Общее дело делаем

Оценить
Общее дело делаем
Комплексный центр социального обслуживания населения Заводского района – один из тех, где пенсионеры и инвалиды чувствуют себя почти как дома
Препятствий к развитию рынка социальных услуг на территории области больше нет, уверены в профильном министерстве

В конце года принято подводить итоги. На минувшей неделе сделало это и областное министерство социального развития. Глава ведомства Владимир Чернышёв устроил пресс-конференцию, чтобы подробно рассказать о достижениях и планах на будущее.

Реформы на финише

Министр Чернышёв с гордостью объявил, что в 2012 году будет полностью завершён трёхлетний цикл реформирования отрасли социального обслуживания в Саратовской области. «В 2008 году мы поставили перед собой архисложную задачу. Поскольку со стороны федерального центра нам никто ничего не регламентирует и не устанавливает никаких рамок, мы сами на региональном уровне занялись разработкой стандартов социального обслуживания».

За три года работникам министерства пришлось перелопатить массу документов, зато теперь существуют паспорта на все государственные услуги, которые оказываются в управлениях соцзащиты, и на все социальные услуги вообще. «С одной стороны, это даёт человеку возможность точно знать, что, кому, в каком объёме и в какие сроки положено. С другой стороны, чёткие стандарты облегчают жизнь работникам социальных служб. И третье преимущество: теперь точно понятно, сколько наши услуги стоят государству».

За три года реформирования отрасли уже есть результаты. Так, в 2008 году была ликвидирована очерёдность граждан на надомное обслуживание, с 2009-го исчезли очереди в дома-интернаты общего типа, а с 2011-го – в интернаты психоневрологического профиля. Кстати, с 2005-го по 2008 год полмиллиарда рублей было вложено в материально-техническую базу интернатов.

В общем, сейчас ситуацию можно характеризовать так: есть перечень гарантированных государством услуг, которые обязательны для всей Саратовской области, считают в министерстве соцразвития. Другой вопрос – существуют услуги, которые востребованы населением, но госучреждения их пока «не потянут». Например, помощь сиделки. Но кое-что делается в «пилотном режиме»: так, саратовский интернат для престарелых и инвалидов готов указать такую услугу по утверждённым расценкам.

Возможно, не за горами и опыт взаимодействия госструктур с общественными организациями, частными фирмами. Методику расчёта дополнительных услуг министерство направило во все районы области. «Мы обоснованно считаем, что сейчас препятствий к развитию рынка социальных услуг на территории области больше нет. Любая организация, используя нашу методику, может заявить своё право на оказание услуг населения – то, что мы называем госзаказом», – подытожил Владимир Чернышев.

«Не верьте слухам!»

Невидимые глазу обывателя изменения происходят внутри структуры по оказанию социальной помощи. В последнее время численность работников отрасли сокращена на 20 процентов. Эта мера связана с соблюдением тех самых стандартов: где-то здания пришли в ветхое состояние, где-то не хватает метража, где-то невозможно выполнить требования пожарной безопасности или санитарные нормы. Зато теперь Саратовская область – единственная в Приволжском федеральном округе, где все учреждения с круглосуточным пребыванием людей полностью оборудованы системами пожарной сигнализации с выводом сигнала на центральный пункт МЧС.

Реорганизация затронула и сеть социальных учреждений. Количество мелких стационаров сокращается, а крупные расширяются за счёт дополнительных коек. Причина – всё те же нормативы.

При этом министр просит не раздувать скандал там, где его нет. Недавно прошёл слух, что в Саратове собираются закрывать центры социального обслуживания и стариков бросят на произвол судьбы. «Да кому это в голову пришло! Эти центры – безальтернативные, в одном только Заводском районе 53 тысячи пенсионеров, этот центр для них дом родной!»

Министр объяснил, что в рамках трёхлетней реформы социальной сферы всё делается планомерно, никаких спонтанных решений не принимается. А сокращения касаются только административных ресурсов, управленческого аппарата, но никак не центров соцобслуживания. Социальных работников меньше не станет, и зоны их обслуживания не изменятся, клятвенно заверил чиновник.

Он, кстати, упомянул, что обратился в правительство с просьбой поднять в 2012 году заработную плату социальным работникам хотя бы до десяти тысяч рублей. Сейчас она очень маленькая – в пределах пяти с половиной тысяч.

Далеко не все понимают, какую уникальную роль играют в современном российском обществе сотрудники социальной сферы. Сегодня главная проблема пожилых людей – не материальные трудности, а одиночество, отсутствие социума, считает министр Чернышёв. В Саратовской области примерно треть всех тех, кто достиг пенсионного возраста, живут одиноко. С возрастом, к семидесяти годам, одиноким становится каждый второй старик или старушка. Четыреста тысяч жителей области пользуются услугами социального обслуживания населения, из них 50 тысяч ждут помощи на дому. Все они ждут социального работника не столько потому, что он принесёт продукты, а потому, что он может утолить голод общения.

О вреде крайностей

Подробно министр остановился на таком модном современном понятии, как доступная среда. С сентября 2011 года Саратов участвует в эксперименте по созданию доступной среды, до конца 2012 года будут обкатываться комплексные модели по различным направлениям: задействуют учреждения города, маршруты передвижения, технологии устройств и приспособлений. В подобном пилотном проекте кроме Саратова принимают участие Татарстан и Тверь. А с учётом полученного опыта программу впоследствии планируют развернуть по всей России. Владимир Чернышёв прогнозирует, что с 2013 года все дома, магазины и офисные учреждения начнут активно перестраиваться и будут включены в доступную среду.

Но часто бывает, что забота об инвалидах или пожилых людях – лишь видимость. Тогда и появляются в домах такие пандусы, по которым невозможно въехать, или новостройка вообще сдаётся без намёков на пандусы. «Нельзя больше допускать, чтобы проектировались и сдавались дома, недоступные для людей с ограниченными возможностями. Это противоречит федеральному закону. Почему, если мы на машине скорость нарушаем, нас штрафуют, а здесь никого не наказывают? Наше министерство будет следить за этим жёстко».

Вместе с тем министр предупреждает о другой крайности. «Я против того, чтобы весь город опоясали безобразные пандусы так, что обычным людям негде будет ходить». Он считает, что нельзя создавать доступную среду для одних, игнорируя интересы других. Нельзя устанавливать на входе в здание электрический подъёмник для инвалидов-колясочников, если он по сути перегораживает весь вход. Подходить к созданию доступной среды нужно комплексно, говорит Чернышёв, учитывая все категории граждан, и правильно расставлять приоритеты. Так, по данным социального министерства, сейчас в Саратовской области всего три тысячи инвалидов-колясочников, а пожилых людей, которые часто ходят с палочкой, более пятисот тысяч. А ведь ещё есть и тысячи мам с колясками и беременных женщин – доступная среда нужна всем.

И здесь удачный пример подают супермаркеты, где пандусом может воспользоваться и инвалид, и мама с коляской, и обычный покупатель с продуктовой тележкой. Точно так же удобен звуковой сигнал светофора с секундомером – и плохо видящему человеку, и водителю авто. «Ecли доступная среда будет создаваться так, что все приспособления комфортны для всех, значит мы действуем правильно», – вывел формулу министр.

Слабым местом в создании доступной среды до сих пор остаётся трудоустройство граждан с ограниченными возможностями. «Похвастаться особо нечем», – вздохнул Чернышёв. И объяснил, почему. Слишком многогранна эта проблема: с одной стороны, работодатели не жаждут видеть у себя таких работников, с другой – инвалиды и сами не особо настроены на работу. Чернышёв считает, что всё дело в отсутствии взаимной ответственности: государство со своей стороны несёт перед человеком обязательства, а человек (сначала хотел работать, потом передумал) нет.

«Ведём целенаправленную работу»

Не обошли стороной «детский вопрос». Не менее 16 видов различных пособий в Саратовской области выплачивается нуждающимся семьям с детьми. Детское пособие после индексации будет составлять примерно 300 рублей. Владимир Чернышёв согласен, что это мало, но даже в богатых регионах, например Нижегородском или Татарстане, платят федеральный номинал – 100 рублей.

По данным министерства соцразвития, в последние годы в Саратовской области существенно улучшились показатели по детской безнадзорности, всё больше детей берут под опеку. Но Чернышёв считает, что сокращать число мест в детских приютах рано. «Любой ребёнок, пусть и из социально благополучной семьи, имеет право в любой момент быть принят в приют. А бывает, одинокой маме просто надо лечь в больницу или уехать, и ей некуда пристроить ребёнка».

Острой проблемой области назвал министр нехватку детских садов. В их бывших зданиях сейчас располагаются сорок учреждений соцсферы. «Мы ведём целенаправленную работу по освобождению этих зданий, ищем возможность сократить лишние структуры или переселить, в разработке – девять районов области. Уже вернули садик в Пугачёве, в Балакове (там был центр «Семья» с дневным стационаром), в посёлке Красный Октябрь Саратовского района (там был приют), в Калининске (переселили детско-юношескую спортшколу)». А вот в больших городах – Саратове, Энгельсе и Балакове – с возвратом дело обстоит намного сложнее. По нормативам у социального ведомства в этих городах и так недобор: например, в Саратове нет ни одного реабилитационного центра для взрослых.

Но варианты ищут. Министерство договорилось с администрацией города о передаче здания на улице Зенитной в Кировском районе, и в 2012 году там откроётся-таки большой детский сад на 240 мест. А кризисный центр помощи семье и детям, которой находится там сейчас, переведут в другое место. Кроме того, под детский комбинат городу отдадут и корпус бывшего профилактория на улице Лунная (сначала там хотели развернуть реабилитационный центр). «Мы точечно прорабатываем каждый объект – можно освободить или нельзя. Общее же дело делаем!» – сказал министр.