Слово правды Порфирия Ивановича

Оценить
Слово правды Порфирия Ивановича
Революционер-народник выбрал Саратов не случайно

Бессребреник – человек, по определению В. И. Даля, нежадный, не падкий на деньги, некорыстолюбивый. Такой человек легко расстаётся с богатством ради благого дела или высокой идеи, вызывая восхищение одних, осуждение других, насмешку третьих, но редко кого оставляет равнодушным.

Таким человеком был Порфирий Иванович Войноральский* – незаконнорождённый сын пензенской помещицы Кугушевой и мирового судьи Ларионова. Фамилию ему придумал отец, произведя от собственной, прочитанной справа налево, и облагозвученной заменой и перестановкой букв, добавлением мягкого знака и окончания «ский».

Окончив в 1860 году с отличием пензенскую гимназию, Войноральский без экзаменов поступил на медицинский факультет Московского университета. 4 октября 1861 года около шестисот студентов университета участвовали в демонстративном шествии на могилу крупного общественного деятеля, профессора Тимофея Николаевича Грановского. Был среди них и Порфирий Иванович. Спустя неделю в университете начались студенческие волнения. Как активного участника этих событий, Войноральского выслали на север европейской части страны, откуда разрешили вернуться в имение матери только через семь лет.

Вскоре по завещанию отца Порфирий Иванович получил неожиданно большое наследство, которое без колебаний решил использовать для того, чтобы нести в народ слово правды. Вначале удалось организовать печатание пропагандистских брошюр в легальной московской типографии, а затем открыть собственную типографию. По инициативе и на средства Войноральского один из центров пропагандистской работы решено было организовать в Поволжье. И выбор пал на Саратов, «как город весьма населённый, привлекающий в летнее время большую массу рабочих». При малочисленности полиции в нём, а тем более в уездах, громадных по своему протяжению, пропагандистам видны были «все удобства избегать преследования».

В начале мая 1874 года сапожником Иоганом Пельконеном в Саратове была открыта обувная мастерская. До переезда он обучал сапожному делу молодёжь, собиравшуюся «пойти в народ», в московских мастерских, которые содержались на средства Войноральского. Расположилась саратовская мастерская на Царицынской улице (ныне Киселёва, 4). «Листы революционных сочинений» поступали в мастерскую из московской типографии и здесь брошюровались, чтобы затем распространяться по всему Поволжью.

Вскоре один из полицейских приставов обратил внимание на обитателей мастерской Пельконена. Числясь по паспортам крестьянами, они мало походили на простолюдинов и почти не занимались сапожным делом. Наблюдательный полицейский зашёл в мастерскую, чтобы провести обыск. Обнаружился ящик, полный несброшюрованных листов литературы, используемой для пропаганды. Мастерскую опечатали, находившихся в ней семь человек арестовали.

В ходе дознания о мастерской «выяснилось, что Пельконен был только номинальный хозяин мастерской. А главный учредитель и руководитель всего дела есть пензенский мещанин Порфирий Иванович Войноральский, снабжавший молодых людей фальшивыми паспортами и направлявший их в Саратов, в свою мастерскую, которая, по всем вероятиям, готовилась быть если не центром, то главным пунктом Поволжья для желающих «идти в народ».

Тем временем Войноральский, покинувший Саратов за несколько дней до обыска в мастерской, объезжал Заволжье. В селе Бобровка он снял под постоялый двор дом. Этот постоялый двор был такой же фикцией, как и сапожная мастерская в Саратове. Он стал бы ещё одним пунктом для сбора пропагандистов. Однако из Саратова уже летели предписания о розыске Войноральского с описанием его примет. И вскоре он был арестован.

Завершилось дознание самым большим в истории России политическим «процессом 193-х» над участниками «хождения в народ». Войноральский был приговорён к 10 годам каторги, потом последовала ссылка на поселение в якутский Верхоянск. В ссылке Порфирий Иванович с большим интересом изучал особенности природы и быта этого далёкого края. Собранные им сведения способствовали развитию местного краеведения. Только в 1897 году Войноральский получил право перебраться в Европейскую Россию. Через год он скоропостижно скончался в городе Купянске Харьковской губернии.

*На хранящемся в государственном архиве Саратовской области письме Войноральского к жене его рукой написано: «Войноральской Надежде Павловне». Поэтому, хотя в справочниках и литературе в его фамилии везде после «н» стоит «а», будем всё же следовать автографу носителя фамилии.