Поиск отличий

Оценить
Поиск отличий
На самом деле, конечно, речь пойдёт не о семи днях прошедшей недели, а только об одном. Точнее, о вечере десятого декабря – митинге саратовских несогласных с итогами выборов. Вечно согласные могут сказать, что митинг не удался, традиционно приуменьши

На самом деле, конечно, речь пойдёт не о семи днях прошедшей недели, а только об одном. Точнее, о вечере десятого декабря – митинге саратовских несогласных с итогами выборов. Вечно согласные могут сказать, что митинг не удался, традиционно приуменьшив число участников. Сказать, что в Саратове на площади перед цирком собрались городские сумасшедшие. Конечно, это не так. Митинг собрал очень много людей, прежде ни на какие площади не ходивших. И если бы время было выбрано получше, да день был потеплее – участников было бы больше.

Но поговорить хотелось бы о другом. Несколькими часами ранее в Москве состоялся митинг, собравший, по разным оценкам, от 25 до 150 тысяч человек. Понятно, наше «около тысячи» несравнимо с московскими результатами. И всё же есть желание понять, что общего у нас со столицей и в чём разница.

Об отношении партий так называемой системной оппозиции.

ЛДПР предпочла соблюсти дистанцию. В прямом эфире телеканала «Дождь» прозвучало обращение пресс-секретаря Владимира Жириновского с просьбой подчеркнуть, что его шеф не выступал на Болотной площади. Ведущие улыбнулись, мы же о нём и не говорили вовсе. В Саратове ЛДПР провела свой отдельный митинг днём позже. «Справедливая Россия» в Москве прямо со съезда отправила на митинг свою депутацию – оба Гудковых, Оксана Дмитриева, Илья Пономарёв. Лидер саратовской СР Алексей Полещиков сказал, что он душою с митингующими. И только.

В Москве среди организаторов не было согласия. И после сообщения Бориса Немцова о соглашении с властями на Болотной площади половина Интернета его прокляла. Но в итоге выяснилось, что Борис оказался прав. В Саратове же всякие инициативные группы «на манер польского сейма раздирала анархия». В итоге взаимные обвинения, поиск провокаторов, «ведущих людей под омоновские дубинки» и прочее. Никаких дубинок не было. Но на взгляд человека, простоявшего весь митинг, вероятность провокаций была весьма велика. Например, рядом со мной стояла тесная группка молодых людей, скандировавших нецензурные политические речовки. Услышь их милиция – бездействовать она бы не стала. Хорошо, что их крики заглушало скандирование всех собравшихся.

После митинга пошли слухи, что готовилась и более масштабная провокация, а именно завести людей на какие-то противоправные действия. Итог был бы печален – задержания и сообщение на всю страну, что несогласные с итогами выборов на самом деле банальные хулиганы. Нескольких таких провокаторов просто вытолкали с митинга.

Ещё момент, какого никогда бы не было в Москве. Говорят, на митинге против фальсификации выборов видели первого проректора Саратовской государственной юридической академии Туманова, заместителя директора Юридического института правого администрирования (входящего в состав академии) Алексея Семёнова, директора Института права и экономики Воронкова, начальника по воспитательной работе академии Шмелева. Без всякого сомнения, эти достойные люди пришли поднять свой гневный голос против фальсификации. Ибо кто как не они знают, как это делалось: открепительные талоны студентов, автобусы в Балашов и так далее. Никто и подумать не смеет, что они пришли на площадь, чтобы отлавливать своих студентов с целью последующего отчисления. У нас свободная страна, и за политические убеждения никого не наказывают. Не правда ли, господа правоведы?

Что будет дальше? На этот вопрос сейчас ответить трудно. Власти надеются, что народ в предновогодней суете забудет о своих требованиях. Пока же они убеждают друг друга и любопытствующих иностранных журналистов, что нарушения минимальны. Во Франции пресс-секретарь премьера Песков сказал, что суммарно нарушения составляют полпроцента. Интересно, откуда знает? Чуров вообще нарушений не узрел. А мне не даёт покоя географическая аномалия. Сравните три соседних области – Самарскую, нашу и Волгоградскую. В Самаре у «ЕдРа» 39 процентов, в Волгограде – 35. У нас – 65. Чем объяснить? Любовью населения к В. В. Володину? Или стремлением всякого рода функционеров перед Володиным выслужиться, наплевав на мнение народа? Мне так представляется – второе.

И напоследок вопрос, прямо касающийся этих циферок. Перед выборами разные единороссы говорили примерно так: кто лучше проголосует за них, тот и жить будет лучше. Значит ли это, что мы будем жить лучше, чем в Самаре, и даже лучше, чем в Москве? Ответьте, пожалуйста.