от своих коллег?» – заявил Пашкин, отвечая на вопросы о погружении в ледяную воду и обнимая вышедшего из проруби Синюкова. «Надо вам полотенце?» – заботливо спросил сухой чиновник мокрого.

Тем временем в проруби уже вовсю плавали Сергей Лисовский (министр промышленности и энергетики и министр транспорта) и Николай Годунов (министр дорожного хозяйства). «Водичка великолепная!» – делился ощущениями Лисовский. «Вы профессионально окунаетесь, Сергей Михайлович, я так не умею», – улыбаясь, заявил спортивный министр тщательно вытирающемуся министру промышленному.

Поплавав в ледяной воде, Пашкин продолжил раздавать комментарии журналистам. С полотенцем на плечах он сообщил, что купается на Крещение второй раз. Делает это, чтобы преодолеть себя, зарядиться энергией и закалить организм.

«Вашу одежду унесли», – пошутили над министром журналисты. «А она мне теперь не нужна», – ничуть не расстроился Пашкин.

Когда пресса от министра отстала, в раздевалку он всё равно не пошёл. «Всех с праздником!» – улыбаясь, поздравлял народ чиновник. «Иди одевайся! Иди!» – вдруг строго сказала Пашкину одетая в шубу министр информации и печати Наталья Есипова.

«А если кто-то тонуть начнёт, вы его как спасать будете?» – спросила я одного из сотрудников МЧС. «Прыгну в воду», – решительно отвечает собеседник. «А кто-нибудь тонул уже в этом году?» – интересуюсь. «Нет», – качает головой спасатель. «Вы не первый год работаете?» – пытаю я мужчину. «Если считать опыт на скорой, то 20 лет уже. За это время никто ни разу не тонул», – обнадёживает собеседник.

Рядом с нами пьют чай подростки лет 15. Они только что окунулись в иордань в первый раз. Из воды показывается голова девушки. Высоко поднимая ноги, почти не касаясь перекладин, купальщица поднимается по лестнице. Глядя на это, закутанный пожилой мужчина начинает смеяться. Девушка бросает на весельчака убийственный взгляд.

Говорят, в этом году на Крещение в ледяной воде искупались 23 тысячи саратовцев – на 13 тысяч больше, чем в прошлом году. Что заставило людей окунуться в ледяную воду? Мода? Вера? Стремление к здоровому образу жизни?