Мобила – оружие недовольных

Оценить
Мобила – оружие недовольных
Такие времена настали, что чем ни займись, о чем ни заговори – всё закончится обсуждением выборов. Почти как у древнегреческого царя Мидаса. Всё до чего дотрагивался Мидас, превращалось в золото. Наши выборы – субстанция прямо противоположная золоту,

Такие времена настали, что чем ни займись, о чем ни заговори – всё закончится обсуждением выборов. Почти как у древнегреческого царя Мидаса. Всё до чего дотрагивался Мидас, превращалось в золото. Наши выборы – субстанция прямо противоположная золоту, но в целом ситуация схожая.

Вот лежит на столе мобильный телефон. Попросту – мобила. Обычная в современном обиходе вещь в период выборов стала грозным оружием оппозиции. Чуть какой чиновник – вроде ижевского Агашина – вылезет на трибуну противозаконно агитировать, его сразу пишут на телефон. И – в Интернет. Там этих роликов – сотни: главы управ, мэры, какие-то туманные помощники ректоров. Говорят с большим трудом, путаясь в своих немногочисленных мыслях. Выражения вроде «Как ни жаль, но нам приказали голосовать за «Единую Россию» не редкость. Убеждают не идеями, но деньгами. Нет, не о прямом подкупе идет речь, а о многочисленных словесных упражнениях на тему «кто правильно голосует – тому и деньги». Проголосуете «за» – будет вам общежитие, новые дороги, помощь ветеранам. Не проголосуете, то, как в известной песне, «в ж*пу укол». Может, кто-нибудь мне подскажет: что в Бюджетный кодекс уже внесены изменения, согласно которым трансферты федерального центра распределяются по результатам голосования? Ведь партия, пока на словах, собирается распоряжаться бюджетными средствами и берет на себя право наказывать тех, кто голосует «не так». Как-то это не совпадает с Конституцией, вернее, прямо противоречит ей.

Надо признать, что интернет-активность не сильно беспокоит собирающуюся победить партию. Они даже свои многочисленные проекты по завоеванию Сети свернули, наверное, как обычно попилили бюджет и разошлись по берлогам. У них вообще отношение к Интернету пренебрежительное. В 2010 году лидер партии вообще сказал: «В Интернете, известно, половина размещаемых материалов – просто порнография». Конечно, это зависит от того, что ты ищешь. С другим видным единороссом, Вячеславом Викторовичем Володиным, автор этой колонки дискутировал о роли печатных СМИ и Интернета в политической жизни и предвыборной агитации. ВВВ подвел итоги так: «На наш с вами век газет хватит».

Достаточно часто приходится общаться с политтехнологами, работающими на ЕР. Кроме снисходительного отношения к своим заказчикам, они отличаются таким же снисхождением к Всемирной паутине. Вот телевизор – это да, это могучее средство! Особенно если ящик принимает только два канала – это вообще мечта! В Интернете, мол, сидят мальчики и девочки, во «ВКонтакте» переписываются, музыку да фильмы качают. И посему никакой агитационной силой он не обладает. Возразить можно многое: например, сказать, что люди, прикованные к зомбоящику, постоянная аудитория, предпочитают петросянов и сериалы, а вовсе не старательно срежиссированные дебаты. Да и двухканальное телевидение осталось в прошлом. Я в этом году много поездил по правобережью, так практически на каждом доме установлена антенна-тарелка. Друг из Петровска рассказывал, что его пожилые уже родители так вообще смотрят итальянские каналы – слов не понимают, но музыка нравится.

По поводу же мальчиков и девочек есть более серьезные возражения. Так, в докладе Центра стратегических разработок говорится о том, что в больших городах образовалась оппозиционно настроенная группа населения, для которой основным источником информации является Интернет. Группа, по данным соцопросов, насчитывает примерно 25 процентов от общего числа населения, или треть от общего числа избирателей. Примерно такие же данные приводят политологи, писавшие программу для «Правого дела», когда предполагалось, что это будет дееспособная партия под руководством Михаила Прохорова, а не нынешнее нечто. Еще социологи отмечают, что протестно настроенная часть избирателей начинает привлекать к себе всё большее число неопределившихся, конформистов, людей из той части общества, которую на политическом сленге называют болотом.

«И что, – отвечают технологи обреченной на победу партии, – надо будет – нарисуют». И сообщают шепотом, что установлены уже контрольные цифры – на мой взгляд, совсем запредельные-беспредельные. Якобы по сельским районам будут писать до 90 процентов, а то и больше. Рекорды Чечни и Ингушетии не дают нам спать спокойно. А есть еще и Мордовия с её 102 процентами.

Вполне допускаю, что где-то в этих пределах и нарисуют нам итоги выборов. И будут на людях страшно гордиться собой. А наедине – будут бояться. А что еще остается делать власти, когда большая часть населения будет считать себя обманутой, а саму власть – незаконной.