«Среднеклассникам» нужны не диктанты

Оценить
«Среднеклассникам» нужны не диктанты
У бизнеса свои «правила движения», и надо чётко знать их, чтобы ненароком не выскочить на красный свет
Бизнес-образование в России для кого-то просто бизнес

Считается, что времена, когда бизнес в России делался «на коленке», по наитию, методом проб и ошибок, давно прошли. И постепенно в сознании россиян укоренилось мнение, что если хочешь быть по-настоящему успешным и конкурентоспособным, то заниматься бизнесом нужно «по науке». А для этого необходимо специальное образование. И сегодня «бизнес-образование» считается чуть ли не обязательной графой в резюме.

Предложения бизнес-школ и других подобных организаций звучат заманчиво. Образовательные программы менеджмента разрисовываются всеми красками радуги. Руководители предприятий, убеждённые в том, что без постоянного совершенствования навыков персонала никакого будущего у компании нет, «пачками» отправляют своих сотрудников на оплаченные солидными деньгами бизнес-тренинги.

Мода на бизнес-образование не обошла и Саратов. В нашем городе я насчитала как минимум 20 организаций, обещающих его дать. И все кругом вроде бы знают, что, собственно, такое «бизнес-образование», и даже готовы дать чёткое определение этому термину. Но одни уверяют, что бизнес-образование – это не что иное, как образование, помогающее строить бизнес. Другие настаивают, что это всего лишь синоним образования экономического. А третьи и четвёртые и вовсе заявляют, что это «курсы продавцов» или «простой развод лохов на деньги». Интересно, что каждое из этих утверждений по-своему верно.

Преподаватель должен иметь убедительную историю жизни

Игроки саратовского рынка бизнес-образования дают этому термину такое определение: «Это целое направление в отрасли экономического образования, носящее специфический характер прямого обучения. Проще говоря, знания приобретаются не только в процессе общения с преподавателем, но и в ходе практических тренингов».

Саратовский бизнес-тренер Альберт Тютин конкретизирует: бизнес-образование – это образование, направленное на развитие бизнес-навыков. То есть тех навыков, которые необходимы для выполнения определённой работы. Например, проведение переговоров, бухучёт, продажи – всё это бизнес-навыки, поясняет он. «Не стоит путать с бизнес-образованием тренинги личностного роста, тренинги успеха и прочие психологические установки. Это совершенно другое направление, которое к бизнес-образованию не имеет никакого отношения».

На самом деле модная тема и модный термин «бизнес-образование» – это всего лишь обозначение новой модели обучения, пришедшей в Россию с Запада. Вся фишка в том, что в отличие от традиционной системы российского образования с её глубиной теоретической базы, цельностью и широтой охвата бизнес-образование строится в основном на практических примерах. В качестве преподавателя здесь тоже предпочтительней специалист-практик. И желательно с именем – то есть историей своей жизни он должен подтверждать, что у него есть чему поучиться.

Главная идея и цель бизнес-образования – способствовать развитию определённого типа мышления, чтобы в нужный момент принимать свежие решения и находить нестандартные ходы. В идеале в процессе обучения должна сформироваться личность, способная к действиям в условиях неопределённости. То есть главное и самое ценное, что слушатель может вынести из любой бизнес-школы (тоже в идеале), – это навыки по решению конкретных задач из реальной жизни.

Практика против теории

Сегодняшнее бизнес-образование существует в различных формах. Семинары, тренинги, курсы самой разной продолжительности. В Саратове есть даже целый институт бизнеса, при котором уже открылись бизнес-школа и бизнес-колледж.

Самой престижной из всех существующих форм получения бизнес-образования во всём мире, в том числе и в России, считаются программы MBA (master of business administration – магистр делового администрирования). По большому счёту именно с МВА и началась история современного бизнес-образования.

Первые программы МВА были созданы в Соединённых Штатах Америки в 60-е годы прошлого столетия. На данный момент во всём мире около 900 программ МВА. Практику быстро переняла Европа. Теперь существуют две модели бизнес-администрирования – американская и европейская.

Главная особенность программы МВА в том, что она ориентирована на практический опыт и охват различных областей управления. Теории здесь отводится небольшое место, а основное внимание педагоги («тьюторы») уделяют разбору «реальных» ситуаций.

В Россию программа МВА пришла около 20 лет назад. В настоящее время, по данным Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО), государственную аккредитацию на присвоение степени MBA имеют около 150 автономных и вузовских бизнес-школ (половина из них находится в Москве), где ежегодно обучается более трёх тысяч человек. Ещё около тысячи выезжают на учёбу за рубеж.

В любой программе МВА есть блок общих предметов по менеджменту и основам бизнеса и включены те дисциплины, которые нужны руководителям фирм по профилю их специализации.

«Всего лишь жалкое подобие»

В некоторых саратовских бизнес-школах программы МВА тоже преподают.

«Проблема в том, что у нас, в отличие от всего остального мира, занятия ведут преподаватели-теоретики. Ну, вот в одном довольно известном в Саратове учебном заведении курс лекций по программе МВА читает молодой паренёк, который до этого недолго поработал бухгалтером. Чему он, извините, может научить? Какие решения с его подачи можно научиться принимать? – говорит нам один из практикующих в Саратове бизнес-консультантов. – Преподаватели на бизнес-курсах должны быть практиками. То есть они должны не просто рассказывать о чём-то, будь то техника продаж или способы управления персоналом, они должны на собственных примерах это доказывать, на конкретных ситуациях объяснять. Всё остальное, что преподаётся в многочисленных наших бизнес-школах, – это всего лишь жалкое подобие, пародия на МВА».

В западных учебных заведениях ситуация прямо противоположная. Никто не поставит под сомнение важность теоретических знаний, но программа МВА тем и славится, что даёт ответы на конкретные практические вопросы. Российские школы пока не могут этим похвастаться.

Научить предпринимательству невозможно

Директор саратовской школы бизнеса «Диполь» Владимир Видро говорит, что когда речь идёт о бизнес-образовании, то чаще всего подразумевается обучение менеджеров – грамотных управленцев. А программа МВА в первую очередь рассчитана на руководителей высшего звена.

«Конечно, предприниматели должны знать основы управления и ведения бизнеса. Но научить быть предпринимателем невозможно, – отмечает Владимир Леонидович. – Человека, который уже является предпринимателем и который готов что-то активно делать (искать средства, вкладывать, привлекать людей, собирать идеи, организовывать, отвечать, продавать и т. д.), в бизнес-школе можно научить лишь некоторым дополнительным управленческим идеям».

Другие эксперты условно разделили аудиторию слушателей, получающих бизнес-образование, на три группы – начинающих менеджеров, опытных экономистов и менеджеров, а также руководителей предприятий.

Для начинающих менеджеров бизнес-образование – это возможность получить дополнительные знания по профессии, чтобы более успешно исполнять свою работу и продвигаться по карьерной лестнице.

Опытным экономистам и менеджерам оно нужно для пополнения своих знаний, чтобы и дальше оставаться специалистами высокого класса.

Руководители предприятий, идя на какие-либо бизнес-курсы, нацелены на повышение эффективности управления своим предприятием, на решение кадровых вопросов.

В зависимости от преследуемых целей слушатели и выбирают ту или иную форму обучения.

«Спрос на учебные программы существенно различается в зависимости от возраста и занимаемой должности, – рассказывают мне представители бизнес-школ. – Молодые специалисты предпочитают программы МВА или иные долгосрочные фундаментальные учебные программы. Более взрослые и опытные менеджеры выбирают преимущественно краткосрочные, максимально приближенные к непосредственному применению учебные курсы».

Требования и стоимость

В России особого труда для того, чтобы записаться в бизнес-школу, на тренинг или на семинар к бизнес-консультанту, не требуется. Как говорят эксперты, на Западе всё по-другому.

Например, в США студенты бизнес-школ подвергаются жёсткому отбору. Для обучения азам бизнеса в Америке наличия базового экономического образования и опыта работы в сфере менеджмента будет недостаточно. Для поступления там важен не только стаж работы в бизнесе, но и специфика этой работы – исполняемые обязанности, карьерный рост, динамика зарплаты. Во всех зарубежных бизнес-школах обязательными являются тесты, экономические задачи и два эссе, которые определяют уровень владения аналитическим письмом. Есть ещё трёхуровневые тесты на знание языка и обязательное требование нескольких рекомендаций от работодателей, клиентов или коллег.

Немаловажным для поступления в западную бизнес-школу является и платёжеспособность абитуриента. Например, год обучения в гарвардской бизнес-школе (США) обойдётся менеджеру почти в 46 тысяч долларов. Это без учёта затрат на аренду жилья, транспорт и учебники. Обучение в Стэнфорде ещё дороже – год стоит 51 тысячу долларов. За 18 месяцев в манчестерской школе бизнеса придётся заплатить более 55 тысяч долларов. Двухгодичное обучение в лондонской бизнес-школе, самой престижной в Англии, будет стоить 80 тысяч долларов.

Средняя цена двухгодичной программы МВА у лидеров бизнес-образования в России варьируется от 300 до 800 тысяч рублей. В Саратове за программу МВА продолжительностью 3,5 года просят около 450 тысяч рублей. Трёхмесячный курс «Экономика в практике менеджера» в одной из саратовских бизнес-школ стоит 38 тысяч рублей. Курс «Управление организацией и персоналом», рассчитанный на шесть месяцев, стоит 65 тысяч рублей.

Никаких особых требований к подготовке для поступающих в саратовские бизнес-школы не выдвигают. Например, в институт бизнеса (ИРБИС) попасть можно по результатам ЕГЭ или сдав экзамены на общих основаниях. Требования к наличию управленческого стажа есть только в школе бизнеса «Диполь», и то не по всем обучающим программам. К тому же, как оказалось, наличие стажа работы и экономического образования является не столько условием поступления, сколько возможностью снизить цену на обучение. Стаж позволит сэкономить год учёбы (и соответствующую сумму), а предыдущий диплом избавит от необходимости повторно проходить ряд дисциплин и тоже удешевит программу.

Манят скидками и Хакамадой

Самыми доступными в Саратове, конечно, являются различные семинары и тренинги. Длятся они обычно от одного до нескольких дней и стоят в среднем 5–10 тысяч рублей (бывает дороже, бывает дешевле) для каждого слушателя. Организуют их как специализирующиеся на обучении компании (учебные центры, центры бизнес-технологий и прочие), так и независимые бизнес-констультанты и бизнес-тренеры. И у тех, и у других довольно широкий набор предложений: курсы для руководителей, для финансовых департаментов, для IT-специалистов, по управлению проектами, по повышению уровня и эффективности продаж и т. д. и т. п.

Многие компании и фрилансеры в борьбе за клиента предоставляют скидки корпоративным клиентам, если на учёбу пришлют не одного, а нескольких сотрудников. Или, например, дают пятипроцентную скидку на участие в любом семинаре или тренинге, если участник зарегистрируется через сайт бизнес-школы.

После того как в кризисный 2009 год рынок саратовского бизнес-образования упал по некоторым данным на 40–50 процентов, бизнес-школам и бизнес-тренерам пришлось искусственно стимулировать спрос на свои услуги. Кто-то сбрасывал даже треть цены, лишь бы привлечь слушателей, а кто-то приглашал именитых лекторов. Например, Ирину Хакамаду, для которой гастроли с лекциями на самые разные темы (от рецептов счастья до секретов ведения деловых переговоров) стали одним из источников дохода. Хакамада является частой гостьей в Саратове и указана в числе постоянных партнёров одной из довольно известных саратовских бизнес-школ. Бывал здесь с платными лекциями и известный российский экономист Михаил Хазин. Периодически наведываются всевозможные профессора различных московских экономических вузов.

Или всё-таки «развод» на деньги?

С подозрениями некоторых скептиков о том, что в России бизнес-образование – это бизнес, тоже не поспоришь. Главный аргумент скептиков: в российских школах бизнеса студент может получить либо оценку «четыре», либо «два». «Четвёрки» получают те студенты, которые прилагают хотя бы минимальные усилия в процессе обучения. Если же студент не посещает занятия, он получает «двойку». При этом отечественные бизнес-школы не практикуют отчисление студентов по причине неуспеваемости или нарушения дисциплины. А всё потому, что руководство школ заинтересовано в получении максимальной прибыли.