Вид из французского окна

Оценить
Вид из французского окна
Заметки путешествующего без экскурсовода

Вот не люблю я экскурсии. Да, случается, экскурсовод рассказывает интересно, образно, захватывающе. Но, положа руку на сердце, скажите, вы можете запомнить, какой император, полководец или иной исторический персонаж в каком году совершил тот или иной подвиг и за это в честь него воздвигли храм, колонну или ещё какой памятник? Я – нет. Потому, бывая за рубежами нашей родины, я предпочитаю бродить по улицам и любоваться этими самыми зданиями, колоннами и разными памятниками, совершенно не представляя, в честь чего или кого он появился на этом месте. Так было и в Париже.

Скваб и крыши

Так получилось, что ознакомительная экскурсия по Парижу у меня всё-таки была. Но проводил её не профессиональный экскурсовод, а мой старинный приятель, школьный ещё друг Лёха Батусов, который живёт в Париже уже лет двадцать. Лёха – художник и потому с особым удовольствием он рассказывал про сквабы – заброшенные здания, захватываемые и обихаживаемые художниками.

При расставании Лёха задал мне направление на улицу Риволи (одна из центральных в Париже), где находится практически официальный скваб: мэрия выкупила здание и передала художникам. И это место оказалось совершенно удивительным. Хотя бы потому, что художников там было очень мало, но дух их присутствовал в изобилии.

Комнаты поделены на отсеки – мини-мастерские. На стенах – картины или иные поделки, тумбочки со всякими художественными причиндалами или чайными принадлежностями. Тишина, пустота, иногда появляющиеся туристы. На самом последнем, пятом этаже я обнаружила дивные картинки, которые явно были заготовлены для продажи: на коробке написано «10 евро каждая».

Сначала я просто тихонько ждала, когда появится автор картинок, потом начала звать людей. То ли вняв моим призывам (что вряд ли), то ли по каким своим делам на этаже появились люди, у которых я начала требовать автора произведений. Или просто разрешения оставить деньги и взять картинки. Но меня очень вежливо попросили подождать и позвонили автору. Я смирилась. И продолжила исследовать помещение. Добралась до окна. Как водится во Франции – французского. То есть от потолка до пола и с мини-балкончиком. И вот из этого окна открылся какой-то невероятной красоты вид на крыши Парижа.

Велосипедисты как полноправные участники

О том, что в Европе люди предпочитают небольшие машины, я уже знала. Узкие улицы, режим экономии – всё понятно. Но то, что в Париже оказалось так много мотоциклов, – это было открытием. Причём все, абсолютно все без исключения, включая барышень в коротких юбках и на каблуках, мотоциклисты ездят в шлемах.

Подозреваю, что байк в Париже – это не понты, а более манёвренное средство передвижения. Потому что помимо навороченных брутальных машин я видела и трёхколесные мотоциклы (два колёсика впереди, одно сзади), и механизмы, более похожие на мопеды, и, безусловно, скутеры. Но их как раз встречалось мало. А вот велосипедов и велосипедистов – совсем наоборот.

В Париже распространена система проката велосипедов, которые стройными рядами стоят вдоль улиц. Вы бросаете монетку, садитесь на велик и едете, куда вам нужно. А там точно такая же велостоянка, куда вы приспосабливаете не нужный уже велосипед. Как ни странно, но велосипедисты – такие же участники движения, как и автомобили и мотоциклы. Так же останавливаются перед светофорами, направления поворотов показывают движениями рук. И никто их, велосипедистов, не сбивает и не ругает. Они – полноправные участники движения. Это когда человек сидит в седле. А если он идёт, держа велосипед за руль, то он уже пешеход и на него распространяются иные правила.

Надо сказать, что пешеходы в Париже отнюдь не так дисциплинированы, как в других европейских странах. И дорогу они переходят не только на свой зелёный свет светофора, но и когда нет машин или автотранспорт стоит в пробке. То есть тут парижане совсем не отличаются от саратовцев.

Клошары

Вообще, нищих в Париже много, они спят на лавочках, газонах, волокут по улицам свой нехитрый скарб, умещающийся или в тележке из супермаркета, или в обычной сумке на колёсиках. К прохожим они, в отличие темнокожих ребят, торгующих сувенирами, не пристают. Я зафиксировала трёх совершенно уникальных представителей этого племени. Первого я увидела, когда утром, выйдя из метро «Севастопольский бульвар», искала направление в сторону Сены. Около церкви на очень малолюдной улице сидел человек. Рядом стоял пластиковый стаканчик с мелочью (видимо, на развод). Человек играл с сотовым телефоном – или отправлял эсэмэски, или просто складывал тетрис.

Второй клошар обитает около сквера Клоди, это недалеко от латинских кварталов. Очень приличного вида мужчина, хорошо за 60, в костюме, галстуке сидит на раскладной табуретке около тележки, какие обычно используют в аэропортах для перевозки багажа. На эту тележку аккуратно сложены чемоданы, образующие столик, за которым интеллигентный клошар обедает. Я проходила мимо сквера раза три-четыре. И всегда человек с тележкой был на своём месте.

Если говорить о постоянстве, то аккурат напротив здания Парижской оперы, это самый центр города, сидит нищий, рядом с которым в обнимку спят крупная дворняга и приличных размеров рыжий кот. Тут же стоят миски с водой для животных и для сбора мелочи. Миски не пустуют. Когда я рассказала об этой компании сестре, которая была в Париже лет семь назад, она радостно сообщила, что тоже видела эту троицу.