В неравной схватке с гидрой ЖКХ

Оценить
В неравной схватке с гидрой ЖКХ
Сколько ни латают систему ЖКХ, из неё всё со свистом вылетает: часть уходит в песок, часть – в чьи-то карманы
Бардак в коммунальной сфере напугал даже президента

«ЖКХ – страшная тема!» – признался на минувшей неделе пока ещё действующий президент России Дмитрий Медведев. И повод так думать у главы государства был реальный. Готовясь сдавать дела, Дмитрий Медведев решил подытожить ранее начатые проекты. В том числе тот, что сулил победить коррупцию и воровство в жилищно-коммунальном хозяйстве. Да и вообще – сделать сферу ЖКХ кристально чистой и прозрачной.

Поручение разработать такой документ президент давал – со вполне конкретными пояснениями – в самом начале нынешнего года. Стоит ли говорить, что воз и ныне там? Деньги населения и бюджетные средства утекают в дырявые трубы и открытые люки, а контролирующие органы государственной власти расписываются в собственном бессилии.

На совещании, прошедшем 11 октября, где главной темой было как раз выполнение (а точнее, невыполнение) президентского поручения, ответственные лица отзывались о происходящем в российском коммунальном хозяйстве весьма цинично. Вместо итогов борьбы с воровством и коррупцией в жилищно-коммунальном хозяйстве президенту доложили о том, что ЖКХ – это аномальная зона, где давно уже действуют свои законы. Местные власти, лучшие юридические силы и управляющие компании слились, мол, в едином порыве увода средств населения в офшоры.

Мошенники едины и непобедимы

Ну что такого особенного требовал от чиновников и правоохранительных органов президент Медведев? Всего-то нужно было провести проверку финансовых операций коммунальных и жилищных компаний и, обнаружив нарушения, наказать виновных по всей строгости действующих законов.

Что получилось в итоге? Проверки были проведены. Как отрапортовал Юрий Чиханчин, руководитель Федеральной службы по финансовому мониторингу, его служба проанализировала сотню тысяч финансовых операций почти трёх тысяч юридических и более тысячи физических лиц. Ряд преступных схем Росфинмониторингу даже удалось остановить. Но все эти усилия оказались пустыми и бессмысленными, потому что, по признанию Чиханчина, махинаторы опережают чиновников на несколько шагов и за малейший проигрыш быстро берут реванш. «Находят новые мошеннические схемы, новые подходы, которые позволяют им похищать бюджетные в том числе средства», – сообщил он.

Чиновник жаловался президенту, что мошенники стали менять свой подход и при заполнении платёжных документов уходят от данных, позволяющих идентифицировать юридические и физические лица. А тут ещё фирмы-однодневки, с помощью которых выстраиваются сложные финансовые схемы, дробятся и через них присваиваются крупные денежные суммы. «Эти суммы, как правило, уходят в «обнал», либо непосредственно в офшоры», – горевал Чиханчин.

И впору бы его пожалеть, посочувствовать беспомощности, если можно было бы забыть о том, что он вообще-то чиновник федерального уровня, глава Федеральной службы финансового мониторинга… И вот эта большая государственная шишка заявляет, что бороться с фирмами-однодневками на практике совершенно невозможно, что их слишком много и что они с непостижимой для него скоростью появляются и исчезают, а деньги потом ищи, понимаешь, свищи. А деньги-то ведь немалые. По данным Росфинмониторинга, общий объём сомнительных операций ежеквартально (!) составляет порядка 10 миллиардов рублей. По одному только Приволжскому федеральному округу в проверке сейчас находится порядка пяти с половиной миллиардов рублей.

Глава МВД Рашид Нургалиев результативностью работы своего ведомства тоже не отличился. Подтвердив, что недобросовестными компаниями ЖКХ (и управляющими, и генерирующими, и энергосбытовыми) широко практикуется вывод средств в офшоры, министр рассказал президенту о трёх направлениях работы по «противодействию преступлениям в сфере жилищно-коммунального хозяйства». Нужно выявлять факты хищения государственных денег, выделенных по целевым программам; обнаруживать и пресекать нарушения в конкурсных процедурах; препятствовать незаконному повышению тарифов. О том, сколько украденных денег удалось вернуть или сколько мошенников было наказано, Нургалиев скромно умолчал.

Зато глава следственного комитета Александр Бастрыкин нашёл, чем поразить президента. Сообщив, что за рубеж утекает как минимум 90 процентов краденой «коммуналки», Бастрыкин добавил, что повернуть поток вспять невозможно. Правоохранительные органы не имеют полномочий для розыска подозреваемых и похищенных ими бюджетных миллионов на территории других государств до возбуждения уголовного дела.

А вот попытаться найти оставшиеся в России деньги, по словам руководителя СК, можно. Бастрыкин уверен, что остающиеся в стране 10 процентов тоже очень быстро обращаются в дома машины, яхты, записанные на жён, братьев и даже тёщ коррупционеров. Но главный следователь страны тем не менее утверждает, что есть реальная возможность вернуть похищенные деньги.

«Существует эффективно действующий зарубежный опыт в выработке правового механизма конфискации. Он, с одной стороны, ограждает права честных приобретателей имущества. А с другой стороны, вводит чётко действующий механизм конфискации в тех случаях, когда это имущество является результатом преступной деятельности».

Крайнего искали?

Слушая своих подчинённых, Медведев, как рассказывают очевидцы, мрачнел, бледнел, сердился…Говорят, никак не мог простить им неспособность истребить коррупционеров на местах. Но подчинённые не сдавались. Спешили завалить президента рекомендациями (да ещё какими) по решению давно известных, но вдруг как-то заново вскрытых проблем.

Всё тот же Александр Бастрыкин, например, предложил судить юридические лица, реально озаботиться конфискацией имущества и бороться с фирмами-однодневками. Президент Медведев напомнил Бастрыкину, что конфискация не так проста на практике, как кажется, потому что есть проблема в разграничении личного и семейного имущества.

А вот к предложениям генерального прокурора Юрия Чайки Дмитрий Анатольевич отнёсся со всей серьёзностью и вниманием. Позиции у них оказались схожими. Президент отметил как-то, что некоторые главы муниципальных образований превращают жилищно-коммунальный сектор в семейный бизнес:

«Видимо, полагают, что это такой как бы нижний уровень государственных отношений, до которого руки ни у кого не дойдут: ни у прокуроров, ни у милиции, ни у кого. Эту схему надо ломать, включая и создание структур, где участвуют либо жёны, либо мужья, либо какие-то родственники. Всё это ведёт к прямым злоупотреблениям в сфере ЖКХ, включая завышение стоимости ремонта, изменение тарифов».

Поэтому, когда генпрокурор Чайка выступил с заявлением, смысл которого звучал как «во всём виноваты муниципалитеты – на их уровне больше всего нарушений», президент с ним полностью согласился.

Юрий Чайка предложил «для исправления ситуации» усилить «персональную ответственность» руководителей органов местного самоуправления. Более того, генпрокурор считает, что губернаторам, как высшим должностным лицам субъекта Федерации, должно быть предоставлено право по требованию прокурора снимать с должности главу муниципального образования «в связи с нецелевым расходованием бюджетных средств, незаконным установлением тарифов и иными нарушениями в сфере жилищно-коммунального хозяйства».

Генпрокурор знает, как остановить безудержный рост тарифов. Структурам ЖКХ, уклоняющимся от выполнения инвестиционных программ по модернизации, нужно запретить повышать тарифы.Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, рассуждавший в своём выступлении на ту же тему (инвестиции в тарифах), предложил вообще исключать из тарифа инвестиционную надбавку, если та не была вовремя освоена. «В Кузбассе четыре энергокомпании не освоили более миллиарда рублей инвестиций, которые сами заложили в тарифы. Уменьшить тариф мы не можем – запрещает закон. Это возможно только через год. То есть в 2009-м тариф утвердили, в 2010-м – обманули, не освоили, а снять надбавку и изъять излишне собранную сумму я смогу только в 2011-м», – пояснил Тулеев и попросил у президента разрешения исключать стоимость неосвоенных инвестиций сразу же, как только данный факт обнаружился.

***

Пусть лучше кто-нибудь реально сядет

Мы обратились к саратовским экспертам с просьбой прокомментировать варианты решения коммунальных бед, зреющие наверху.

О тарифах разговаривали с депутатом Саратовской городской думы, руководителем электросетевого хозяйства СПГЭС Сергеем Козиным.

Сразу отметим, что Козин категорически не согласился с предложением Амана Тулеева. Отказавшись комментировать ситуацию с кемеровскими энергокомпаниями, саратовский депутат пояснил свою позицию на примере СПГЭС.

«Ни о каком выдёргивании из тарифа инвестиционной составляющей у нас и речи быть не может. Нам и так дают очень мало денег, а мы при этом умудряемся выполнять и перевыполнять свои обязательства. Реально СПГЭС тратит на свою инвестиционную программу в несколько раз больше, чем получает из тарифа», – возмутился Сергей Валентинович.

Предложение Юрия Чайки о запрете на повышение тарифов для компаний ЖКХ, уклоняющихся от выполнения инвестиционных программ, по мнению депутата Козина, скорее всего, относится к крупным генераторам. «Наши генераторы действительно заявляли мощную инвестпрограмму и просто её профукали, а сейчас имеют дело с очень большими проблемами», – сообщил он.

Леонид Писной, депутат Саратовской областной думы и большой специалист в коммунальных вопросах, оценил пожелание генпрокурора Юрия Чайки об усилении ответственности глав муниципалитетов за грабежи в сфере ЖКХ. А затем внёс своё предложение по решению этой проблемы.

«То, о чём говорит генеральный прокурор, имеет место, но не столь массово, как это видится из федерального центра. Да, немало случаев, когда руководители органов местного самоуправления, руководители управляющих компаний, а также глобальных АСТЖ и других подобных структур оказываются аффилированными друг к другу. Но для города Саратова, например, это уже пройденный этап. На сегодняшний день уже никто, я думаю, не скажет, что АТСЖ Ленинского района аффилировано к руководителям структур местного самоуправления города Саратова. То же самое и по другим крупным компаниям, где есть нарушения. В том числе и нарушения, связанные с уводом не только бюджетных средств, но и денег, собираемых с жителей.

Конечно, те меры, которые предлагает генпрокурор, позволят усилить эффект влияния государства на происходящие в ЖКХ процессы. Но опять же для того, чтобы губернатору освободить от должности главу любого муниципального образования, надо будет доказать, что действия этого главы были связаны с аффилированностью к структурам ЖКХ, с неправильной тарифной политикой и что он в конце концов просто позволил произвести нецелевое расходование бюджетных средств. А доказать это будет очень и очень сложно.

Поэтому я всё-таки считаю, что то, что творится с грабежами в ЖКХ, благодаря которым обогащаются отдельные чиновников от ЖКХ, – это обычные экономические преступления. И у прокуратуры всегда было и сейчас есть право контроля над этой ситуацией и возбуждения уголовных дел. Вот когда кто-то реально сядет и об этом узнают другие расхитители, тогда и эффекта будет гораздо больше, нежели губернатор раз в год будет менять какого-то главу».

Глав муниципальных образований на разговор вывести не удалось. Не готовы пока главы вступать в спор с федеральной властью. Не подходящее, мол, время… Предвыборное. Правда, некоторые отметили, что реальных рычагов воздействия на коммунальную сферу муниципалитетам так никто и не дал.