Под собою не чуя страны

Оценить
Под собою не чуя страны
Признаться, другого ждал от очередного разговора Владимира Путина с народом. Думал, прямо в эфире будут повышать зарплаты и пенсии, направлять заказы на стоящие без работы предприятия, оснащать современной техникой больницы и поликлиники. А под занав

Признаться, другого ждал от очередного разговора Владимира Путина с народом. Думал, прямо в эфире будут повышать зарплаты и пенсии, направлять заказы на стоящие без работы предприятия, оснащать современной техникой больницы и поликлиники. А под занавес какой-нибудь несчастной девочке подарят платьице к Новому году.

Ничего этого или почти ничего не было. Да, был пассаж об экономических достижениях путинского периода. Например, о том, что в 2000 году за чертой бедности было 29 процентов населения – «почти треть страны влачила нищенское существование», теперь же этот показатель сократился вдвое и стал равен 12 процентам. Вообще-то, если 29 делить пополам, то 12 никак не получается. Ни в арифметике, ни в реальной жизни. По данным Росстата, доходы ниже прожиточного минимума в стране имеют почти 15 процентов населения, или 21,1 млн человек. Это на 2 миллиона человек больше, чем было в аналогичном периоде прошлого года. Согласно официальной статистике, итогом последних трёх-четырёх лет стало двукратное замедление темпов роста ВВП, сокращение резервов, стагнация и даже сокращение роста реальных доходов населения. Путин говорил о диаметрально противоположных тенденциях экономики. Выходит, кто-то водит население в заблуждение – или Росстат, или премьер. А в пятницу Росстат опубликовал итоги переписи. Парадокс какой-то: жизнь всё улучшается, а народ вымирает. С 2002-го по 2010 год нас стало на 2,3 миллиона меньше.

На экономике Путин долго задерживаться не стал. Его – это было заметно – раздражали события вокруг последних выборов, а собравшихся в студии и многих звонивших интересовало его отношение к происходящему. Ничем неожиданным премьер аудиторию не удивил. Разве что много шутил. Многие считают его юмор, как бы помягче сказать, казарменным, но другие искренне смеются.

Цитата: «То, что люди высказывают свою точку зрения, – абсолютно нормальная вещь, пока все действуют в рамках закона. Меня это радует, и если это результат «путинского режима», то это хорошо, ничего здесь такого я не вижу запредельного». Тезис, что собравшиеся на Болотной – это «дети путинского режима», принадлежит Тине Канделаки, но премьеру простили этот маленький плагиат. На автора он не сослался. Чуть позже Путин опять повторил эту же оценку: «Меня радует, что «путинский режим» породил таких людей».

Однако то, что началось дальше, должно проходить на ТВ не по разряду политических передач, а каких-то других – развлекательных, что ли. Белые ленточки, которые как символ протеста носили многие участники манифестаций, Путин назвал «контрацептивами». Читай: презервативами. Говорил о том, что собравшимися на площади руководили словами: «Бараны, вперёд»!» И наконец, добавил, что студентам, пришедшим на митинг, платили. Здесь явная ошибка: платили, особо не стесняясь, участникам митингов «Единой России». Двумя часами позже премьер вдруг заговорил о своей слабой информированности об этих событиях – дескать, всё это время играл в хоккей. Зато разговор о митинге на Болотной площади навёл Путина на старую шутку, мол, все недовольные проплачены Западом. К этой нехитрой мысли он возвращался ещё не раз.

Были и другие столь же забавные моменты. Обсуждение шансов Тины Канделаки стать министром образования. Наверное, как благодарность за использование её глубокой мысли о путинском поколении. К счастью, министром Тине стать не суждено – «не хватает управленческого опыта».

На вопрос об откатах, замучивших бизнесменов, премьер отвечает: значит, есть что откатывать.

О выдвижении Прохорова следуют слова, что Прохоров уже преодолел возрастной ценз, мол, мальчик вырос. «Мальчику», между прочим, только на полтора года меньше, чем было Путину, когда он пришёл к власти.

О несистемной оппозиции, зовя её к диалогу: «Бандерлоги, идите сюда». А премьер, стало быть, удав Каа. Да, многие помнят мультики до седых волос.

Нет, конечно, были вещи, о которых премьер говорил абсолютно серьёзно. Например, о возможной коррекции нынешней системы назначения губернаторов. Предложена такая схема: прошедшие в местную думу партии выдвигают своих кандидатов. Они проходят президентский фильтр, а потом на прямое и тайное голосование граждан выставляется две кандидатуры. Два момента: Путин говорил об этом с некоторой неуверенностью – типа, мы подумаем, есть такой вариант. Может, это была импровизация. Момент второй: покажите мне главу Конституции, в которой написано о президентском фильтре. А как быть с этим – «каждый имеет право избирать и быть избранным»? Со статьёй 32-й Конституции Российской Федерации? Или послать её туда же, где уже находятся 29-я статья о свободе мысли и слова, 31-я о свободе собраний?

По традиции устроители прямой линии говорят, что это совершенно не срежиссированное действо. Так же по традиции люди совершенно в это не верят. Я тоже не верю. Более того, подозреваю, что среди режиссёров были те же люди, что ставят «Нашу Рашу». Чем иным объяснить вопрос от имени суровых нижнетагильских мужиков?

Конечно же, всё завершилось на патетической ноте: мальчик Гриша десяти лет спросил у Путина, как помирить всех людей. Тот ответил: «Пока у нас есть такие дети, которые думают над этим, наше будущее обеспечено». Хорошо хоть, не добавил «светлое будущее».

Мне же хочется закончить эти заметки диалогом, который, надеюсь, войдёт в современный российский фольклор:

Вопрос: «Почему так всё хреново в Сарапуле?»

Путин: «Я не знаю, надо посмотреть…»