Широкие щели и другие особенности

Оценить
Широкие щели и другие особенности
Выборы по-саратовски – это всегда что-нибудь выдающееся, даже на общем российском фоне.

Выборы по-саратовски – это всегда что-нибудь выдающееся, даже на общем российском фоне.

Победа сами знаете какой партии. Сами знаете – как

Не придётся удивляться, если после избирательной кампании в Госдуму 2011 года оппозиция захочет повторить свою недавнюю акцию «Похороны честных выборов». Проводить их в последний путь с одного раза – не так-то просто.

До выборов 4 декабря существовало два сценария. Первый: ПВ (в данном случае партия власти) не будет накручивать результаты и получит свои законные голоса. По разным оценкам, это принесло бы ей от тридцати до сорока процентов голосов и, естественно, первое место.

Второй вариант: включённый до максимума административный ресурс, массовые фальсификации и в результате – конституционное большинство.

Оба варианта грозили репутационными и не только издержками. В первом случае оппозиция, прежде всего та, что шла на выборы под девизом «За любую партию, кроме партии жуликов и воров», могла бы заявить о своей безоговорочной победе. Потом, как после всякой победы, началась бы неудовлетворённость достигнутым, разговоры типа «И эти сорок процентов подделаны, фактически было двадцать» и так далее. Но разговоры имеют тенденцию затихать. В реальности партии власти пришлось бы искать в думе консенсуса с кем-то из представителей оппозиции. Дело это несложное, учитывая, что после выборов оппозиция становится удивительно покладистой. И, как сказал первый номер списка ЕР Д. Медведев, возможности союзов обговаривались ещё до выборов.

Второй вариант грозил не только полной потерей уважения населения. Его, этого уважения, и сейчас немного. Могла возникнуть ситуация, которую директор Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев хорошо разъясняет на примере Белоруссии. Экономика этой страны катится в пропасть. Лукашенко и его окружение не могут не понимать этого. Однако принять какие-либо действенные, но непопулярные меры, вроде снижения пенсий и повышения налогов, не могут. При фактической поддержке в 20 процентов такие шаги сродни самоубийству. И, наоборот, в России парламент, который, пусть и в искажённом виде, представляет политические пристрастия россиян, мог бы дать властям карт-бланш на жёсткие антикризисные меры. А ответственность за антикризисные законы несла бы не одна партия, а две или три, за них проголосовавшие.

Первую половину вечера 4 декабря казалось, что избран первый сценарий. Правда, сначала, как с дорогой игрушкой, носились с Чукоткой и её результатами, забывая сообщить, что избирателей там всего-то 32 тысячи. Потом пошло – Приморский край, Иркутск и Братск. Уже телевидение показало нам и первых лиц страны, и репортаж из штаба единороссов. Вожди «медведей» с удивительно печальными физиономиями говорили о том, что это всё-таки победа. О том, что партия приняла на себя удар за антикризисные меры. Известный златоуст партии Андрей Исаев завёл традиционную песню о том, что все те, кто не пришёл на выборы, конечно же, сторонники ЕР, но они были уверены в победе партии и без их голосов и потому остались дома. Кстати, о победе и явке. Почти 50 процентов при явке в 60 означают фактически 30 процентов. Не так уж далеко от белорусского показателя.

Премьер был грустен и краток. Президент, он же первый номер списка, наоборот, был весел и даже шутил. Первая шутка рассмешила: «Наша цель достигнута – «Единая Россия» прошла в Думу». К следующим выборам эта шуточка наверняка станет пророчеством. Вторая шутка президента в «Твиттере» была не такой удачной. Он написал: «Спасибо всем за поддержку «Единой России». И собрал тысячи ответов. Цитировать их даже в мужской компании я бы постеснялся.

Вскоре после явления первых лиц народу ситуация стала меняться. Хвалёная система ГАС-выборы начала зависать и сбоить. Особенно по Москве – там никак не могли сосчитать голоса. При этом эксит-поллы давали ЕР 27 процентов. Социологи убеждены, что результаты таких опросов отличаются от реальных максимум на два процента. Участки, оснащённые КОИБами, давали ПВ – порядка 20–25 процентов. В самой столице, как в каком-нибудь Саратове, вышвыривали с участков наблюдателей, вовсю крутили «карусели», вбрасывали бюллетени. И добились своего: 46 процентов. Вечером в понедельник вроде бы собирались устраивать акции протеста. В их эффективность верится с трудом. Но зато легко угадать, каким будет отношение москвичей и к федеральной власти, и к своему мэру.

И вообще представляется, что власть выбрала самый худший вариант сценария. Добавив к своему реальному результату процентов 10–15, она ничего не выиграла: ЕР не обладает конституционным большинством и всё равно будет вынуждена идти на сотрудничество с другими партиями. Но в смысле репутации и доверия потери ровно такие же, какие могли бы быть при дутом результате, скажем, в 80 процентов.

Теперь о нашем родном городе. Хотелось написать что-то красивое. Например: для того чтобы стать второй Чечнёй, нам не хватает только одного. Чтобы наши горы стали выше, а их вершины скрылись бы под снежными шапками. Ну и начальникам носить каракулевые папахи. Но это не совсем так. В гордой горной республике, похоже, совсем не заморачиваются такой глупостью, как выборы. Написали 99 с чем-то процентов, и всё. У нас же проводится титаническая работа, чтобы обеспечить результат, приближающийся к чеченскому.

Из опыта прошлогодней сногсшибательной кампании взято всё самое надёжное: вбросы, «карусели», выезды (или вывозы?) студентов в проблемные районы, переписка бюллетеней. В этот раз именно переписка была самым надёжным орудием фальсификации. Добавилось нечто новое: расширение щелей в избирательных урнах. Широкие щели идут на пользу победителям и характеризуют их состояние. К наблюдателям от оппозиционных партий относились как к врагам народа. Были и случаи рукоприкладства.

Есть маленькие, о многом говорящие детали. Например, на многих инструктажах, видно, боясь попасть в Интернет, инструкторы не называли партию. А говорили примерно так: «Необходимо обеспечить победу сами знаете какой партии». Натурально Гарри Поттер. В ходе массовых издевательств над мнением избирателей особо отличились наши педагоги. Интересно, у них всё спокойно на душе, когда через день после выборов они говорят детям, что врать нехорошо?

Подробно о том, что творилось в Саратове и Энгельсе, расскажут материалы этих страниц.

В финале хочется привести слова Алексея Навального, которые точно характеризуют настроения бОльшей (именно бОльшей, и с этим спорить трудно) части россиян.

«Если бы мне в субботу сказали, что «официальный результат» ПЖиВ будет меньше 50 %, то счастливая улыбка не сползала с моего лица сутки.

Ну вот, проснулся. 49,54.

А счастья вроде и не ощущается. И совсем даже наоборот.

Потому что вчера во второй половине дня стало ясно – ПЖиВ может претендовать на реальную борьбу за 35 %, а никак не за 50 %.

И вчерашние представления об оглушительном успехе закономерно кажутся не такими уж привлекательными».

***

Ода «Вольность» нашего времени

В лицее имени Пушкина заслуженные учителя так и не смогли уломать вчерашних школьниц, чтобы те совершили подлость

Ещё пару недель назад я не очень весело, но улыбнулась на пост одной моей знакомой в «Фейсбуке». Знакомая проводила в Санкт-Петербурге семинары для наблюдателей. Сотни людей, прежде не интересовавшихся политикой, записывались в наблюдатели совершенно бесплатно. И знакомая написала, что её преследует ощущение, будто она готовит людей не к наблюдению за избирательным процессом, а к забросу в стан врага (вот после этих слов я невесело улыбнулась). А она добавила: я прошу этих людей об одном – беречь себя, их здоровье для нас дороже правдивых результатов.

Автор: Елена Иванова

С вечера воскресенья я не улыбаюсь. С вечера воскресенья шутка о том, что избирательные участки похожи на стан врага, не напоминают мне шутку. Я знаю, что в течение дня, вечера и последующей ночи с 4-го на 5 декабря на избирательных участках прессовали и ломали обычных людей.

В лицее № 3 им. А. С. Пушкина всю ночь – почти до шести утра – члены двух избирательных комиссий № 284 и 285 (почётные, заслуженные, и бла-бла-бла учителя) заставляли двух восемнадцатилетних девочек согласиться с тем, чтобы после подсчёта голосов 10 процентов из них были переданы в пользу всем известной партии.

Насколько я успела разобраться, с этими условиями согласились даже взрослые члены комиссии от «Справедливой России» и ЛДПР. Кстати, ходят слухи, что порядка 20 процентов сторонников этих партий всё-таки в силу разных причин перешли на сторону ЕР в решающий момент. Восемнадцатилетние девчонки, для которых эти выборы были первыми, выстояли. Так как на избирательных участках им пригрозили отчислением из вузов, я буду звать их Машей и Женей.

Эти девочки – друзья моего сына, бывают у нас дома, мы обсуждаем разные разности – фильмы, книжки, девичьи глупости и да, новости… В какой-то момент они решили не просто пойти на выборы, а стать наблюдателями. Я очень гордилась и продолжаю гордиться, что у меня в друзьях – не какие-нибудь оголтелые мгеровцы, а просто хорошие, очень живые девчонки, которые однажды чёрт знает по каким причинам принимают для себя такое решение. И идут в партию «Яблоко» записываться на курсы обучения наблюдателей.

В общем, 4 декабря Маша с Женей около 8 утра начали обживаться на своих избирательных участках. Успели заметить местных телевизионщиков, зафиксировавших, что участки открылись с пятиминутным опозданием. Успели услышать, как на телевизионщиков зашикали члены комиссии, попытавшись сорвать съёмку: мол, те ведут незаконную агитацию (это так они называли опрос журналистами избирателей). Успели написать несколько жалоб: о том, что урны расположены в месте, недоступном для обзора, что наблюдателям в нарушение закона запрещают перемещаться по участку и велят сидеть в строго отведённых местах, о том, что на участке 285 появились неизвестные лица, представившиеся депутатами, но не назвавшие фамилий, и велели прекратить фото- и видеосъёмку. Пожаловались на то, что наблюдатели не были подпущены близко к столу, где пересчитывались бюллетени. В общем, обычные мелочи, коими полна жизнь наблюдателей, заполняли головы девочек в этот день. Какие-то жалобы у них были приняты, какие-то нет. Так бывает на каждом участке.

В итоге голоса подсчитали (не без нарушений, впрочем). То есть считали не отдельно голоса каждой партии, а всех оптом. На 284-м участке (председатель комиссии Елена Юрьевна Зильбер, педагог-психолог лицея) результаты подсчётов были объявлены. На 285-м (председатель Ирина Владимировна Сулейманова, заместитель директора по учебно-воспитательной работе) их огласить не потрудились. После чего обе дамы-председательши, вместо того чтобы заняться составлением и подписанием протоколов подсчёта голосов, надели шубы и удалились в неизвестном направлении.

Девочки писали эсэмэски мне, звонили в штаб «Яблока», подходили к членам избирательных комиссий, требовали протоколы. Члены комиссий отмахивались от них, как от надоедливых мошек, с удовольствием ужинали и советовали Маше и Жене идти домой, потому что другие наблюдатели (от ЕР) разошлись вполне себе довольными. «От нас ничего не зависит», – твердили, как заведённые куклы.

Через некоторое время госпожа Зильбер пригласила девчонок на рандеву в кабинет директора лицея Татьяны Александровны Денисовой (почётный работник общего образования РФ, призёр городского конкурса «Учитель года – 2000»», учитель математики высшей категории), куда подтянулись и госпожа Сулейманова, и другие члены комиссий.

Для начала велели удалить все записи, которые девчонки сделали за день. Записи сохранились. Потом объяснили, что у них (то есть двух этих славных избирательных комиссий) есть приказ из Москвы: в связи с недостаточным количеством голосов, набранных в поддержку «Единой России», требуется накинуть партии власти десять процентов голосов, отщипнув их от других партий. После девичьего «нет» были испробованы всевозможные меры уговоров, давления, психологической обработки. Маша и Женя в свои 18 лет узнали, что правдой и честной гражданской позицией в этой стране ничего добиться невозможно.

«Вы ничего не измените, незачем биться в непробиваемую стену», – пел краснознамённый педагогический хор. «Неужели вы хотите революции? Хотите, чтобы на улицу вышли танки? Мы не хотим. У нас дети». Девушкам даже рассказали, что за окнами уже почти война, что на одной из городских улиц уже сожгли машину с честно подсчитанными бюллетенями. Потому что такие подсчёты не нужны партии власти. И что с этими бюллетенями, если девчонки не пойдут на сделку с совестью (считай: на нарушение закона), произойдёт то же самое: их сожгут или зальют водой.

– Пусть жгут, – сказала Маша.

– Это приказ из Москвы, – снова объясняли им. – Вы не знаете, что ТИКи требуют результатов и туда не пускают даже председателей комиссий.

– Даже я пожертвовала голосами партии, – ответила член комиссии, представитель «Справедливой России».

– А мы не будем, – сжимали зубы девчонки.

Им предложили ещё один вариант. Голоса отщипнут у всех партий, а «Яблоку» оставят столько, сколько оно набрало. Но товарищи педагоги просчитались. Девчонки не состояли в партии «Яблоко», как, впрочем, и ни в какой другой. Я бы сказала, что они состоят в обществе порядочных людей, как бы высокопарно это ни звучало.

Потом их отправили думать, запретив созваниваться со штабом «Яблока». Девчонки наплевали на запреты. И ушли думать в туалет. В туалете педагоги предприняли ещё одну психологическую атаку – били на жалость: «Мы ни при чём, нас заставляют, вы ничего страшного не сделаете, вам нечего бояться, пожалуйста, пойдите нам на встречу, иначе нас уволят с работы».

Женя терялась. Всего полтора года назад она сама ходила в школу, и, наверное, у неё остались хорошие воспоминания о каких-то учителях. И этих тёток, которых кто-то другой и сильный заставляет подтасовывать результаты, ей стало страшно жалко.

– Почему вы тогда все молчите? Почему делаете то, что вас заставляют? – закричала Маша.

– Я не буду с тобой говорить об этом в четыре утра, – отрезала директор Денисова. – Я хочу подумать о чём-нибудь другом.

– Тогда у вас есть пять минут, – сказала Маша, – для того чтобы принять правильное решение и не попасть в сводку миссии наблюдателей ОБСЕ в Саратове.

– У меня тоже есть голос в ОБСЕ, – сообщила странную вещь Елена Николаева Зильбер.

Девчонки отправились писать жалобу о том, что после подсчёта голосов члены избирательной комиссии сделали им предложение фальсифицировать выборы. Жалобу не приняли: «Можете сразу в прокуратуру нести!» Протоколы не выдали. Причём цифры, оглашённые при пересчёте голосов, которые успела записать Женя, не совпали с данными увеличенного протокола, который комиссия подготовила для сдачи в ТИК. У партий-конкурентов «Единой России» отобрали от одного до семидесяти голосов в пользу ЕР. Ясно, что эта разница не появится в официальных сводках. Она останется в памяти девчонок, которые на своих первых выборах столкнулись с ложью и грязью.

История завершилась весьма символично. Наблюдателей удалили с участка с формулировкой «за психологическое воздействие на комиссию участков 284, 285». Представляете, две вчерашних школьницы психологически задавили целый отряд педагогов. Может, те подумали о совести. Или о боге, в которого сейчас модно верить. Хотя вряд ли.

Прощались забавно.

– Дай вам бог таких же честных детей, как вы, – то ли обругал, то ли похвалил кто-то из педагогов. Девчонки пожали плечами.

Я давно не люблю учителей. За продажность и рабство. За то, что учат не лирике, а подлости, за то, что не пестуют детские души, а ломают. А тут почему-то подумалось: вот все эти дамы, наверное, воспитывались ещё на подвигах Ленина. Значит, должны помнить разговор жандарма и молодого ещё Владимира Ульянова:

– Чего вы бунтуете, молодой человек: ведь перед вами – стена?

– Стена, да гнилая! Ткни, – она и развалится…

Но не эту цитату я бы хотела напомнить славной педагогической команде из 3-го лицея.

Я бы очень хотела, чтобы всякий раз, когда они будут искать себе оправдания, они вспоминали диалог из сказки Евгения Шварца «Дракон» между рыцарем Ланцелотом, убившем Дракона, и бывшим другом рыцаря – Бургомистром, который стал слугой Дракона.

«Лично я ни в чём не виноват. Меня так учили». – «Всех учили. Но почему именно ты оказался лучшим учеником, скотина ты этакая?»

А ещё я очень хочу, чтобы они всегда помнили двух хрупких восемнадцатилетних девчонок, которые этот урок не выучили. Из принципа.

***

Разный уровень нервозности

Там, где участки были «незаряженные», всё прошло чисто

«Мы не можем признать эти выборы достоверными! Мы не признаём их адекватными и чистыми!» – с таким заявлением выступило местное отделение российской общественной организации «В защиту прав избирателей «Голос» на вчерашней пресс-конференции.

Автор: Алла Новик

Чтобы выразить своё недоверие организаторам выборов, «Голос» пригласил журналистов по горячим следам, в 11 утра. На пресс-конференции рассказали, что саратовский «Голос» направил контролировать процесс голосования 22 своих корреспондентов-наблюдателей, каждый из них вёл восемь избирательных участков города. По словам куратора «Голоса» по Саратову Михаила Гамаюнова, из Москвы прислали рекомендации проверить несколько конкретных участков Саратова («Не знаю, откуда они их брали?!»), остальные же объекты выбирали произвольно.

Сюрпризы начались в первые часы голосования: на некоторые участки наблюдателей – любых – не пускали, так что процесс опечатывания урн там прошёл без свидетелей. Гамаюнов возмущался тем, что у общественных наблюдателей кроме удостоверения корреспондента требовали предоставить ещё и заверенную копию свидетельства о регистрации газеты «Гражданский голос». По этой причине корреспонденту закрыли дверь на участке № 307 (в здании железнодорожной больницы). При этом ассоциация предварительно направила упреждающие письма в МВД, прокуратуру, администрации города и районов – не сработало.

«Никаких дополнительных документов закон не требует! Да и мыслимое ли дело – по всей стране развозить эти копии с натуральной печатью? Просто это был ещё один барьер, – расшифровывал Гамаюнов истинные мотивы тех, кто велел «не пущать». – Есть определённый уровень нервозности в комиссиях… Всё время примешивается что-то, что называется деформацией процесса выборов».

Процедурные нарушения «Голос» зафиксировал в Октябрьском и Ленинском районах Саратова. Например, в Ленинском районе наблюдатель до двух ночи ждала, когда подпишут протокол, чтобы взять копию. Не дождалась.

Кандидат в депутаты от партии «Яблоко» Алексей Битюцкий рассказал, как его пытались выдворить с избирательного участка в посёлке Дачный. Без объяснения причин, с помощью наряда полиции. Услышав речи про ассоциацию «Голос», ему объявили, что он – американский шпион. (Кстати, на вопрос «Правда ли, что «Голос» финансируют иностранные источники?» координатор ответил, что если бы это было правдой, то ассоциация не просуществовала бы 11 лет. Мол, это грантовая организация, существует за счёт европейских и российских грантов и постоянно проверяется контролирующими органами.)

Несмотря на нарушения, саратовский «Голос» огульно выборы в Саратове не хаял: были подозрительные участки, но были и честные. Гамаюнов так и сказал: «Большинство участков отработало нормально. Там, где участки были «незаряженные», всё прошло чисто-гладко. И показали те цифры, которые на слуху у людей». Вот в Самаре, говорят, выборы прошли так грязно, что стоит вопрос об их общей законности. Как объяснил Гамаюнов, потому что утром 4 декабря ни на один самарский избирательный участок не допустили ни одного, даже партийного, наблюдателя. Не говоря уже об общественниках.

Журналисты попеняли наблюдателям за то, что они были ненастойчивы и плохо подготовились. Что стоило сделать копию нужных документов, снять нарушения на камеру и заявить в полицию о неправомерности недопущения избирателей на участки?

«Да ничего это не решает! Принесёте заверенную бумагу – все равно не пустят. Да по закону и не требуется никаких дополнительных документов!» – пыталась втолковать девушка-наблюдательница от «Голоса». И объяснила, как выглядит схема поисков правды и чем всё заканчивается. Утром в понедельник в территориальной комиссии Заводского района Саратова рассказчица наблюдала, как член комиссии КПРФ с правом совещательного голоса заявил о том, что был явный вброс: когда открыли урны для голосования, среди прочих обнаружились четыре пачки сложенных бюллетеней. Разумеется, все они – с галочками за «Единую Россию». Коммунист настаивал на том, что пачки надо изъять и считать голоса без оных. Безрезультатно. Далее коммунист написал жалобу, на ней есть подписи шести членов комиссии, жалоба поступает в ТИК, которая голосует и… не удовлетворяет эту жалобу. Резоны такие: когда урну переворачивали, бюллетени могли сами сложиться в стопки непроизвольно. «Против лома нет приёма!»

Что же касается препон, то воевать за попадание на участки корреспонденты «Голоса» изначально и не собирались. Просто такие факты – сигналы о том, что, возможно, на этом избирательном участке было что скрывать. «Нас интересует симптоматика, и мы её отследили! Поставили галочку».

По словам Гамаюнова, у «Голоса» была чёткая установка – отслеживать соблюдение законодательства с точки зрения не политической, а процедурной: удобен ли участок для избирателей и наблюдателей, был ли предъявлен паспорт, поставил ли избиратель подпись и т. д. И так вышло, что «Единая Россия» по количеству жалоб по поводу выборов существенно опережает своих соперников.

Куда-то жаловаться, рассылать заявления по поводу зафиксированных нарушений закона о выборах «Голос» не будет. Не в его компетенции. «Мы просто отслеживаем процесс, соблюдение законности». Результаты наблюдений ассоциация по всем регионам выкладывает на карте нарушений на специальном сайте, который легко найти в Интернете.

________

Ассоциация некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «Голос» – российская общественная организация, основанная в 2000 году для защиты прав избирателей. Ассоциация работает в 48 регионах России и является членом Европейской сети организаций по наблюдению за выборами (ENEMO). В 2010 году ассоциация «Голос» вошла в состав Глобальной сети национальных наблюдателей за выборами (GNDEM). Среди партнёров организации – Агентство США по международному развитию, национальный фонд «За демократию», Национальный демократический институт, Институт развития избирательных систем, Комитет против пыток, Межрегиональное объединение избирателей, Правозащитный совет России и др.

________

***

Чем ближе к вечеру, тем веселее

В воскресенье мы с Николаем Асафьевым, руководителем молодёжной организации регионального отделения ЛДПР, должны были посетить энгельсские избирательные участки в ДК строителей. Утром позвонил узнать, куда мне ехать, и первым делом услышал, что на участке № 1710 уже пошли грубые нарушения – открылся он только в 8:20, так как лишь в 8 утра началась опечатка урн. Не хотели регистрировать журналистов. В это же время охранник мог быть где угодно, не только на территории участка.

Автор: Андрей Сергеев

Побывал я на участке № 1712. Единственный конфликт, который там случился, не был так страшен по сравнению с тем, что мне пришлось услышать позже: по словам оператора-наблюдателя от ЛДПР, его упрекнули в том, что он использует государственное электричество для съёмки. Кстати, почти моментальное появление камер на том участке, по мнению элдэпээровцев, и привело к наведению порядка.

Затем началось самое интересное: Асафьев посоветовал обратить пристальное внимание на участок № 1710: «Там идут люди непрописанные, огромные очереди, и не дают ознакомиться со списками. Ещё в 18-й школе произошёл вброс бюллетеней. Нашему кандидату от ЛДПР поступает миллион звонков с каких-то непонятных номеров, чтобы вывести его телефон из строя». Стоящий рядом наблюдатель от ЛДПР добавляет: «Ещё и машину попортили». Астафьев кивает: «Удалили наблюдателя на участке № 1710 решением комиссии. Якобы на него было три жалобы. Жалобы они не показывают. Это полный беспредел». Наблюдатель: «Да, убирают камеры, вышвыривают нас, делают всё что можно и что нельзя. Есть ещё подозрение, что одни и те же люди заходят на избирательные участки и голосуют. Я смотрю: многие, кто пришёл в 9 утра, так почему-то и ходят. Что ходят – неизвестно, что делают – неизвестно. Как меня удалили, так и наблюдаю за ними».

«За что удалили-то, безо всякой причины?» – спрашиваю.

«Да там специально были люди, – объясняет экс-наблюдатель, – то есть проходят тридцать человек, потом говорит кто-то: «Почему вы стоите здесь? Вы мне мешаете». Со мной рядом стояли и другие наблюдатели, от «Единой России», но никому не было сделано ни одного замечания, никто никому ничего не загораживал. Также был на участке человек, который неоднократно отодвигал нашу камеру, хотя не имел права этого делать. Специально подходил, провоцировал: не стой здесь, мешаешь! Но я держал урну в поле своего зрения, как по закону положено, видимо, за это и был удалён. Выборы проходят нечестно!»

Я решил проверить, действительно ли так страшен участок № 1710, как его малюют. Пока я некоторое время молча сидел среди наблюдателей, никакого интереса ко мне комиссия не проявляла. Однако я подошёл зарегистрироваться в качестве наблюдателя. Через пять минут неизвестный и не представившийся мне мужчина недвусмысленно намекнул, что я – представитель нефедеральной газеты и, следовательно, не имею якобы никакого права присутствовать на территории участка. Более того, он порекомендовал аннулировать документы, выданные редакцией. Когда через какое-то время я вернулся, чтобы подать жалобу, эта личность куда-то пропала, и вот ведь незадача – никто его не запомнил и никто не знал, как зовут.

Основную массу избирателей составили старики. Хотя некоторые молодые люди встречались довольно часто, как бы гуляя по избирательным участкам в течение нескольких часов. Они тут же попадали под подозрение наблюдателей. Кто-то даже попадался на вбросе: «Один человек голосовал на территории участка № 1710, – рассказывает Асафьев, – чуть позже он уже на 1712-м. Успели поймать за руку: подошли к нему, а бюллетеней ещё не выдали. Мы начали за ним смотреть, и он удалился с участка, так и не получив ничего».

Но ещё веселее было то, что случилось ближе к вечеру. По словам Асафьева, «вот уже час (примерно с пяти вечера) идут люди целыми группами – сначала из одного дома, теперь из другого, то есть очевидно, что кто-то ходит по домам и всех приглашает. Они заходят в кабину, долго сидят, виден блик вспышки фотоаппарата или мобильного телефона, но здесь никто не волнуется».

Информация об участке № 1710 в результате дошла даже до Владимира Жириновского, после чего последовал его звонок председателю облизбиркома Павлу Точилкину. Надо полагать, разговор получился душевный.

*** *** ***

«Бросак» не той системы…

Студент, рассказавший нам это, работал наблюдателем от КПРФ на одном из избирательных участков в Заводском районе. В начале дня подъехал представитель администрации района (заместитель главы Логинов) со свитой, измерил ширину щели, через которую опускают бюллетени. Щель (на профессиональном сленге – «бросак») почему-то оказалась несоответствующей известным этим людям стандартам. Сняли накладку, сужающую щель до 0,5 см, тем самым расширив «бросак» до полутора сантиметров.

Кабины стояли очень близко к урнам, так, чтобы наблюдатели не успели подбежать к гипотетическим нарушителям.

По словам нашего студента, вбросы действительно были. Это дело было доверено примерно восьми женщинам, половина из которых «бомжеватого» вида. Одна дамочка прибегла к весьма необычному способу: сменила верхнюю одежду. Наш юный наблюдатель пытался обратить на это внимание дежурного полицейского. Любительницу переодеваний удалось спугнуть.

При распечатывании урны член участковой избирательной комиссии (УИК) от КПРФ смог выхватить несколько пачек бюллетеней. Те, которые опускают по одному, разлетаются в разные стороны. Опущенные пачкой и в дальнейшем липнут друг к другу. Таким образом, изъяли примерно 35 бюллетеней. Три из них впоследствии члены УИК «случайно» уронили в общую кучу. Тем не менее, по оценке нашего наблюдателя, вброшенных бюллетеней было гораздо больше – более 100.

Наблюдатель рассказал, что явка на его участке была около 35 процентов. При подсчёте голосов более 400 оказались отданными за ЕР – около 50 процентов. При подписи протокола член УИК от КПРФ написал свое особое мнение о несогласии с результатами из-за замеченных нарушений.

Члены УИК от других партий на этом участке активности не проявляли.

***

Как надували результат

Хроники гнусного времени

Документальный отчёт о том, как наших избирателей, по словам Дмитрия Быкова, «привычных и к насилью, и к бессилью», в очередной раз лишили права выбора. Хроники составлены по материалам сайтов партий КПРФ, ЛДПР, СР.

ЛДПР

4 декабря

Кандидат в Государственную думу от ЛДПР Николай Асафьев сообщает о первых нарушениях на участках ДК строителей в Энгельсе: на участке № 1710 выборы начинаются в 8:20. Присутствуют посторонние лица, отказывающиеся себя называть. До начала выдачи бюллетеней на участке успела проголосовать неизвестная женщина. Оппозиционеры пишут жалобы, но неизвестные молодые люди пытались подбежать и перечеркнуть бланки. Также наблюдателей от оппозиции пытаются отогнать от урн. На соседнем УИК № 1712 запрещают фото- и видеосъёмку.

Штаб ЛДПР в Саратове сообщает, что от академии права выехало более 10 автобусов со студентами.

Кандидат в депутаты от ЛДПР Николай Асафьевпишет заявление в прокуратуру: на участке в Энгельсе кандидату угрожают физической расправой.

В ЗАТО «Светлый» выбирают главу администрации. Фиксируют массовый подвоз военных – около тысячи человек. По сообщениям членов ЛДПР, военных временно прописали в посёлке незадолго до выборов.

Избирательный штаб ЛДПР в Балаково сообщает, что директор колледжа менеджмента Польских под роспись выдаёт открепительные студентам и переписывает их номера.

Избирательный штаб Романовского районного отделения ЛДПР сообщает, что в Романовку привезли 4 автобуса со студентами, которые голосуют по открепительным удостоверениям, после чего их увозят.

По сообщениям саратовского регионального отделения ЛДПР, на 238-м участке председатель Радаева угрожает силой вывести редактора газеты «ЛДПР в Саратове» с формулировкой «Это мой участок, и я здесь хозяйка».

5 декабря

Саратовское региональное отделение ЛДПР сообщает, что в ЗАТО «Светлый» до сих пор не начат подсчёт бюллетеней и на двух избирательных участках урны остаются запечатанными. При подсчёте неиспользованных бюллетеней выявилась значительная нехватка.

КПРФ

4 декабря

Пресс-служба саратовского обкома КПРФ сообщает, что голосования в Госдуму ФС РФ с самого утра ознаменовалось многочисленными нарушениями: в Ленинском районе Саратова в УИК № 198 (школа № 108) удалён член УИК с совещательным голосом от КПРФ – Лопатникова; в Кировском районе в УИК № 157 (ПТУ № 39, ул. Зелёная) произошёл вброс примерно 30 бюллетеней, а член УИК с совещательным голосом от КПРФ, попытавшийся зафиксировать на видео момент вброса, был удалён; в УИК № 214 и 314 урны для голосования поставлены таким образом, что наблюдателям от оппозиции ничего не видно.

В Балашове представителями КПРФ и «Справедливой России» на въезде в город были задержаны 14 автобусов со студентами, имеющими открепительные удостоверения.

Коммунисты на своём сайте публикуют информацию,что на избирательных участках № 300 и 306 в школе № 95 Саратова (ул. 2-я Садовая, 23) организованно голосуют студенты СГМУ. Чуть ранее, в 09:53, они сообщают, что аналогичная ситуация наблюдается на избирательном участке № 349 в гимназии № 3 (Б. Казачья, д. 121), где голосуют студенты СГАУ.

В 10 и 13 часов коммунисты отмечают, что на участке № 303 дважды производился «массовый подвоз избирателей-студентов, понуждённых голосовать по открепительным удостоверениям за политическую партию «Единая Россия».

Коммунистами было замечено, что ещё утром произошли вбросы на участках № 104, 157, 185, 202, 222, притом на участке № 193 были осуществлены трижды, а наблюдателей, выявивших эти нарушения, удаляли. В то же время были предотвращены подобные попытки на участках № 104, 222, 254. С участков № 121, 195 удалены члены комиссии с правом совещательного голоса от КПРФ, также удалены наблюдатели и члены комиссии с правом совещательного и решающего голосов от КПРФ на 283 участке. Урны для голосования участков № 15 и 16 находятся вне поля зрения наблюдателей, при этом подчёркивается, что члену ТИК Волжского района с правом совещательного голоса чинились препятствия при видеосъёмке.

5 декабря

В 4 часа утра кандидат в депутаты ГД СФ РФ Ольга Алимова написала жалобу Дмитрию Медведеву, где подчеркнула, что у неё «есть все основания полагать, что политическая партия «Единая Россия» путём осуществления фальсификации итогов голосования на указанных выборах осуществляет захват власти».

«Справедливая Россия»

Как сообщили наблюдатели, в Елшанской средней школе № 86 (избирательный участок № 222) было зафиксировано два вброса бюллетеней, но избирательная комиссия не реагирует на нарушения и продолжает работу в том же режиме.

По информации избирателей, ещё до начала голосования, в 4 утра, от Саратовской государственной академии праваотъехали нагруженные людьми транспортные средства. Автобусы, «Газель» и машины колонной проследовали в г. Балаково, где людей пересадили в школьные автобусы и направили в избирательные комиссии города.

В Аткарском районе на избирательном участке № 454 наблюдателем был отмечен факт подхода избирателей с заполненными избирательными бюллетенями.

В Ленинском районе Саратова на избирательных участках № 204, 221 были зафиксированы попытки вброса заранее заполненных бюллетеней. Также в СОШ № 103 (254 избирательный участок) и лицее № 8 (202 избирательный участок) предотвратили вброс пятнадцати бюллетеней за «Единую Россию».

В Заводском районе членов комиссии с правом совещательного голоса от партии СР ещё до начала голосования не пускали на избирательный участок.

В Балакове на избирательном участке № 514 до сих пор выдают открепительные листы студентам на территории общежития. Замечания представителя ТИК игнорируются, единственная реакция – отговорки в грубой форме.

На избирательном участке № 204 члена избирательной комиссии с правом совещательного голоса от оппозиции выгнали с избирательного участка за то, что она предотвратила вброс заранее заполненных бюллетеней. Четверо членов УИК проголосовало за удаление, а двое против.

В Советском муниципальном районе на избирательном участке № 1566 представители партии СР написали жалобы, в связи с тем что на участке находится непрошитый журнал регистрации избирателей, отсутствует реестр заявлений на голосование на дому. Членов комиссии с правом решающего голоса от оппозиции удаляют с участка, направляя их к избирателям с выносными ящиками.

В Энгельсе на участке № 1696, расположенном в ДК «Дружба», зафиксированы неоднократные вбросы бюллетеней. Соответствующие жалобы поданы членом комиссии от СР.

В Аткарске в школе № 8 организован передвижной штаб, в котором выдаются открепительные талоны людям, которые на автомашинах разъезжают по избирательным участкам и голосуют за партию власти.

В Татищевском районе на избирательном участке № 1602 был предотвращён вброс избирательных бюллетеней. Нарушитель зад?