Что сеяли, что вытоптали, что выросло

Оценить
Что сеяли, что вытоптали, что выросло
Два с лишним десятилетия российского избирательного процесса, взгляд на его прошлое и настоящее

Сегодня выборы – это хорошо продуманное шоу. С режиссурой, сценарием, бюджетом. Заранее известно, кто, что и когда скажет, что будет происходить в ходе избирательной кампании и чем дело закончится. Нет, как и в каждом спектакле, пусть и не сильно хорошем, есть припуски на импровизацию актёров. Но не более. Неужели так было всегда?

Во времена правления руководящей и направляющей (для молодёжи: до 1993 года это была КПСС – Коммунистическая партия Советского Союза, а вовсе не «Единая Россия») выборы были не спектаклем вовсе – фарсом. Люди приходили на выборы, ставили крестик напротив единственной фамилии в бюллетене и бежали отовариваться приличной колбасой или конфетами. И то, и другое в советские времена было дефицитом.

Сегодня мы попытаемся вспомнить о выборах на постсоветском пространстве нашей страны. И, естественно, Саратовской области.

Выборы в России прошли эволюционный путь. Ещё двадцать лет назад это был относительно честный и относительно чистый процесс. Но семена чёрных технологий и административного ресурса были посеяны тогда. И вот что было и что мы получили.

Автор: Елена Микиртичева

Вот были сшибки в наше время…

Когда-то, сравнительно недавно, выборы в стране проходили конкурентно и честно

Первый раз без шестой статьи

Для начала немного истории. В том числе и советской. Последних её лет. Первый съезд, на который выбирали депутатов на альтернативной основе, был съезд народных депутатов 1989 года. Тогда впервые в советской истории на одно депутатское место допускалось более одного кандидата. Это был эпохальный съезд, когда академик Андрей Сахаров, избранный от одного из отделений Академии наук, клеймил захлопывающее его агрессивно-послушное большинство. И это был съезд народных депутатов СССР. Саратовская область тогда входила в большой округ вместе с соседями – Волгоградской и другими областями. От этого мега-округа шли писатель Бондарев и комсомольский работник Киселёв. Который и победил.

А был ещё и съезд народных депутатов РСФСР. Который состоялся в 1990 году. А выборы депутатов прошли 4 марта. Буквально за десять дней до того, как была отменена 6-я статья тогдашней Конституции. Статья эта, если кто не помнит, декларировала, что «руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза».Кстати, одновременно с этим был учреждён пост президента СССР, который в первый раз (оказалось, что и в последний) в порядке исключения выбирается съездом народных депутатов СССР. Выбрали Михаила Горбачёва.

Но разговоры об отмене 6-й статьи Конституции шли давно. Очень вероятно, что из-за этого в 1990 году депутатов выбирали в одномандатных округах и по рекомендации общественных объединений. Причём в числе общественных организация были КПСС, ВЛКСМ, Союз писателей, Академия наук и так далее. Председателем Верховного совета народных депутатов образца 1990 года был избран Борис Ельцин, который в 1993 году этот самый совет и разогнал. То есть распустил. Но об этом чуть дальше.

Да, съезд народных депутатов в те времена заседал практически постоянно. Непрерывно, перманентно. Нет, вроде как считалось, что Верховный совет – это руководящий орган, но многие насущные вопросы решал исключительно съезд.

Но мы говорим о выборах.

Страна в розовых очках

Одновременно с выборами на съезд народных депутатов РСФСР на региональном уровне проходили выборы в областной, городской и районный советы народных депутатов.

Численность этих советов была изрядной. В областном совете заседало 300 депутатов, в городском – 200. Так что наша областная дума нынешнего разлива с её 36 депутатами – это сущие пустяки. Другое дело, что в советские времена почти все областные депутаты трудились на безвозмездной основе. Но мы не об этом.

На местном уровне тоже разрешена была конкурентная кандидатская борьба. Незадолго до этой эпохальной кампании в стране начали открывать шлюзы и клапаны. Людям разрешили думать, дискутировать о будущем страны. И что удивительно, люди думали и беспокоились. Создавались дискуссионные клубы, площадки, на которых оппоненты до хрипоты обсуждали текущие и грядущие события. И на базе этих площадок образовывались общественные движения, причём общий настрой у этих движений был один – за перестройку и демократизацию страны. Так вот, люди, участники дискуссий и члены либерально-демократических клубов, стали выдвигаться кандидаты в депутаты.

Самыми известными из этой демократической волны самовыдвиженцев были Валерий Давыдов, Николай Макаревич, Григорий Ахтырко, Сергей Барзилов, Владимир Вешнев, Иван Хархардин, Александр Жаворонский, Евгений Моторный. Они прошли в советы разных уровней.

Местные кампании были очень сжатыми по срокам, избирательные округа – очень компактными. На выборах в горсовет на каждом избирательном участке избирали своего кандидата. На областных выборах округа были чуть больше.

Основная сложность для претендентов была – попасть в бюллетень. Право выдвигать было у трудовых коллективов и собрания избирателей. И этим активно манипулировали партийные органы, старались влиять на решения собраний. Ненужных людей захлопывали или прокатывали иным способом. Например, привозили на собрания своих людей, которые голосовали по заданию. И это при том, что Горбачёв дал установку своим партийцам доказать их востребованность и подтвердить любовь и доверие граждан, пойдя через сито выборов.

Но, сами понимаете, не всем хотелось в это самое сито проталкиваться. Оттого использовались, если выражаться современным языком, грязные технологии. Потому у демократических выдвиженцев была задача прорваться через эти препоны или выдвинуться в дружественных коллективах. А потом было совсем просто. Стоило выйти в массы и сказать, что «я против этой зарвавшейся элиты», – успех был обеспечен.

Выборы проводились очень просто, кандидаты ходили с мегафонами, созывали народ. И народ радостно шёл на детские площадки, иные места встреч и принимал участие в дискуссиях.

Да, избирательные бюллетени тех лет разительно отличались от нынешних. Тогда не надо было ставить галочку, а наоборот – необходимо было вычеркнуть нелюбезных тебе личностей. Причём кандидатов могло быть много. Да и явка была очень большая. Потому что люди были уверены, что от них что-то зависит. То есть вся страна ходила в розовых очках.

Так что в результате выборов 1990 года в советы прошли много демократически настроенных депутатов. На выборах пролетали директора крупных предприятий, руководители крупных парторганизаций, секретари райкомов. В советах практически всех уровней были созданы фракции движения «Демократическая Россия». Но в городском совете демократов было больше, и они избрали председателем горсовета Владимира Головачёва. В области всё было не так здорово, хотя фракция демократов там тоже была. Однако все эти демократы были очень разными. Они были против КПСС, против брежневского застоя. Но многие их них были с социалистическими, коммунистическими и даже национал-патриотическими настроениями.

Король умер, да здравствует король

Как известно, между 1990-м и 1993 годами в нашей стране произошла смена политического строя.

До 1993 года действовала Конституция РСФСР, то есть народовластие через советы. А после того как Ельцин разогнал съезд и Верховный совет РСФСР, закончилась советская история. И началась несоветская, новая история. Да, народ по-прежнему суверен, но он делегирует свои полномочия Совету Федерации на общероссийском уровне и представительным собраниям на местах.

Четыре в одном

Выборы 1993 года были очень серьёзными. Хотя бы потому, что на избирательных участках людям выдавали четыре бюллетеня. В одном просили определиться с Конституцией, во втором голосовали за двух членов Совета Федерации, в третьем за кандидата в Госдуму по партийному списку и, наконец, в четвёртом – за депутата-одномандатника.

Конституцию мы трогать не будем. О выборах по партийным спискам скажем только то, что сокрушительную победу одержала ЛДПР. Молодой тогда ещё политик Владимир Жириновский зажигал в ходе избирательной кампании, он умудрился в своих выступлениях охватить все группы граждан. И ЛДПР получила на выборах-93 в Саратовской области 23 процента голосов избирателей. «Выбор России», проправительственное движение, поддерживаемое президентом Ельциным, набрало около 11 процентов, уступив даже коммунистам с их 15 процентами, Яблоко получило 7–8. Ещё в Госдуму прошли Партия российского единства и солидарности (ПРЕС), лидером которой был Сергей Шахрай, и Демократическая партия России (Станислав Говорухин), Аграрная партия и «Женщины России».

За места в Совет Федерации (а это были единственные общенародные выборы в верхнюю палату нового российского парламента) шла нешуточная борьба. На два места претендовали три политика – тогдашний глава администрации области Юрий Белых, мэр Саратова Юрий Китов, его заместитель Дмитрий Аяцков и первый демократ области Валерий Давыдов. Кстати, избирательную кампанию Аяцкова тогда вёл Вячеслав Володин. И не исключено, что это был его первый политтехнологический опыт.

В ходе выборов в Совфед сталкивались и разбегались различные политические интересы, претенденты группировались так и сяк, их сторонники тоже мигрировали из группы в группу. Но всё закончилось победой Аяцкова и Белых.Кстати, был ещё один кандидат – Валерий Рашкин, секретарь обкома КПРФ. Но его не зарегистрировали. Поданное им в окружную избирательную комиссию количество подписей превышало необходимое, но оформлены некоторые подписные листы были на выдвижение в Госдуму, куда первоначально выдвижение планировалось. Естественно, при подсчёте подписей комиссия их забраковала. Впрочем, по данным из разных источников, неправильно оформленные листы других кандидатов не отбраковывались, в том числе заполненные одной рукой и без полных данных заполнивших. Так что административный ресурс работал и на заре становления российских выборов.

Стрельба и другие технологии

А вот одномандатные выборы… На Саратовскую область приходилось 4 округа – Балаковский (156) , Балашовский (157), Саратовский (158) и Энгельсский (159).

В Балаковском округе с перевесом в одну десятую процента над главой райадминистрации Ивантеевского района Алексеем Ульянкиным выиграл работник бывшего горсовета Балакова Александр Сергеенков (19,8 %, «Выбор России»). Всего было 5 кандидатов, ещё двое из которых также представляли «Выбор России».

В Балашовском округе (правобережье, исключая Саратов) было зарегистрировано 3 кандидата. Победил Андрей Доровских, относящий себя к ЛДПР, опередив ближайшего конкурента Константина Кондратьева на 1,3 % (30,3 %).

В Саратовском округе победил коммунист Анатолий Гордеев. Демократ Евгений Моторный отстал от него на 900 голосов. В этом же округе баллотировались Пётр Камшилов, Александр Никитин, Владимир Кайль, Владимир Федотов. Все эти люди так или иначе проявились в областной политике немногим позже.

Самая забавная ситуация, причём не только с точки зрения итогов выборов, но и ведения кампании, была в Энгельсском округе, где победил Николай Лысенко. Он придерживался национал-патриотических взглядов и не скрывал этого. Его тогдашняя риторика была несколько схожа с нынешними лозунгами Жириновского. Николай Николаевич придерживался жёстких антикавказских позиций. Со всеми вытекающими последствиями. Николай Лысенко приехал в область из Питера и в отличие от местной публики уже знал, что такое политтехнология.

Он нанял почтальонов, чтобы те разносили его агитационную литературу избирателям. Нет, конечно, не лично в руки, а распихивали по ящикам. Его помощники разносили продуктовые наборы (а с продуктами в те времена было туго). Лысенко выпустил несколько газет, купил много времени на телевидении. И, естественно, победил. Кстати, немалую роль в победе Лысенко сыграло и организованное на него покушение – стреляли по колёсам машины кандидата. Потом выяснилось, что покушение было инсценировкой самого Лысенко. Но на результат выборов это открытие уже не повлияло.

Следующий за Лысенко будущий уполномоченный по правам человека коммунист Олег Миронов набрал немногим меньше 42 тысяч голосов, тогда как Лысенко взял более 44 тысяч. Олег Орестович прошёл в Госдуму по партийным спискам от КПРФ. Надо сказать, что за неделю до выборов в этом округе был проведён соцопрос, и все кандидаты знали, что Лысенко идёт впереди с солидным отрывом. Потому была организована встреча всех аутсайдеров. Среди которых были Виктор Марков, Алексей Чернышёв, Виктор Малков, Денис Ястребов. Речь шла о том, чтобы некоторые кандидаты сняли свои кандидатуры в пользу других. Говорили даже о том, что кандидаты демократической направленности готовы сняться в пользу коммуниста, дабы не прошёл националист. Но, как водится у демократов, договориться им не удалось.

Пару слов о главном

То есть о деньгах. Как рассказал политолог Денис Ястребов, избирательная кампания в 1993 году обошлась ему в 600 долларов, 300 из которых дало государство. На эти деньги было куплено 15 минут теле- и 15 минут радиоэфира и оплачивалась зарплата двух помощников.

Автор выражает огромную благодарность политологу Денису Ястребову за помощь в подготовке материала

***

Лупи себя по затылку

Кто же всё-таки виноват, что у нас такая «демократия»?

Я, в общем-то, всегда знала, что у меня несколько искажённое восприятие реальности. Не могу сказать, что я сознательно занимаюсь её искажением. Просто так сложилось, что мои друзья, коллеги, хорошие знакомые живут в мире, где не только колбаса имеет цену, но и слово «свобода» представляет ценность, а отсутствие выбора выводит из себя. В нашем круге вряд ли найдутся желающие голосовать за «Единую Россию» и поддерживающие выдвижение на третий президентский срок премьера Путина. Во время интервью трём федеральным каналам этот самый премьер как-то очень просто дал понять, что у «разных там россиян» и критиков выборов, может, и не будет совсем, а «для рядового гражданина выбор есть всегда».

Отвечая на вопрос, зачем он возвращается в Кремль, премьер сказал: «Очень часто слышу от простых людей – простых, не подставных, от простых, с которыми я очень часто встречаюсь в разных регионах страны, – что действительно многие люди хотели бы, чтобы события развивались именно таким образом». И вот когда он три раза произнёс определение «простых», я решила тоже пойти на улицу и узнать у этих людей, за кого они собираются голосовать на выборах и мог бы кто-нибудь из них попросить Путина вернуться в президентское кресло.

Автор: Елена Иванова

На колени!

Вопросов, собственно, у меня было три: 1) пойдёте ли вы на выборы 4 декабря, 2) за кого будет голосовать (объясните, почему), 3) если бы Путин спросил вашего совета, выдвигаться ему на третий срок или нет, что бы вы ответили?

Хочу заметить, что я не выискивала «разных там россиян», заподозренных премьером в критиканстве. Я заходила в магазины, аптеки, останавливала людей на улице. Кстати, ни один человек не отказался со мной поговорить. Да, кто-то напрягался, кто-то подозревал меня в агитации в пользу одной из партий, а одна женщина лет шестидесяти даже, как мне показалось, хотела меня побить. Простая женщина, работающая пенсионерка.

– Не пойду, – однозначно ответила она на вопрос о выборах. – Не хочу. За какого из жуликов мне голосовать? За что? За то, что я прозябаю, получаю нищенскую (минимальную!) пенсию, всю жизнь проработав на заводе? Работаю до сих пор, чтобы не протянуть ноги? И на президентские выборы не пойду тоже. А Путину бы посоветовала прекратить заниматься пустословием. Мы устали от невыполняемых обещаний.

В общем-то, по-другому, гораздо резче ответила мне эта женщина. Из этических соображений я не буду приводить здесь нецензурные выражения. Когда мы уже прощались, женщина задержала меня:

– А ты-то пойдёшь на выборы?

– Пойду, – кивнула я.

– Так ты будешь за «Единую Россию» голосовать?! – закричала она. Я едва успела ответить, что нет, иначе бы, наверное, получила по голове.

– Ни за что нельзя голосовать за единороссов, – устало как-то попросила меня она, – они поставили нас на колени.

И я подумала: пожалуй, единственное, в чём у людей и власти нет противоречий, так это в определении позы, в которой находится страна и её народ, и из которой они пытаются выбраться. Только с высоких трибун фраза о том, что «Россия встаёт с колен» произносится не без некоей эротизации, а обычными людьми – с глухим отчаяньем.

«Разруха не в клозетах, а в головах»

«Правильно, что Путин решил быть президентом, – сказал мне охранник одной организации. – Он единственный достойный кандидат на этот пост. Как и «Единая Россия» – единственная партия, которая может реально решать проблемы, волнующие людей».

Этот охранник, пожалуй, был единственным человеком, чья позиция в поддержку действующей власти была сколь лаконичной, столь и логичной. Ещё одна сторонница ЕР и Путина так объяснила своё решение: «На выборы хожу с 18 лет, ни одних не пропустила. Раньше голосовала за СПС, теперь голосую за «Единую Россию». Пусть будет лучше одна большая партия, тогда есть вероятность, что туда попадут честные люди, способные работать на благо страны, чем много мелких партий, которые никогда не придут к консенсусу. Что же касается президентских выборов, то кроме Путина нам других умных и деятельных людей не показывают. Потому отдам свой голос за него».

– За ЕР голосовать не буду однозначно, – признался мужчина зрелого возраста, – в прошлый раз отдал ей голос, страшно разочарован. Разворовали страну, идут в думу, чтобы обрасти деньгами.

На вопрос, если бы Путин спросил у него совета, идти ему в президенты или нет, мужчина ответил:

– Только если пообещает, что наведёт порядок.

– И вы поверите? – спросила я.

– Поверю, – сказал он.

Кстати, решение поставить во главе списка ЕР Медведева, как я выяснила, опрашивая людей, – один из самых грамотных шагов премьера. Граждане разделяют Путина – лидера «Единой России» и Путина – будущего президента. Словно это два разных лидера. Даже будучи разозлёнными на жизнь, на партию власти, многие готовы поддержать Владимира Владимировича в его новом старом начинании.

Фармацевт в аптеке говорит, что на выборы не пойдёт, потому что «противно». «Разве вы не знаете, – спрашивает меня с удивлением, – что студентов, отказывающихся массово ехать на избирательные участки и голосовать за ЕР, отчисляют из вузов? А людей увольняют с работы?» Но эта же самая женщина говорит, что, если бы Путин спросила её совета, она бы поддержала его в желании ещё раз стать президентом: «А что? Живём-то нормально».

С молодой женщиной, работающей менеджером в одной компании, я, не выдержав, вступила в спор.

– Пойду на выборы и испорчу бюллетень, сказала она, – потому что в честные выборы не верю. Знаю, что посчитают в пользу ЕР, но не хочу, чтобы мой голос в этой махинации жуликов и воров принимал участие.

– Если бы Путин позвонил вам по телефону и спросил совета… – поинтересовалась я.

– Я бы ему сказала: «Попробуй».

– Разве вы не знаете, что Путин – лидер «Единой России?»

– Знаю.

– И как это в вас уживается?

– Не факт, что другой президент будет лучше. Другой будет только хуже.

– Но разве вы не хотите, чтобы перестали врать и воровать?

– Хочу.

– Сменяемость власти – одно из главных условий.

– Почему это?

– В демократических странах люди, зная, что они пришли во власть не на пожизненной срок, следят за своими действиями. Потому что знают, что находятся под пристальным вниманием и общества, и своих политических конкурентов.

– Они не в России живут. Тут всё по-другому. Если у нас человек придёт на один срок, он будет ещё больше воровать, понимая, что у него мало времени.

«Разруха не в клозетах, а в головах, – вспомнились мне в этот момент слова профессора Преображенского. – Значит, когда эти баритоны кричат «бей разруху!» – я смеюсь. (…) Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку!»

Или, как любит говорить писатель-сатирик Виктор Шендерович, людям потребовались тысячелетия, чтобы понять взаимосвязь между половым актом и деторождением, но они до сих пор не видят связи между собственной жизнью и тем, как они ведут себя около избирательных урн. Вероятно, это осознать ещё сложнее.

Народ против ЕР

– Я скажу вам, что мне не нравится в «Единой России», – шумит женщина лет пятидесяти. – Это антинародная партия. Всеми своими действиями власть подчёркивает, что народ – не с ними. Сами богатеют и богатеют, олигархов становится с каждым годом больше, но никто из представителей этой воровской элиты палец о палец не ударил, чтобы народ зажил. Пенсию на шесть процентов они повышают? А инфляция какая? Министры получают миллионы в год – как им не стыдно? Вот если они сделают себе такую пенсию, как нам, или нам, как им, тогда я пойду и проголосую за них. А сейчас буду за КПРФ голосовать.

– Несерьёзно сегодня говорить о выборах, – укоряет меня пожилой мужчина. – Власть обнаглела. Я не помню времени, когда бы руководители страны были столь же циничны, столь сильно не любили свой народ. Пост президента передают из руки в руки по личной договорённости! Кто будет новым Медведевым через шесть-двенадцать лет? Но на выборы пойду, натура такая. За «Справедливую Россию» буду голосовать. Раз выгнали Миронова – значит увидели в нём серьёзного конкурента.

– За эту банду воров и беспредельщиков голосовать точно не буду, – рассказывает мне лётчик гражданской авиации. – За кого – пока не определился.

– А зачем на выборы ходить? – смеётся молодой парень-водитель. – Я думаю, мой голос уже давно посчитали.

– Медицины бесплатной нет, – загибает очередная собеседница пальцы, – образования тоже. Качество и того, и другого исключительно безобразное. Одни слова красивые с экрана. Сюжеты идут по телевизору: Лужков нахапал! А чего его не сажают? Потому что их всех сажать надо? Или показывают сюжеты о том, что 70 процентов лекарств в аптеках – фальсификаты! Это на фига показывают? Этим кто должен заниматься? С какой коррупцией они борются? С самими собой? Народ Путина попросил стать президентом! Покажите мне этот народ! Не знаю я, за кого голосовать!

– Первый раз пойду на выборы. За «Яблоко» проголосую, – улыбается мальчишка-студент. – Хотя понимаю, что они мало что делают и могут сделать. Но это единственная оппозиция «Единой России». А этих из Партии жуликов и воров надо на принудительные бесплатные работы сослать.

– Недовольна я режимом тандема, – рассказывает мама, ведущая из школы сына-первоклассника. – Чудовищное расслоение в обществе. За ЛДПР буду голосовать.

Продавщица в магазине рядом с моим домом призналась, что семь лет назад голосовала за Путина, но больше не будет. Потому что за это время успела побывать замужем в Греции и узнать, как проходят по-настоящему демократические выборы: «В Греции три тысячи островов, не считая материка. И в день голосования граждане до последнего не знают, кто будет избран. А здесь человек сам назначает себя президентом, разве это выборы?»

Если желание несколько дистанцироваться от «Единой России» – решение со стороны Путина грамотное, то его заявление о договорённости с Медведевым, кому быть президентом, не очень пошло на пользу. «До сентября я Путина любила, – призналась женщина среднего возраста. – Но после съезда моё отношение к нему резко изменилось. Смешно же выглядит, что они передают должность друг другу. Футбол какой-то без игроков. Зачем тогда такие деньги на выборы выкидывать?»

«Путин точно наш кандидат»

Я не социолог и не претендую на серьёзный анализ общественного мнения. Могу лишь сказать, что я не спрашивала имён у людей, чтобы они могли без боязни высказывать свою точку зрения. И вот что у меня получилось.

Я поговорила с 25 людьми. Среди них были мужчины и женщины разного возраста. Из этих 25 на выборы собираются (не факт, конечно, что пойдут) 16 человек. 5 не пойдут точно, потому что или не видят смысла в этой процедуре или им просто не за кого голосовать.

Из 16 собирающихся участвовать в избирательном процессе 3 человека отдадут голоса за «Единую Россию», ещё 3 за КПРФ. По одному человеку отдадут свой голос за «Справедливую Россию», ЛДПР, «Яблоко». 2 человека в знак протеста перечеркнут бюллетени, 5 человек проголосуют точно не за ЕР, но пока не знают, за кого. По моему опросу выходит, что число протестного электората (7 человек, к которым относятся собирающиеся испортить бюллетень и голосовать точно не за ЕР) в два с лишним раза превышает сторонников партии власти. То есть неслучайно законодатели и не собираются возвращать в избирательную бюллетени графу «Против всех».

У Владимира Владимировича положение куда лучше, нежели у партии, лидером коей он является. Из 25 человек, участвовавших в моём опросе, 9 человек посоветовали бы Путину идти в президенты, 16 – ни в коем случае. Но если учесть, что из 25 только 16 собираются идти на выборы, то лидер нации набирает больше половины голосов опрошенных мною людей, многие из которых критикуют партию власти. Это в принципе соответствует действительности.

Сумятицу в головах населения отлично передаёт песня «Наш дурдом голосует за Путина» уральской группы «Рабфак», ставшая настоящим хитом в Интернете. В Интернете же идёт сбор подписей по выдвижению песни на «Евровидение». В общем, странный у нас народ, оттого, наверное, и демократия такая. Странная.