Каша с рыбой и петрушка в зимний бульон

Оценить
Каша с рыбой и петрушка в зимний бульон
Журналисты отдела экономики продолжают изучать товары и цены на рынках Саратова

«Что-то вас давно не было», – сказала продавец отдела молочной продукции екатерининского завода. И пока я оправдывалась то болезнями, то дачными хлопотами, положила передо мной пачку настоящего сливочного масла, за которым я всегда, если бываю здесь, забегаю. И которое, конечно, забыла купить впрок – майское – по давнишнему совету продавца.

Ибрагим Бурханов, Ольга Копшева

Напомним, что второй год мы ведём своеобразный мониторинг рыночных предложений. Сравниваем их с предложением сетевых магазинов и с данными статистики. И в очередной раз убеждаемся, что рыночные продавцы живут какими-то своими законами и установками. Они остаются непохожими друг на друга и интересными каждый по-своему. А нам, покупателям, остаётся найти только свой рынок или свой товар.

Пробежка вдоль рядов Крытого рынка в очередной раз доказала, что на его территории царит разгул демократии.Головы судаков на отличную уху можно купить по пять рублей за килограмм. А если кому охота, тряхнув кошельком, пустить пыль в глаза – пройдите в другой отдел. За двумя копчёными угрями в вакуумной упаковке по цене 1390 рублей. Угри эти явно не самые крупные. Сантиметров так 20–25 в длину и меньше трёх в ширину. Вспоминать размеры деликатесного предложения начала после того, как прочитала о продажах какого-то супер-пупер-импортного кирпича. Целый квадратный метр которого стоит столько же, сколько один угорь из Крытого.

Ошалев от разницы, перестала доверять своей геометрической памяти и попросила редактора показать мне на столе размер квадратного метра. На этом пространстве улеглось бы 40–50 упаковок угрей из Крытого рынка. Но, говорят, и чай когда-то был доступен только богачам, и чёрный перец могли себе позволить только избранные. А сейчас они – товары массового спроса.

А вот мясо дорожает неудержимо. Если так пойдёт дальше, любителям говядины и баранины придётся переходить на свинину, или на кур, или на колбасу. Покупателей в мясных рядах Крытого рынка особо не прибавилось, но торговаться здесь стало гораздо сложнее, чем полгода назад. Шанс получить серьёзную уступку рублей в 30–50 с килограмма есть только у тех, кто берёт много, желательно у одного и того же продавца и достаточно часто.

У меня в Крытом рынке одного «своего» продавца нет. Потому что вкусовые пристрастия меняются примерно раз в квартал. Весной мне нравилось покупать масла из орехов, тыквенных семечек, семян рыжика – есть такая трава очень полезная, которую недавно начали выращивать и на полях Саратовской области. Ближе к осени нашла ларёк с халяльной продукцией. Продавец терпеливо объясняла мне, почему на рёбрах конской грудинки так много жира, и заботливо направляла мои вкусы в нужную «правоверную» сторону. Ровно до тех пор, пока я не распробовала небольшие невзрачные купаты. Которые теперь стали основным блюдом наскоро собранного стола.

Сейчас в Крытый рынок я хожу за оливками. Киоск с греческими продуктами краем глаза замечала давно. Но даже смотреть на ценники боялась. Потому как хорошо помнила, как однажды в Симферополе не удержалась и сделала закупки огромных малосольных оливок на всю поездку до Саратова. Это приобретение пробило брешь в моём бюджете. Но всякому воздержанию однажды наступает конец.

В сентябре я не справилась с искушением. Подошла к витрине и стала поклонницей «каламаты», недооценённой «амфисы», маленьких оливок, засоленных в лимонном соке, без которых не обходится настоящий греческий салат. Последняя зависимость – вяленые на солнце солёные оливки. В которых «можно долго сосать косточку и даже разгрызать её, долго чувствуя вкус». От настойчивого предложения попробовать греческий сыр пока отмахиваюсь. Говорю продавцу, что и так уже питаюсь практически одними оливками. «А что может быть лучше и полезнее, – говорит в ответ продавец-искуситель. – Оливки, сыр. Ну и вино, конечно». И в душе я с ним категорически согласна. Но вида не показываю.

С рынка в Юбилейном невозможно выйти с пустыми руками. Сочетание цены и качества зашкаливает за все доводы разума. Ну как можно не купить у бабушки тугие пучки петрушки за смешные деньги? Её же всё лето поливать надо, чтобы не желтела, рыхлить, чтобы корешки не съели всякие подземные гады, а потом выкопать аккуратненько и каждый корешок помыть и почистить добела.

– Давайте все, – говорю с умилением, подсчитывая, что три пучка по 8 рублей и три по 10 обойдутся мне в 54 рубля.

– Я тогда тебе, дочка, за 50 все отдам, – говорит с благодарностью бабулька, которая тут же и забудет меня. А я её корешками буду всю зиму заправлять бульоны из говяжьей грудинки. Если, конечно, эту грудинку рядовой человек ещё сможет покупать на базарах Саратова.

В мясных рядах Юбилейного смотреть не на что. Такого плохого мяса давненько видеть не приходилось. Куски бледной мякоти свинины распадаются по мышечным волокнам. Утки покрыты какой-то скользкой плёнкой. Чёрные заветренные куски говядины.

– Такое ощущение, что сюда свезли какой-то стратегический запас, который пролежал в леднике лет 15, – говорю вслух.

– Правда? Вы тоже заметили? – подхватывают раздосадованные покупатели. Продавцы хранят молчание. Но когда у одного из прилавков нас скапливается достаточно много, рубщик по знаку продавца начинает кромсать на ровнёхонькие куски коровью ногу. Розовая мякоть разгоняет воображение. Хочется уже и борща, и отбивных. И всех желающих того и другого удовлетворяют. С нарушением тутошних ценовых правил рублей на 20 за килограмм – в сторону повышения. Но мы, покупатели, считаем, что торговать свежим мясом по цене залежалого – неправильно. И без всяких задних мыслей поддерживаем рискнувшего продавца своим рублём.

Рынок на 3-й Дачной в дождливую погоду лучше обойти стороной. К торговому павильону добираться придётся практически вплавь. Рискнувшие налегке перепрыгнуть через «озеро» покупатели потом, выйдя из рынка уже с сумками, задумчиво стоят возле огромной лужи. Не промочить ноги явно не получится. «Столько денег за аренду собирают, а крышу починить нельзя?» – сердито причитает пожилая женщина и кое-как «переплывает» искусственный водоём. Местные продавцы к таким «комфортным» условиям работы давно привыкли. «Осенью лужи, а зимой ещё сугробы будут», – улыбается мне от торгового прилавка женщина в резиновых сапогах и куртке с капюшоном.

Внутри на непогоду нет ни малейшего намёка. Испорченное дождём и мокрыми ботинками настроение моментально приподнимается от цен на крупы. Гречка и её полевые собратья скинули за лето почти вдвое. Сколько продлится этот праздник для саратовских любителей гречневого гарнира, продавцы сказать не могут.

А вот динамика цен в рыбном ряду очевидна. В аквариумах полно рыбы. «Вчера ещё карпы стоили на десятку дороже», – вводит меня в курс дела продавец.

Ценники в овощных рядах сигнализируют об обильном урожае. Местная капуста по десять рублей за килограмм, баклажаны – по 25. Пензенский картофель – по 15. «Не импортные, с юга привезли», – молодая девушка за прилавком с гордостью демонстрирует мне хурму. Блестящие на вид и твёрдые на ощупь «факел» и «королёк» должны ещё лежать и лежать, чтобы стать съедобными. Так что с солнечным фруктом я решаю не торопиться.

На Сенном рынке к непогоде приготовились.Для удобства покупателей смонтированы временные понтоны из деревянных палет. Эти инженерные сооружения позволяли не промочить ноги. Внутри торгового зала тоже ждали сюрпризы и открытия. Узнал, например, что, поскольку гречка в Саратовской области уродилась, теперь её можно купить по 40 рублей за килограмм. Но оказалось, что радоваться особо нечему. «Две недели назад крупа стоила на пять рублей дешевле», – вспоминает не особо разговорчивый продавец, не отрываясь от ревизии остатков. И я начинаю соображать, что ситуация с ценами складывается явно не в пользу покупателей.

Знакомые уже продавцы мяса тоже прогнозируют возможное подорожание своего товара к концу года. На говядину закупочные уже поднялись. Рыба пока дешева. Карпы – по 80 рублей, форель по 290 рублей за килограмм. Килограмм живой стерляди – 750 рублей. Свой спрос на деликатес, по словам продавца, есть. Подтверждаю, что летом в аквариуме плавали две рыбины. На минувшей неделе полуторакилограммовый «символ города» шевелил плавниками в гордом одиночестве.

За деревенские яйца просят в два раза дороже, чем за фабричные. Десяток «элитных» с двумя желтками стоит 70 рублей. Но к середине дня их уже нет. Получаю совет «долго не спать по утрам».

В магазине «Пятёрочка»парного мяса на развес нет. Из «живого» – только охлаждённые цыплята. И много-много мясных и рыбных полуфабрикатов. Иду вдоль рядов, и в глазах начинает рябить от жёлтых ценников – очередная акция с грандиозными скидками. Понимаю, что в этом сетевом магазине продают самые дешёвые в городе сахар и гречку. Упакованный в сетки и пакеты картофель докладывают на прилавок. Килограмм стоит десять рублей и на вид вполне хорош. При этом многолюдных очередей вдоль прилавка нет.