Древнерусские каникулы

Оценить
Древнерусские каникулы
Четыре дня среди соборов, монастырей и часовен Переславля-Залесского

Раз уж родное правительство осчастливило отпуском зимой, надо пользоваться, решили мы с мужем. И с декабря лихорадочно думали, куда навострить лыжи.

Тянули с выбором так долго, что до Нового года оставалась неделя, а маршрут не был ни утверждён, ни подготовлен. Зато рамки поиска сузились. На поезда в Минск и Киев, куда мы давно мечтаем попасть, билетов уже не было. С первого по десятое января – ни одного ни туда, ни обратно. Многие города-варианты слетели по причине удалённости от Саратова и малого – для четырёхдневного пребывания – количества достопримечательностей. Это легко вычислялось по форумам таких же, как мы, любителей путешествовать дикарями. В итоге как-то сам собой «образовался» старинный русский город Переславль-Залесский в двух часах езды от Москвы.

Розовое купе и душ с видом на звёзды

За недостатком времени, как всегда бывает перед Новым годом, решили купить билеты через Интернет. Даже вечерние поезда первого января могли порадовать только разрозненными верхними полками и боковушками у туалета. После изрядных поисков удалось найти в поезде № 17 два верхних места в купе, но… в женском. На схеме сайта оно было окрашено в розовый цвет. Немного тревожась по этому поводу, но решив не обращать внимания на условности – ехать-то надо, – вбили свои данные. Забегая вперёд скажу, что проблем с женским купе не было никаких. Нижние пассажиры – мама с дочкой – приняли нас с мужем в компанию как ни в чём не бывало.

С гостиницами в Переславле нам, нерасторопным, тоже подфартило. Хотя в десятке мест ответили, что на праздники все номера в отелях и постоялых дворах забронированы, один вариант нашёлся. По телефону нам был обещан эконом-номер за полторы тысячи в сутки в частной гостинице недалеко от исторического центра. Хозяйка расписывала обстановку: комнаты в «домашнем стиле», удобства и телевизор в номере.

Перед воротами трёхэтажной гостиницы мы оказались часов в девять вечера. Сначала решили, что таксист перепутал адрес: место никак не походило на «центр города». Вокруг сплошные одноэтажные домики и заборы. Темнотища!

Номер наш оказался под самой крышей – такой низкой, что руки вытянуть вверх было невозможно. Домашняя обстановка – обои, бра, две кровати, тумбочка, креслице – имелась, но о-о-очень отдавала советским декадансом. А из душа можно было при желании выскочить прямо на чердак – над душевой кабиной располагался люк.

Видя написанное на наших лицах разочарование, хозяйка засуетилась – нам принесли обогреватель, электрический чайник и телевизор, который ловил аж четыре канала! Подкупленные радушием хозяев (оказалось, что хозяйкин муж когда-то жил в Саратове и работал художником в троллейбусном депо на улице Астраханской) и явным желанием угодить, мы остались. Да и какой у нас среди ночи был выбор? Хозяевам мы, похоже, тоже приглянулись – настолько, что они доверились нам как родным. И, взяв залог за первые сутки проживания, … исчезли. Чтобы расплатиться за проживание, пришлось их вызванивать, отдавать деньги через сторожа, а ключи бросить под калитку забора. Всё-таки русский бизнес – он в чём-то бессмысленный и бескорыстный.

Широк русский человек

При свете дня Переславль-Залесский оказался маленьким городком с одно- и двухэтажными домами и массой церковных куполов. Количество православных соборов, храмов, часовен и монастырей на такой сравнительно малый кусочек земли просто невообразимое. За четыре дня мы так и не научились их распознавать и постоянно заглядывали в карту. В путеводителе сказано, что до революции 1917 года в Переславле было 27 церквей и 18 монастырей.

Визитная карточка города – Спасо-Преображенский собор, в 1152 году заложенный Юрием Долгоруким. С этого собора, собственно, и начался Переславль-Залесский.

А ещё учёные говорят, что переславский Спас стал основой русского церковного зодчества, развитого потом во владимиро-суздальских землях.

Чего только ни наблюдал собор за свои почти 900 лет – княжеские междоусобицы, осаду города, опричнину, возведение в сан игумена Сергия Радонежского, крещение Александра Невского (в этом городе в 1220 году он родился и рос), красные флаги Октябрьской революции, перестройку. Сюда приезжали молиться Иван Грозный и Пётр Первый.

Но даже не зная этих фактов и дат, сразу – при виде его – понимаешь, какое это самодостаточное и космическое здание. Каждый раз, проходя мимо Красной площади, где находятся сразу четыре церкви разных времён, тянуло посмотреть именно на скромный белокаменный Спасо-Преображенский. Кстати, на той же Красной площади есть кафе с видом на собор. Располагается оно в маленьком неказистом здании бывшей богадельни, о чём извещает табличка.

Из 18 древних монастырей до наших дней сохранилось пять: четыре – действующие, в стенах пятого, Горицкого, расположен музей-заповедник. Музей, судя по виду монастырских стен, явно переживает не лучшие времена. Три выставки, на которые мы купили билеты (150 рублей с человека), ютятся в крохотных комнатках, экспонатов немного. В местной газете мы прочитали, что Русская православная церковь заявила на Горицкий монастырь свои права и пытается вернуть бывшие владения.

Восстановленный в 2000-х годах женский Никольский монастырь запомнился блестящими золотыми куполами и мозаичной иконой Николая Чудотворца. В старинном мужском Свято-Троицком Даниловом монастыре было чисто, заснеженно и безлюдно. На одном из куполов я заметила повисший «вниз головой» крест. И это – за два дня до православного Рождества!

Побывали мы и в самом древнем монастыре – Никитском мужском. Раз в час туда ходит автобус. В прошлом году монастырю исполнилась тысяча лет, здесь тоже бывал Иван Грозный. Монастырь прославился персонажем – раскаявшимся грешником, в прошлом собирателем податей, чревоугодником и гулякой Никитой Столпником, жившим во второй половине XII века.

В середине жизни мытарь Никита, что называется, прозрел. Ведя изнурительную борьбу с «духами злобы поднебесными», он носил кованые цепи-вериги и каменную шапку. Но и этого ему оказалось мало – он решился на такое, на что никто на Руси до него не осмеливался. Он выкопал в земле глубокую яму – столп, – в которой можно было только стоять. В этой земляной могиле преподобный Никита молился богу о своих и людских грехах, довольствуясь несколькими глотками воды и просвирой. Со временем разнёсся слух о том, что Никита Столпник обладает даром исцеления и утешения, и к нему повалил народ.

Как тут не вспомнить Достоевского, один из героев которого говорил: «Русские люди вообще широкие люди… широкие, как их земля, и чрезвычайно склонны к фантастическому, к беспорядочному». Но сам Фёдор Михайлович считал, что судить о человеке и народе надобно не по глубине его падения, а по высоте взлёта. В Никитском монастыре висят те самые (как считается) вериги, и верующие граждане ненадолго прилаживают их на свои плечи.

Такое большое скопление религиозных институтов не может не отразиться на укладе городской жизни. В одной из городских церквей я видела любопытное обращение всех четырёх настоятелей действующих монастырей к мэру Переславля Андрею Охапкину. Священники просят убрать с территории славного русского города порочащие его объекты, а именно стриптиз-клуб и магазин интимных товаров на въезде в город, а также перестать рекламировать указанные заведения по местному радио. Взывая к совести чиновника, его называют добропорядочным гражданином и примерным семьянином. В конце обращения объявлен сбор подписей верующих.

Кусочек истории – недорого

Хоть чуть-чуть зная о славном прошлом Переславля-Залесского, грустно видеть его настоящее. Заметно, что сейчас маленький городок жив только благодаря своей исторической самобытности – сувениры здесь предлагают в невиданных количествах и вариациях. Через Переславль проходит федеральная трасса Москва – Ярославль, и близость к столице делает городок привлекательным для туристов. Повсюду нам встречались большие компании, семьи с детьми, парочки – все путешествуют на автомобилях. Москвичей можно понять: в праздники многие хотят оторваться на природе.

Вдоль трассы располагаются и туристическая инфраструктура (гостиницы, столовые), и достопримечательности. Два частных музея – утюгов и русской смекалки (любопытные и юмористичные экскурсии по 100 и 120 рублей с человека), – Красная площадь, земляные оборонительные валы, с трассы видны почти все купола и колокольни. На автомобиле можно доехать до отдалённых музея паровозов и музея чайников, «Ботика Петра Первого», дендрологического сада. Туда по городу постоянно снуют большие туристические автобусы.

Если в исторической части чувствуется оживление, то совсем другая картина – в районе новостроек. Безликие коробки домов, стандартный набор контор и магазинов, тёмные улицы, заплёванные остановки автобусов. Так и вижу, как переславские школьники мечтают уехать отсюда в ближние Москву, Ярославль и т. д.

Грустно повеселил рекламный слоган на местном ЗАГСе: «Свадьба в Провинции – незабываемые впечатления!». Для непосвящённых: «Провинция» – самый известный местный ресторан.

У царей губа не дура

На первый взгляд, с харчевнями, кафе и ресторанами в Переславле всё нормально. Есть вкусные и недорогие бистро с чудесными супами, блинами и пельменями. Имеются дорогие кофейни с пирожными и десертами, пафосные кафе. Но мы, люди некурящие, неожиданно столкнулись с проблемой ужина. После семи вечера количество действующих «едален» резко сокращалось, и все места в залах «ноу смокинг» были заняты. Вместе с нами по улицам слонялись и другие семьи с детьми, выискивая, где бы перекусить. Похоже, с наплывом туристов в праздники город не справляется.

В Переславле мы мечтали попробовать знаменитую царскую селёдку – ряпушку. Эта рыбка, украшающая переславский герб, водится только в местном Плещеевом озере. Ряпушку подавали на пирах при коронации русских царей. Её очень любил Пётр Первый, который в юном возрасте строил здесь для потехи флот, давший начало русскому кораблестроению. Один из тех потешных кораблей чудом сохранился, и теперь в музей «Ботик Петра I» водят туристов. А что касается ряпушки, то с ней вышла история.

В Интернете мы вычитали, что январь как раз сезон для ловли этой рыбки, и не сомневались, что стоит лишь зайти в любое местное кафе, и… Но официанты только отрицательно качали головой. В одном ресторане и вовсе спросили: «Ряпушка? А что это?». Услышав наше возмущённое «вообще-то, ваша местная достопримечательность», пристыженная официантка пошла узнать у повара. Оказалось, что ряпушка есть, но в меню она значилась как «рыба жареная», которую редко заказывают. Мы настояли, нам пожарили. В порции за 170 рублей оказалось две небольших, около 20 сантиметров, рыбки. Хрустящие, нежные, никаких впивающихся в язык костей. По-видимому, у царей была губа не дура.

А вот оценить красоту Плещеева озера, ледникового, кстати, происхождения, не удалось. Зимой это просто белое пространство с «точками»-рыбаками. Вот если бы родное правительство расщедрилось на всенародный летний отпуск…