Новые технологии и старые страхи

Оценить
Новые технологии и старые страхи
Главное – людям интересна земля. И за это им спасибо

Торжественные люди собрались в минувшую пятницу в Саратовском оперном театре. Приодетые по случаю праздника. Немного неловко себя ощущающие в театральных интерьерах. Представители районных администраций искали своих и, натолкнувшись хотя бы на одного земляка, вручали ему целую пачку пригласительных на всех. Работники министерства сельского хозяйства искали представителей районных администраций. Хлеборобы, животноводы, переработчики сельхозпродуктов, по торжественному случаю выехавшие в областной центр, старались улыбаться – кто немного стеснительно, а кто и с вызовом. Дескать, не знаем, что вы здесь делаете, а мы-то точно не просто так.

«18 ноября 2010 года отмечается большой праздник – День работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности», – написали в пресс-релизе работники министерства, курирующего эту отрасль нашей жизни. Это пренебрежительное отношение чиновников к датам было, конечно, не главным. К таким ошибкам собранный в театре люд давно научился относиться снисходительно. Главное-то не это.

В одном из коридоров пристроилась выставка. Центральный экспонат – телега, с горкой наполненная картофелем, луком, морковью и другой привычной на каждом столе огородной продукцией. Только вся эта продукция была явно не магазинной – слишком отборной, красивой и чистой. И всё же никак не муляжной. А тёплой и настоящей – саратовской.

Арбузы килограммов на 20, виноградные гроздья килограмма на два, крепкие красавцы-помидоры, хвалынские яблоки, за которыми перекупщики приезжают аж с Урала. 400 тонн овощей собрано нынешним летом в области. И 400 тысяч картофеля. Его статистика почему-то выделяет из общей овощной корзины в отдельную – для солидности, надо думать, и для уверенности. Всё-таки – второй хлеб. И чем больше его, тем он дешевле и доступнее.

«Вы кормите наш народ, – сказал со сцены театра губернатор Павел Ипатов. – А когда есть на столе, в погребе, в магазине – это создаёт стабильность в обществе. Ваш труд – тяжёлый, сложный, но успешный. Вы обеспечили продовольствием область с избытком».

Ещё Павел Леонидович сказал о том, что продукция региона продается уже за пределами области и что она вполне конкурентоспособна. Даже в условиях участия России в ВТО. По зерну, мясу, молоку «мы входим и в пятёрку, и в десятку» российских сельскохозяйственных регионов. А если посмотреть на место области в Приволжском федеральном округе, то «впереди нас только две крупные республики – Башкирия и Татарстан». По числу медалей на выставке «Золотая осень» у нас вообще «первый результат в России».

Губернаторское спасибо «крестьянам и крестьянкам» перемежалось с напоминанием о роли правительства в достигнутых результатах. «Мы дотируем, поддерживаем ваш труд», – говорил он, напомнив, что за последние шесть лет объём государственной помощи вырос пятикратно – с 800 миллионов до четырёх миллиардов в год».

***

Те фермеры, с которыми мне удалось поговорить между торжественными речами, по-разному относятся к сегодняшним формам господдержки. Одни довольны и благодарны. Другим хочется больше. Третьи помощь государства хотели бы чувствовать в более конкретных и грамотных законах о земле и налогах, а не в денежных купюрах, которые сегодня есть, а завтра их нет, а люди уже привыкли к ним, и не дождавшись очередной подачки, злобятся на власть. Довольных большинство.

«Теперь и зарплату работникам можно заплатить»

Вот Ержан Шулкадиров, который выращивает крупный рогатый скот, «рогатку», считает, сколько он получит на свои сто голов, если в этом году дают по 2,5 тысячи на каждую, да радуется. «Зарплату можно заплатить работникам», – говорит этот глава небольшого хозяйства на границе Новоузенского и Александрово-Гайского районов. Кроме него с женой в хозяйстве работников ещё четверо. Управляются не только со своими казахскими белоголовыми, но и со стадом овец. Овцы у Ержана – казахские курдючные «мясо-сально-шерстного направления продуктивности». С кормлением проблем особых нет. Хозяйство Ержана расположено на лиманных землях. Залил лиман – и получил траву. А за зимним зерном на корм скоту приходится идти к фермерам. У самого Шулкадирова «мощи заниматься растениеводством нет», поэтому его скотина ест чужой ячмень. В этом году покупал его по четыре рубля за килограмм, а в прошлом аж по восемь. Спрашиваю Ержана, что он делает с шерстью. Отвечает, что в этом году сдавал по 20 рублей за килограмм. Это хорошая цена, потому что раньше больше 8–10 рублей никто не давал, и он, нанимая людей стричь, им и отдавал шерсть. Начать своё, даже маленькое производство по переработке овечьей шерсти, чтобы получился замкнутый цикл, не готов. Говорит привычную в нашем разговоре фразу «мощи нет» и, немного даже как-то стесняясь, объясняет, что кредиты в банках брать боится. Ни разу не брал.

«Я пришёл через четыре дня после того, как посеял, а поле всё зелёное!»

А Василий Кулагин из Балаковского района, наоборот, как завёл своё хозяйство лет семь назад, так тут же и стал банковским заёмщиком. Одни кредиты отдаст, другие возьмёт, смотря по ситуации, то обходится короткими, то рискует одолжиться длинными деньгами. Страха перед банками никакого не испытывает. Верит в себя, общаясь с землёй. Учитель физкультуры по профессии, он несколько лет назад заболел изучением земли. Ставит на ней практические опыты. И готов результатами подтвердить, что «чем меньше мы землю трогаем, тем лучше получается». В этом году Кулагин посеял овёс, подсолнечник и кукурузу прямо по стерне. Технологию эту не сам придумал. Она называется No-Till и используется в нашей стране пока с огромной осторожностью. Чуть смелее – на Украине. А в Саратовской области вот рискнул один Кулагин. И получил из рук губернатора переходящий приз «Золотой початок» – за лучшие показатели урожайности кукурузы.

«Страшно было. Но вспомнил слова тех, кто уже работал по этой технологии: посеял, шарфом глаза завяжи, чёрные очки надень и уйди с поля. Все вокруг мне говорили: «Дурак! Ой, дурак!» А я пришёл через четыре дня после того, как посеял, а поле всё зелёное». К технологии нулевой обработки земли Кулагин пришёл не от хорошей жизни. Непаханая земля лучше сохраняет влагу. После того как на его земле за два года было 280 мм осадков вместе со снегом – такой аргумент кажется сильным. Даже для того, чтобы продать технику, что была куплена ранее, и закупить новые дорогущие сеялки. Одну за 4 миллиона рублей, другую – за 8. Говорит, что цена его не пугает. Зато при выбранной технологии износ техники меньше, она работает дольше и позволяет нанять на работу более образованных и более дорогих людей.

По мнению Василия Кулагина, образованные, работящие, современные, неравнодушные люди сейчас самый главный дефицит в сельском хозяйстве. Губернатор Павел Ипатов об этом тоже говорил. И даже рассказал про государственный подход к решению этой проблемы. Про привлечение инвесторов в область, про субсидии молодым, решившим работать на селе, про льготное жильё для них. Всё это, конечно, важно. Но я почему-то больше верю в сорокалетних кулагиных, которые каждое дело в жизни начинают из спортивного интереса и сами упрямо ставят каждую новую планку для прыжка всё выше и дальше.