От сумы не зарекайся

Оценить
От сумы не зарекайся
Большинство благополучных горожан не проявляют деятельного сострадания к бездомным людям

Наступают холода, и людей, живущих на улице, становится меньше. Вернее, они стали меньше попадаться на глаза. Но это не значит, что их – голодных и замерзающих – в Саратове нет. Сколько лиц без определённого места жительства зарегистрировано в области? Есть ли у нас организации, центры и приюты, где бездомных накормят, оденут и помогут вернуться к нормальной жизни? Где этим выпавшим из социально-экономической жизни людям не откажут в помощи?

В областном министерстве социального развития редакции сообщили, что в регионе действуют четыре центра социально-трудовой реабилитации для лиц без определённого места жительства – в Саратове, Балашове, Ртищеве и Балакове. С 2008 года работает дополнительное медико-социальное отделение саратовского центра для бомжей на 40 койко-мест. Проживание в центрах добровольное, по заявлению обратившегося.

По данным чиновников, за 2010 год по области через центры адаптации прошло 2,5 тысячи человек. 610 бомжей были трудоустроены, 32 человека оформлены в дома престарелых. Сотрудники центров помогли восстановить документы 946 обратившимся за помощью.

Накормят, напоят и работу предложат

Приехав на Полярную, 27, я увидел просторный двор и несколько одноэтажных построек советских времён. Здесь располагается «Саратовский центр социальной адаптации для лиц без определённого места жительства и занятий». В одном из зданий бомжей принимают на ночлег, в другом находится административное помещение и пищеблок. Есть собственная котельная.

Центр действует 13 лет. Работает здесь 91 человек (вместе с отделением ночного пребывания в Энгельсе). Треть штата – социальные работники, остальные – повара, медработники, администраторы, водители. Средняя зарплата соцработника не превышает семь тысяч рублей в месяц. В распоряжении центра три легковых служебных автомобиля и «Газель». Пользуются ей для перевозки бомжей-инвалидов.

За 2010 год через саратовский центр адаптации прошли 1130 человек. Руководитель центра Марина Прокофьева говорит, что цифры точные, потому что здесь регистрируют каждый случай обращения. Возрастных рамок у саратовских бомжей нет: среди них можно встретить людей от 25 до 80 лет. Среди людей, нуждающихся в помощи центра, немало тех, кто приходит не один раз за год. Основной контингент – бывшие осуждённые, люди, оказавшиеся на улице из-за различных семейных и жизненных обстоятельств. «Разные случаи бывают, кто-то остался без жилья после мошенничества с имуществом», – поясняет Марина Александровна. Сейчас в центре на Полярной живёт 55 человек. За прошлый месяц пришло 20 «новых» бомжей.

Всего временно расположиться в центре могут 64 человека. Для женщин предназначены девять койко-мест. Зимой найти свободное место практически невозможно.

Получить временное жильё и бесплатную еду в центре можно только после прохождения медицинского обследования. Центр даёт направление бомжам в обычную районную поликлинику. Их проверяют на наличие туберкулёза, кишечной палочки и других инфекционных болезней. С 2004 года действует совместный приказ двух областных министерств, здравоохранения и социального развития об оказании бесплатной медицинской помощи людям с улицы. В приказе определены и лечебно-профилактические учреждения, куда можно направить бездомных на лечение. В самом центре адаптации медработники тоже есть, но в их обязанности входят только обработка бездомных от педикулёза и перевязки.

На Полярной, 27, с едой особо не разгуляешься. Кормят два раза в день. Тушёнка и другие консервы заменяют мясо в супе и горячих блюдах. Распивать алкогольные напитки в центре строго запрещено. Об этом бомжей предупреждают при оформлении заявления на поселение. «Летом пьяных не пускаем, зимой выгнать не можем, вот и оставляем в коридоре, пока не протрезвеют», – подчёркивает Прокофьева. На условия проживания попавшие сюда люди не жалуются. Хотя условия спартанские: живут здесь в больших комнатах по двадцать человек, спят на двухъярусных кроватях. Но в помещении есть душ, туалет, умывальники. Завтракают и ужинают постояльцы в отдельной комнате.

Каждое утро – ежедневная санитарная обработка помещения. На это время все должны покинуть центр. «Кто-то на работу уходит, кто-то своим делом занимается», – поясняет Марина Александровна. По договорённости с центрами занятости населения люди без собственного жилья получают работу – их устраивают разнорабочими, грузчиками, дворниками. Возвращаются пансионеры Прокофьевой ближе к вечеру. Ужинают и спят. «Здесь тепло, кормят, документы помогают оформить», – говорит дежурный по комнате Андрей. Про свою жизнь ему вспоминать особо не хочется. Но истории попадания на улицу у многих похожи. Выгнали и выписали из квартиры, недавно вышел из мест лишения свободы, обманули мошенники, запил и сам не помнит, что было дальше. «Про центр мне рассказали такие же бомжи», – говорит его друг Сергей. Ему сейчас оформляют необходимые документы и инвалидность. Возвращаться обратно на улицу мои новые знакомые не хотят. «Будем снимать жильё и работать», – рассказывают про планы на будущее.

Нам хлеба не надо, свободу давай!

В медико-социальном отделении саратовского центра, расположенном в Заводском районе, живут бомжи-инвалиды. В отремонтированном двухэтажном здании с пластиковыми окнами для них созданы все необходимые условия. Попадают они сюда после больниц, «в основном с ампутированными конечностями». Но есть среди постояльцев и люди с психическими отклонениями и полностью ослепшие. Сейчас здесь временно живут 22 человека. Ближе к зиме ожидается наплыв «клиентов». Здесь кормят три раза в день. Но рацион такой же, как на Полярной.

Каждому инвалиду положена инвалидная коляска. В палатах есть биотуалеты и телевизор. Круглосуточно дежурят медработники. Делают перевязки, проводят обследование.

Услуги – и медицинские, и социализирующие попавших на улицу и оставшихся без документов людей – в центре оказывают бесплатно. После получения всех документов поступает предложение перевестись в областные дома-интернаты. Других вариантов у безногих и ослепших не нужных никому людей может и не быть. Кроме возвращения на улицу. Но те, что помоложе, подлеченные и с документами на руках, чаще выбирают привычную улицу. На жизнь в режимном учреждении соглашаются единицы.

«Через какое-то время наши бывшие бомжи вновь приходят в центр», – печально говорит Марина Прокофьева. Но «возвращенцам» ставят жёсткие условия – быстрое оформление необходимых документов (если таковых ещё нет на руках) и перевод в дом-интернат – либо от ворот поворот.

«Мир должен стать добрее, тогда и нищих станет меньше», – уверена Марина Александровна. По её словам, большинство горожан откликается состраданием только к детям, а вовсе не к взрослым бездомным людям. «У людей мышление такое, что у детей есть будущее, а у бомжей его нет», – вздыхает директор центра. И опровергает это мнение положительными тенденциями. По её мнению, стремление вернуться к нормальной жизни есть почти у четверти попавших в центр. И они встают на ноги, обзаводятся семьями, находят работу. Остальные предпочитают вернуться на улицу.

По данным министерства социального развития, стоимость содержания одного обслуживаемого в центре для бездомных составляла в прошлом году 11100 рублей в месяц. Данных об общем объёме затрат на содержание и функционирование таких центров нам не предоставили. Более свежих официальных данных по 2011 году в министерстве, похоже, тоже нет.

Из храма голодным не уйдёшь

Общественных организаций, оказывающих помощь бездомным, в Саратове нет. По крайней мере мне найти их не удалось. Благотворители заняты пенсионерами, инвалидами и детьми. Но понимая, что государство самостоятельно не справится с помощью бездомным зимой, решил узнать, какую поддержку могут оказать религиозные организации. И есть ли в Саратове такая помощь.

Быстро выяснилось, что при саратовской митрополии функционирует отдел благотворительности и социального служения, а каждый крупный городской храм ежедневно обеспечивает нуждающихся бесплатными обедами. «В храмах дают талоны на бесплатные горячие обеды на 40 человек», – говорит руководитель отдела благотворительности священник Сергий Кляев. И получивший такой талон человек идёт в столовую. Проводить обеды при самих церквах священнослужители отказались. «Для этого нужна территория под полевые кухни, туалеты, охрана. Затраты на инфраструктуру получаются больше, чем на продукты», – поясняет Сергий Кляев. Он рассказывает, что раньше при нескольких храмах проводили благотворительные обеды, но из-за агрессивного поведения пьяных бомжей их прекратили. «Намного спокойней и проще получается накормить нуждающихся в городских столовых», – отмечает священник Сергий и добавляет, что храмы заключили соответствующие договоры со многими столовыми. По словам Кляева, кормят бездомных полноценным обедом по обычному для общепитовского заведения меню. Оплачивается это из средств пожертвований прихожан.

Статистику по бездомным и нищим в саратовской митрополии не ведут. Но поток бедных и нуждающихся в помощи, по словам отца Сергия, из года в год лишь увеличивается. Помимо еды, в храмах и в отделе благотворительности на средства пожертвований помогают в покупке билетов иногородним и лекарств для больных. «Деньги на руки принципиально не даём», – делает важное замечание священник. Он считает, что перед тем, как дать человеку деньги, нужно научить его ими пользоваться. По словам руководителя отдела благотворительности, немногие среди оказавшихся на улице хотят изменить свою жизнь, а большинство бомжей уже смирились со своим положением.

«Помогая людям, человек помогает прежде всего своей душе», – говорит отец Сергий и подчёркивает, что не все ещё готовы жертвовать. Многие не до конца понимают необходимость этого. Руководитель отдела благотворительности уверен, что проблему бездомных и нищих может полностью решить только государство при помощи религиозных организаций. «Благотворительность сегодня упирается в деньги и людей, которые будут заниматься проблемами нуждающихся», – особо подчёркивает Сергий Кляев. По его словам, церковь не всегда может обеспечить всем необходимым обращающихся за помощью. «Но накормить – накормим. Из храма голодным никто не уйдёт», – резюмирует священнослужитель. Но об общих затратах на работу с бездомными предпочитает не распространяться.

Раковая опухоль богатства беспокоит не всех

В духовном управлении мусульман региона четыре года существует комиссия по закяту. Закят – это обязательный годовой налог в пользу нищих и бедных. Он составляет 2,5 процента, а выплачивают его только те, кто имеет общую годовую прибыль от стоимости 85 граммов золота. В переводе на рубли получается от 120 тысяч рублей год. Председатель саратовской комиссии по закяту Хамзя Бяширов сообщил, что ежегодно в Саратове таким образом собирается около 1,5 миллиона рублей. Полученные средства идут на оказание помощи нищим, малоимущим, сиротам, людям, освободившимся из тюрем, путникам. Комиссия помогает также погорельцам, беженцам и тяжелобольным.

В прошлом году комиссией по закяту были приняты решения по 120 заявлениям. Средняя сумма выплат составила восемь тысяч рублей. Хамзя Шакирович подчеркнул, что саратовская комиссия по закяту помогает в первую очередь мусульманам. Но обратившимся за помощью представителям других конфессий также не отказывают. К каждому заявлению обязательно требуют прикрепить документы и подтверждающие справки (об инвалидности, потере кормильца, имущества и т. д.). Смотрят на семейное положение и наличие родственников.

«Помогаем в основном деньгами. По возможности предлагаем посодействовать в поиске работы», – рассказывает Бяширов. По его словам, минимальная сумма религиозного «налога» с богатых составляет три тысячи рублей в год. «Закят – это деньги, которые не принадлежат бизнесменам и богатым людям. Пытаемся понятней объяснить им и призываем быстрее освободиться от раковой опухоли своего состояния», – рассказывает Бяширов. Председатель саратовской комиссии уверен, что если тридцать процентов мусульман начнут выплачивать закят, тогда и нищих в Саратове не будет. По словам Бяширова, сейчас религиозную обязанность выполняют не более пяти процентов саратовских последователей ислама.