Опустеет без тебя земля?

Оценить
Опустеет без тебя земля?
– Ну и что? Опять тишина? Ведь выборы на носу.

– Ну и что? Опять тишина? Ведь выборы на носу.

– И тебе не хворать. Да все более или менее спокойно. Ничего из ряда вон выходящего.

– И что, выборных сплетен нет?

– Есть. Две. Одна из них явно бредовая.

– Ну так не томи. Начинай с бреда.

– Вроде как со съезда ЕР привезли слух, что коммунистам выделили дополнительные средства на дискредитацию Володина.

– И правда, бред. Коммунисты такой фигней страдать не будут, и если у них вдруг лишняя копеечка появится, то не на компромат вождя их потратят. И потом, я плохо понимаю, сколько надо денег, чтобы дискредитировать Вячеслава Викторовича. Годами народу объясняют, что он – наше всё, а тут за неделю изменить сознание масс? Это надо на федеральных каналах часами рассказывать о том, какой Володин плохой. А кто же коммунистам это позволит?

– Я тебе сразу сказала, что этот слух бредовый.

– А что-то более реальное есть?

– Да. Говорят, что Вячеслав Викторович находится в смятении. И причина этого жуткого состояния – Павел Леонидович.

– А именно?

– Если область наберет хороший процент за ЕР, то как Ипатова смещать? А если процент маленький, то против Вячеслава Викторовича будут применены санкции.

– Как это? Санкции против самого Володина?

– Да, люди врут, что ему может грозить ссылка губернатором в какой-нибудь регион.

– Знаешь, я этому не верю. Володин уже вне досягаемости. А про смятение верю, потому что есть репутационная составляющая. И высокий процент за ЕР в Саратовской области на выборах Вячеславу Викторовичу нужен именно поэтому. Но как из положения он выходить будет?

– Я подозреваю, что провиснет Балаково, за которое отвечает Ипатов. Вот там процент будет не очень велик – относительно всей области. А в остальном победа ЕР будет оглушительной.

– Насколько?

– Думаю, процентов 70. В некоторых селах велено давать 90 и 95 процентов.

– И дадут. Какие проблемы. Ты вот скажи, как я поняла, у нас опять Ипатова провожают?

– Да. И очень скоро. Говорят, что сразу после выборов в Госдуму. Знаешь, умные люди говорят, что Медведеву поручено зачистить поляну по-взрослому, чтобы новый президент пришел на стерильное поле. Потому что у него и так проблем хватит.

– Ну, с проблемами – это да. Я, честно говоря, не очень понимаю, что он с экономикой делать будет, не говоря уже о политике. Но ты на федеральные проблемы не отвлекайся. Давай про Ипатова. Что, замену ему нашли?

– Вот об этом ничего не ясно. Зато говорят, что известен единственный человек из кабинета, который перейдет в новое правительство.

– И кто же этот уникум?

– Федотов.

– Чудесный выбор. А Стрелюхин?

– Так он, говорят, не сегодня-завтра собирается не выход. Еще из этого правительства.

– Ты не перепутала? Про Щербакова шли разговоры.

– Нет. Щербаков Щербаковым, он через думу бюджет проводит и все – на свободу с чистой совестью. Это уже всем известно. Сейчас речь именно о Стрелюхине.

– То есть и ему надоело?

– Естественно. Я, конечно, понимаю, честолюбие и все такое. Но когда на тебе пашут со страшной силой и при этом ни слова благодарности – это любого достанет.

– Да, доигрался Павел Леонидович. Скоро правительство совсем опустеет.

– Просто к людям внимательнее относиться надо, тем более если они из твоей команды.

– Знаешь, отношение отношением, но говорят, что Путин обещал приехать к нам на открытие – то ли перинатального центра, то ли ТЮЗа.

– Это еще один бредовый слух? Или кто-то выдает желаемое за действительное?

– Ты у меня слухи просишь, я тебе их выдаю. Если не нравится…

– Ладно, не сердись. Лучше скажи, с чего это к минобразу такое повышенное внимание?

– Говорят, наша доблестная полиция очень интересуется деятельностью заместителя министра образования Ирины Ткаченко. И сам министр Татарков тут вовсе ни при чем. Просто единороссы его не сильно любят и потому раздули из мухи слона. Причем в нужном им ракурсе.

– Меня это не удивляет. Единороссы – это особые люди.

– Да, давай напоследок об их особости. Тут в Энгельсе концерт проходил. Агитационный. За ЕР. Пригласили Влада Топалова, Жанну Фриске. И чиновникам энгельсской администрации велено было привести, причем под роспись, каждому по два зрителя. И вот слушали несчастные бабушки на морозе фонограммы Топалова и Фриске.

– Слушай, а зачем это они так сделали? Это же не день выборов, когда надо явку организовать?

– Вопрос к энгельсской администрации.