Город-шок

Оценить
Город-шок
Впечатления от первого посещения Иерусалима сродни любви с первого взгляда

Израиль. Желание отправиться туда возникло не из паломнических соображений, а любопытства ради. В итоге случилась любовь с первого взгляда. Не к мужчине и даже не к местным жителям. К стране. Её колориту, истории и природе.

Ориентируясь по мусору

Приземлились мы в аэропорту имени Бен Гуриона. Именно через него большинство туристов попадают в Израиль. Аэропорт этот считается одним из красивейших в мире. И ещё он признан самым безопасным. За последние 40 лет там не случилось ни одного теракта, не был угнан ни один самолёт, хотя подобные попытки предпринимались. Этому способствуют драконовские меры безопасности.

Охраняют аэропорт полицейские, солдаты и частные охранники, последние часто ходят в штатском, чтобы не светиться. К тому же весь аэропорт утыкан видеокамерами. При въезде в страну все контрольные пункты прошли быстро и без лишней нервотрёпки.

Каждая минута, проведённая в Израиле, дарила радость. Маслянистая вода Мёртвого моря вызывала полнейший восторг. Виды пустыни Негев завораживали. Поездки в Вифлеем, Иерихон, Иерусалим оставляли ни с чем не сравнимые впечатления.

Иерусалим делится на старый и новый город. А ещё на иудейские и палестинские «островки». Здесь витиевато переплелись и теперь существуют в полной гармонии древность и современность, земное и духовное, вера и атеизм.

В старом городе, обнесённом массивной стеной, каждый камень пропитан многовековой историей. Здесь находятся святыни трёх мировых религий – христианской, иудейской и мусульманской. А ещё Иерусалим разделён на четыре квартала: еврейский, мусульманский, христианский и армянский.

В новом городе тоже немало мест, почитаемых верующими. Также здесь располагается парламент страны, квартал ортодоксальных иудеев, музеи, театры.

Между еврейскими и палестинскими территориями Иерусалима нет видимых границ. Путешествуя по городу, вы без труда можете оказаться то в одной из них, то в другой. Немного пообвыкнув, вы начнёте их различать. Арабские зоны довольно замусорены, а дома там с плоскими крышами – когда сыновья женятся, к крыше надстраивают дополнительные этажи. В этих частях города нет многоквартирных домов – это оттого, что арабы они не привыкли жить с соседями.

На палестинских территориях вокруг старого города, где постройка уплотнена до предела, крыши выполняют роль двориков, где дети играют в мяч, взрослые развешивают бельё, читают и даже смотрят телевизор.

Еврейские зоны чище, дома украшают двускатные красные крыши.

Несмотря на всё разнообразие, Иерусалим не напоминает лоскутное одеяло. Согласно древней традиции, все строения в городе должны быть отделаны беловатым известняком, добываемым с окрестных гор, который называется иерусалимским камнем. Благодаря солнцу, окрашивающему все стены вокруг в искрящийся золотистый цвет, картинки величественного города остаются в памяти надолго.

Толерантное соседство

Старый город имеет свой особый шарм. Бродя по лабиринтам узеньких улочек и ныряя в многочисленные арки, вы попадаете в атмосферу таинственности и волшебной сказки. Но осознание причастности к истории, к чему-то великому приходит не сразу и не вдруг.

Пройдя через арку металлоискателя и предъявив содержимое сумок, мы попали к Стене Плача – главной иудейской святыне. Правда, сами израильтяне называют её Западной стеной. «Плакать мы ходим в налоговую инспекцию», – шутил наш гид.

Он рассказал, что Западная стена – это часть внешней ограды второго иерусалимского храма, построенного на месте первого. Оба были разрушены. У стены израильтяне молятся и скорбят о потере храмов и одной из важных святынь – Ковчега Завета. Ковчег содержал скрижали – каменные доски с высеченными десятью заповедями. По преданию, они были получены Моисеем от бога, который повелел ему поставить ковчег в первом иерусалимском храме. Потому-то и принято обращаться к богу у этой стены. Считается, что здесь человек находится к Всевышнему ближе всего.

Помолиться сюда приходят не только израильтяне, но и тысячи туристов ежедневно. Ещё они записывают на листочках бумаги свои просьбы к богу и вкладывают их между камнями стены. Традиция это иудейская, но представители других религий с удовольствием следуют ей.

Мы приехали к стене под вечер, записок было так много, что засунуть свою было просто некуда. Некоторые, чтобы оставить послания, даже как-то умудрились подняться на трёхметровую высоту. Остальные, пытаясь протиснуть бумажку в щель или положить на каменный выступ, десятками роняли чужие. Подойти к стене оказалось непросто – столько женщин пыталось оставить свои сообщения. Отходя от стены, пришлось соблюсти ещё один обряд – не поворачиваясь спиной, пятиться к выходу. Сделать это было непросто. Вокруг в беспорядке стояло бесчисленное множество стульев, на которых сидели и молились женщины. Дело в том, что территория перед стеной разделена на большую мужскую и довольно маленькую женскую.

За стеной располагается третья по значению мусульманская святыня – мечеть Аль-Акса. Считается, что вознесённая в ней молитва приравнивается к 25 тысячам молитв в других местах. За стеной находится Купол скалы. Этот архитектурный памятник считается визитной карточкой Иерусалима, так как его большой золотой купол виден из любой точки старого города. Купол покрывает камень Мироздания, откуда, по преданию, бог начал строительство всего сущего на земле. Именно здесь Авраам чуть не принёс в жертву своего сына Исаака, пророк Мухаммад совершил отсюда своё путешествие на небеса. Здесь же был воздвигнут храм, где хранился Ковчег Завета.

По старому городу проходит Крестный путь Иисуса – от места суда до распятия на Голгофе. Девять из 14 остановок Христа находятся на улице, остальные – в храме Гроба Господня. Воздвигнут он на месте распятия, погребения и воскресения Иисуса.

При входе в храм первым делом видишь камень Миропомазания. Считается, что на него для умащения было положено тело Спасителя после распятия. Паломников вокруг великое множество. Опустившись на колени, они освящают от камня всё, что попадётся под руку. Чаще всего прикладывают крестики, иконки, образки. Реже – ложатся на камень сами. Некоторые туристы, по словам нашего гида, освящают сумки, ключи и даже свидетельства о браке.

Главная христианская святыня расположена на месте четырнадцатой остановки Христа – гробница, откуда вышел воскресший Иисус. Она представляет собой небольшую часовню – кувуклию, знакомую всем, кто видел телевизионные передачи о пасхальных торжествах. Каждый год здесь происходит чудо – схождение Благодатного огня.

Чтобы попасть в гробницу, пришлось отстоять приличную очередь. Греческий монах, следящий за порядком, под вечер начинает чудить, предупредил нас гид. Так оно и получилось. По непонятным причинам в кувуклию не были допущены некоторые мужчины и женщины. Вроде колени и плечи были у них закрыты, как положено. Мы решили, что монаху не понравились пакеты в руках у паломников. Нам повезло – в гробницу нас впустили. Пробыли мы там недолго, из-за большой очереди задерживаться не разрешали.

В памяти осталось немного: малюсенькая комнатка, метра полтора на два, множество икон на каменном ложе, где когда-то покоилось тело Христа. Кстати, гробница – единственное место в храме, где нельзя фотографировать. Правда, некоторых это не останавливало, и они без зазрения совести щёлкали затвором направо и налево.

Удивила Голгофа. Кинематограф рисовал её значительно больше и выше. Может, виной тому художественный вымысел, может, приуменьшили её за столько лет многочисленные паломники и туристы. Сама гора «встречается» в храме несколько раз: её остатки тщательно спрятаны под стекло. Видимо, чтобы сохранить для потомков хоть что-то.

Работая и живя по особой программе

Ортодоксальные иудеи – тоже своеобразная достопримечательность Иерусалима. Живут они в отдельном квартале. Одеваются неприметно, строго – в чёрное, серое и белое.

Ортодоксы соблюдают 613 заповедей. Кстати, кошерной у них бывает не только еда, но и одежда. Женщины прикрывают декольте, руки и ноги. Под запретом для слабого пола брюки, обтягивающая и короткая одежда. Все мужчины – от мальчишек до стариков – носят пейсы.

Ортодоксы чтут строжайшие правила соблюдения Шаббата. Между ними и остальными жителями периодически вспыхивают конфликты. Например, из-за работы по священным дням общественного транспорта и парковок.

В Шаббат, начинающийся каждую пятницу с заходом солнца, на любую работу налагаются запреты. Нельзя даже нажимать кнопки в лифте. Но в Израиле придумали замечательный способ не нарушать правила: в священные дни лифты работают по особой программе – сами останавливаются на каждом этаже.

Ортодоксальные раввины, кстати, не одобряют телевизор. Важные новости жители узнают из газет, развешанных в большом количестве на улицах квартала. Недавно появился кошерный поисковик в Интернете. Он защищает пользователей от недопустимых вещей, способных оскорбить чувства самых набожных евреев.

Ортодоксы – самая бедная часть иудеев. Так как мужчины всю жизнь числятся студентами религиозных учебных заведений, то основными добытчиками денег в семьях выступают женщины. В основном семьи ортодоксальных иудеев живут на пособия. За каждого ребёнка (в среднем их по пять в семье) получают ежемесячное содержание от государства, чем вызывают недовольство светской части общества, обвиняющей ортодоксов в нахлебничестве. Ещё самые набожные иудеи учатся бесплатно и к тому же освобождены от армии.

Прямо как в России

Порой Иерусалим повергал нас в культурный и религиозный шок. Так, во время одной из поездок по городу гид обратил наше внимание на ничем не примечательную низину. Оказывается, была это геенна огненная, место, куда, согласно многим религиям, после страшного суда будут низвергнуты грешники. Пока же в геенне проводятся всякого рода концерты, так как акустика там, говорят, хорошая.

«Обратите внимание – слева находится парламент, там заседают 120 бездельников», – вдруг заявил наш гид. И стал рассказывать про знаменитый долгострой – иерусалимский трамвай. Ситуация весьма напоминает российские будни. Жители Иерусалима жалуются на то, что ради никому не нужного общественного транспорта из казны было разбазарено 1,5 млрд долларов.

Решение о начале строительства власти приняли ещё в конце 90-х годов прошлого века. Тогда единственным видом общественного транспорта в Иерусалиме был автобус. С помощью трамвая решено было улучшить транспортную ситуацию. И немного отучить жителей пользоваться личными автомобилями. Значительно позже выяснилось, что экономическая целесообразность проекта просчитана не была. Через десять лет после начала работ первый трамвай так и не был пущен в город. Случилось это лишь спустя ещё три с половиной года.

Обкатав маршрут, власти решили задобрить возмущённых граждан – в течение нескольких недель сделать проезд бесплатным. А возмущаться жителям было чем. Долгие годы по улицам Иерусалима было невозможно проехать – они были перекопаны. Прокладывать рельсы мешали старинные здания. Позже оказалось, что трамвай по высоте не проходит под одним из городских мостов, ради чего пришлось переделывать пути – снимать метровый слой земли, уже залитой бетоном. В самом конце выяснилось, что трамвай вовсе не такой удобный и быстрый вид транспорта, каким его представляли власти. Многочисленные светофоры только тормозили его движение – на зелёный при приближении трамвая переключались лишь два из 60 светофоров.

Местные говорят, что выиграл от строительства лишь его главный лоббист – бывший мэр Иерусалима, состояние которого с тех пор значительно увеличилось.

Трамвай внёс ещё одну смуту. Как только вагоны начали перевозить пассажиров, ортодоксальные иудеи стали требовать отдельных вагонов для мужчин и женщин.

***

Ода мерам безопасности, написанная в начале текста, в конце нашего путешествия, когда пришла пора улетать из израильского аэропорта, обернулась сплошным мучением. Оказалось, что в очередях на регистрацию, контроль и прочие досмотры можно провести не один час. От бесконечного стояния прекрасные впечатления от путешествия стали сменяться отрицательными эмоциями.

Но спустя время это забылось, и вернулось стойкое желание вернуться на Землю обетованную снова.