Газпром-план захвата мира

Оценить
Газпром-план захвата мира
Главный управленец гигантской «компании номер один» задумался о социальной справедливости

300 журналистов из российских регионов побывали на минувшей неделе в Москве по приглашению Газпрома. Целый день топ-менеджеры компании рассказывали нам о её успехах. Общий посыл всех выступлений сводился к тому, что у компании № 1 в России «проблем ноль». Напротив, всё идёт вполне себе хорошо, позитивно, с большим заделом на будущее и ясным осознанием перспектив, чтобы там ни говорили «желающие поставить нас на место и выкрутить своё».

Много невкусного мёда

Общее впечатление от менеджеров было удручающим. Всё-таки в компании, претендующей на мировое лидерство, хочется видеть более ярких ораторов. Как минимум умеющих говорить о направлениях работы своего департамента без текстов докладов, в которые они утыкались, не поднимая глаз. Ответы на вопросы из зала стали для докладчиков вообще мукой. Они отделывались от журналистов общими словами, признавались в том, что зачастую не знают региональной специфики, которая волновала журналистов, приехавших из глубины России. Не хотели докладчики думать и формулировать.

Я, например, не получила вразумительного ответа ни на один из своих вопросов. Спросила, как различаются цены на газ для Белоруссии и Украины, – было сказано, что для Белоруссии они выше, чем для Ямало-Ненецкого округа. От просьбы назвать цену в абсолютных цифрах отмахнулись. Спросила, насколько конкурентен по цене наш газ, поставляемый в Европу, – два раза сказали «мы конкуренции не боимся». Дали понять, что доля Газпрома в будущем вырастет. Потому что внутренняя добыча газа в Европе падает. А потенциальных конкурентов у России не так много. Сравнением цен голландского, норвежского, алжирского, сирийского газа с газпромовским, подаваемым хотя бы по первой нитке Северного потока, никто не захотел заморачиваться. Просьбу хотя бы примерно вычленить из общего объёма инвестиций на капитальное строительство в сфере транспортировки газа долю затрат, которая скажется непосредственно на российских потребителях, сочли некорректной. Сказали, что подсчитать это невозможно. А общий объём этих инвестиций составляет в 2011 году, между прочим, почти 800 миллиардов рублей. Из триллиона 200 миллиардов общих газпромовских инвестиций.

После нескольких докладов в голове остались отдельные победные цифры и факты. К 2020 году Европе потребуется 200 млрд кубов импортного газа в год. Две нитки Северного пока обеспечат поступление 27 млрд, Южный поток даст 63 млрд в год. Строительство второй нитки Северного потока будет закончено уже в следующем году. По Южному особой ясности ещё нет. На сегодняшний день «вышли суда в Чёрное море для изысканий».

«Увеличение прибыли для акционеров – другой цели у нас нет и не будет», – сказал генеральный директор ООО «Газпром экспорт» Александр Медведев.

Оптимистический взгляд в будущее подкрепил несколькими факторами. В мире растут антиатомные настроения. Япония и Германия уже приняли решение об отказе от атомной энергетики. Второй плюс состоит в том, что Ливия после социальных потрясений выпала из числа экспортёров газа. Так что иностранный спрос на «топливо XXI века» просматривается. А за добычу и предложение несут ответственность другие лица.

Представляющий блок добычи Всеволод Черепанов коротко назвал ожидаемый объём добытого газа в 2011 году – 512 млрд кубов. Эти цифры расходились с недавним докладом Алексея Миллера председателю правительства Владимиру Путину. У них на рабочей встрече речь шла о 520 миллиардах. Но восемь миллиардов, на которые усохнет фактический объём, в конце концов погоды не делают. Более серьёзные опасения вызывают победные цифры запасов газа. Они, по данным газпромовских аналитиков, составляют 33 триллиона кубов. При этом как-то вскользь было сказано, что 25 триллионов из них находятся в Красноярском крае. Но их «ещё надо найти».

Не очень понятно все и по запасам для газопровода Хабаровск – Владивосток. Его мощность составляет 30 млрд кубов прокачанного газа в год. А в реальности добывающие структуры Газпрома готовы поставлять на сегодняшний день менее 5 миллиардов кубов. Остальные объёмы будут зависеть от результатов разведки. На разведку в 2012 году в Газпроме не пожалеют 50 миллиардов рублей.

400 плюс 400

На унылом фоне докладчиков председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер выглядел звездой. Тоненький, лёгкий в движениях, с живой мимикой, он взлетел к трибуне без всяких вспомогательных бумажек в руках и начал запросто общаться с залом, сопровождая свой рассказ оживлённой жестикуляцией. Начав с того, что «Газпром – амбициозная компания, которая намерена стать лидером мирового энергетического рынка», он сжато рассказал о том, как этот монополист идёт к своей цели. «Каждый день должно что-то происходить. Я, может быть, говорю простые слова, но когда эти слова являются руководством к действию для целой компании, получается результат», – уверял зал Миллер. С рыночной арифметикой у этой на 50 процентов государственной компании всё в порядке. Первая цель – газ продать. То есть заручиться долгосрочными контрактами по выгодной цене. Во вторую очередь – думать о добыче и транспортировке. Именно в такой последовательности Миллер выдал газпромовские приоритеты.

Параллельно нужно заниматься диверсификацией – рынков, маршрутов, продуктов. По словам Алексея Борисовича, в последние годы взят курс на приоритет российского рынка. Именно он – главный конкурент для европейского рынка. Обеспечение в полном объёме всех потребностей российского рынка выдерживается, даже несмотря на то, что «российская промышленность покупает газ по ценам, которые значительно ниже рыночных». По решению российского правительства эта осознанная политика скоро сменится другой. К 2015 году цена на газ для промышленности России, Казахстана и Белоруссии станет одинаковой. Потому что так прописано в документах Таможенного союза. При этом цена газа для населения России будет всё так же регулироваться государством. Обещано, что ежегодный рост не превысит темпов инфляции. Такое российское конкурентное преимущество. Ведь правительство России понимает, что в стране, богатой газовыми ресурсами, правильно обеспечивать своё население востребованным продуктом по ценам ниже рыночных.

На сегодняшний день объём газа, поставляемый на внутренний российский рынок, в два раза больше объёма, продаваемого за рубеж. Но наиболее доходным является при этом зарубежный рынок. И поэтому логично его развивать. Не только в европейскую сторону. Тем более что оттуда явно тянет экономическими рисками. По словам Алексея Миллера, «восточный вектор сейчас более приоритетный». «Когда мы говорим о каких-то проектах европейского направления стоимостью 10–15 миллиардов евро, наши европейские партнёры говорят: «Ах, какие большие объёмы инвестиций предусматриваются в тот или иной проект!» Могу сказать, что для азиатских рынков такой порядок цифр является вовсе не удивительным и даже маленьким. Масштаб целей и задач на азиатском рынке сейчас значительно больше, чем в Европе. Через несколько лет мы будем поставлять на азиатские рынки газа столько, сколько поставляем в Европу. Это абсолютно посильная задача», – сказал Алексей Миллер.

Получалось, что если в Европу Газпром планирует поставлять к 2020 году 200 млрд кубов газа и столько же в Азию, то зарубежный рынок Газпрома составит 400 млрд кубов. Если российский рынок подрастёт ещё на 100 миллиардов кубометров от сегодняшнего, то получится ещё 400 миллиардов. Вот из этих составляющих и складывается перспективная цифра в 800 миллиардов кубов, добываемых в будущем Газпромом.

Сжиженный газ и другие прелести

Лидерство на рынке трубопроводного газа у Газпрома уже вряд ли кто оспорит. «У нас просто не было до последнего времени необходимости заниматься сжиженным газом», – поясняет Алексей Миллер. Но после аварии на японской Фукусиме Газпром провернул очень выгодную газовую сделку. «Мы поставили в Европу дополнительные объёмы трубного газа и забрали у них сжиженный, который продали в Японию, – рассказывает Миллер подробности. – Если вообще говорить о восточной программе наших экспортных поставок, то главное сейчас – сосредоточиться на создании мощностей сжиженного природного газа. Его можно продавать во все уголки мира».

Ещё одним чрезвычайно перспективным продуктом председатель правления ОАО «Газпром» называет синтетическое жидкое топливо (СЖТ). Ведь запасов нефти хватит на несколько десятилетий, а газ можно добывать столетиями. И с СЖТ «для моторных топлив вопрос снимается даже в том случае, если заканчиваются запасы нефти». По словам Миллера, современные жидкие синтетические углеводороды «получаются такой чистоты, которая и не снилась моторным топливам, произведённым из нефтепродуктов».

Ещё одна задача – стать ведущим игроком на рынке энергетики. Хотя Алексей Миллер смело говорит, что уже стали: «Газпром построил и ввёл за один 2011 год больше мощностей, чем РАО ЕЭС за время его существования».

И ещё на всякий случай Газпром не скрывает своих амбиций в нефтяном секторе. Дочерняя компания «Газпромнефть» демонстрирует агрессивное поведение на рынке.

Двусмысленный кивок в сторону губернаторов

Россия газифицирована на 63 процента. При этом сельские территории – на 45 процентов. Хвалиться тут, конечно, нечем. Притом что объём ежегодной выручки Газпрома составляет около 4,5 триллионов рублей, тратить 25–29 миллиардов на газификацию огромной страны как-то всё-таки недостаточно. Но Миллер просит понять, что «газификация – улица с двусторонним движением». «Ответственность Газпрома заканчивается у границ посёлка. Сети внутри посёлка, котельные – это уже ответственность субъекта Федерации. Главным со стороны субъекта для нас является губернатор», – говорит он. И подробно объясняет про графики синхронизации работ. Про возможности увеличить финансирование программ газификации, которые, конечно же, у Газпрома есть. Но нужно встречное движение со стороны регионов.

Здесь Миллер очень эмоционально начал напоминать журналистам советский опыт, когда загрузка межпоселковых газопроводов составляла всего 20 процентов. «Компания не должна и не обязана тратить средства, закапывая их в форме трубы в землю, для того чтобы труба была не загружена, потребители были не подключены, не были построены котельные», – сбивчиво говорил председатель правления Газпрома. И не уставал снова и снова уверять, что «всё в руках губернатора», и если он готов оплачивать и организовывать свою часть работы, то со стороны Газпрома будет обеспечено любое финансирование.

«Мы компания номер один, – как заклинание повторял Миллер, – но для нас (и это не красное словцо) главное – люди. Люди, которые работают в нашей компании, и люди, которые живут в нашей стране».

Сбой политической аналитики

Подтверждение этого громкого патетического заявления случилось незамедлительно. Миллеру было передано благодарственное письмо от депутатов городской думы Северодвинска. Благодарили за строительство стадионов. Алексей Борисович шутливо присел в книксене перед девушкой, передавшей письмо, и получил за такую непосредственную реакцию приветственные аплодисменты. Затем перешли к вопросам. Начал их омский журналист, попросивший Миллера подтвердить, правда ли, что перерегистрация крупнейшего актива Газпромнефти – Омского нефтеперерабатывающего завода – в Петербурге является актом личной мести со стороны Владимира Путина за то, что Омск на выборах президента проголосовал за Зюганова. Об этом на встречах с избирателями перед выборами в Госдуму рассказывал омский губернатор. Алексей Миллер сказал, что давно не слышал «страшное такое слово «месть» в вопросах. И употребление его в публичной политике считает недопустимым.

«Прошедшие выборы и те результаты, что вы увидели на этих выборах», больше всего сейчас волнуют Миллера, когда он думает о ситуации в стране. Алексей Борисович, не скрывая какого-то даже обескураженного беспокойства, говорил о том, что как будто бы знал электоральные предпочтения в каждом регионе. Но когда получил оперативную информацию по субъектам, то был удивлён результатами. «Я увидел, что «Единая Россия» в некоторых регионах, где она должна была, я был уверен, получить больший процент голосов, получила меньше, – пытаясь размышлять вслух, он не удивляется тому, что по Ямалу у ЕР 77 процентов: – Это тот регион, где работает Газпром. Но я знаю регионы в Центральной России, где губернатор на благо своей области сделал очень-очень много с точки зрения увеличения инвестиций, с точки зрения создания новых рабочих мест. Я с губернатором, которого имею в виду, встретился незадолго до выборов и узнал его ожидания. Он сказал, что не меньше 50 процентов будет у ЕР. А там было значительно меньше».

Через некоторое время после выборов, когда страсти уже немного улеглись, Алексей Миллер объясняет 64 процента «Единой России» в декабре 2007 года тем, что «росли как на дрожжах все рынки». А сейчас этого нет. «В обществе начинает быть востребована социальная справедливость», – сказал он, окончательно завоевав симпатии журналистов.