«Стоять так стоять!»

Оценить
«Стоять так стоять!»
Отец-командир кавалерист-девицы – отличнейший офицер и образцовый хозяин

Пётр Сидорович Подъяпольский происходил из незнатных, мелкопоместных дворян Рязанской губернии. Он родился 16 августа 1781 года в семье секунд-майора Сидора Васильевича Подъяпольского. А умер в Саратовской губернии. Ротмистр, награждённый серебряной и бронзовой медалями в память 1812 года, поселился в селе Лисичкино Аткарского уезда Саратовской губернии.

Подвиги на поле брани не принесли Петру Сидоровичу богатства: по 7-й ревизии за ним состояло «имения наследственого Аткарской округи в селе Кологривовке мужеска 9, благоприобретённые той же округи селе Лисичкине 62, да за малолетнюю дочерью ево Евгениею в селе Кологривовке 87 и в деревне Алексеевка мужеска пола 16 душ».

Его крестник и воспитанник князь А. А. Тенишев вспоминал: «Пётр Сидорович был образцовый хозяин, бережливый и аккуратный; с своими крестьянами строгий», «как сельский хозяин, кроме полеводства, любил скотоводство: у него был крупный породистый рогатый скот и хороший конский завод». В результате по 8-й ревизии за ним уже состояло в с. Лисичкине наследственных 18 и купленных 188 душ мужского пола.

К саратовскому периоду относится словесное описание, данное унтер-офицерской вдовой Х. В. Шиловой: «Покойный Пётр Сидорович был среднего роста, телосложения крепкого, на вид суровый, смотрел исподлобья, ходил постоянно с палкой – вязовой и, если чуть что-либо замечал дурное, – бил вязовой, приговаривая «вот я тебя, каналья!» – это была его излюбленная брань».

Современники единодушно отмечали религиозность Подъяпольского: он был щедрым жертвователем в сельскую деревянную церковь Св. Николая, а когда та обветшала и сделалась тесной, то к 1830 году на собственные средства отстроил каменный храм во имя Рождества Христова и каменную колокольню. «Об этой постройке сохранилось предание, что будто уже был готов храм и колокольня, но крышу железную делать было не на что, и тогда Пётр Сидорович приказал распахать в своём фруктовом саду 1,5 десятины земли и посеять льном, собранный урожай был продан, и крыша храма и колокольня были покрыты железом». В храме находились трофеи 1812 года: отнятые у бежавших из Москвы французов бархатные, шитые золотом патриаршие хоругви, Евангелие и священные сосуды.

Подъяпольский женился сравнительно поздно, после 35 лет. Его первая жена, Наталья Евграфовна Слепцова, жила недолго и умерла после родов первой дочери – Евгении. Вторая жена – Тереза (в православии – Анна) Ивановна Молчанова, лютеранка по матери, приняла православие после рождения первого сына.

Жизненный путь Петра Сидоровича Подъяпольского оборвался 29 апреля 1857 года. Он был похоронен, как храмосоздатель, в ограде церкви с. Лисичкино перед алтарём, но ни церковь, ни господский дом до наших дней не сохранились, лишь парк с громадными елями, соснами и дубами напоминает о былом.

Пётр начал службу 16-летним юношей, поступив в 1797 году юнкером в гусарский полк Шевича. В Мариупольском гусарском полку летом 1803 года Пётр Сидорович становится поручиком. Вместе со своей частью он участвует в кампании 1805 года, особо отличившись при Аустерлице, где «за исполнение им в точности отдаваемых от начальства приказаний в опаснейших местах пожалован кавалером ордена Св. Анны 3-го класса». В 1806 году Подъяпольский сражается с турками за Днестром, а в 1807 году – вновь с французами на территории Пруссии.

С 31 декабря 1807 года его сослуживцем почти на два года становится корнет Александр Андреевич Александров (Надежда Андреевна Дурова). 25 января 1810 года Подъяпольский в третий раз меняет полк и оказывается в Литовском уланском. Весной того же года Пётр Сидорович становится штаб-ротмистром, а осенью 1811-го – ротмистром. И вновь с апреля 1811 года его сослуживцем и подчинённым становится Надежда Дурова. Она вспоминала: «Меня назначили в эскадрон к ротмистру Подъямпольскому, прежнему сослуживцу моему в Мариупольском полку».

Отечественную войну 1812 года Пётр Сидорович встретил в составе 2-й Западной армии и прошёл путь от границ до Москвы и обратно. Он участвовал в сражениях под Миром, Романовым, Дашковкой, показав себя, по словам Дуровой, «отличнейшим офицером, храбрым и опытным».

Надежда Андреевна приводит два эпизода, как нельзя лучше подтверждающих эту характеристику. Однажды Подъяпольский, получив донесение о гибели пикета во главе с Дуровой, которое потом оказалось ложным, «не хотел послать, однако ж, этого известия далее, не употребя прежде всех способов поправить это несчастное дело, и решил лучше погибнуть со всем эскадроном, сражаясь до остальной капли крови, нежели допустить в огласку столь постыдный случай».

В другой раз Пётр Сидорович, обнаружив беспорядки на марше, приказал своим офицерам быть непременно при своих местах и людях. «Мы обязаны подавать им (солдатам. – В. Т.) пример, – прибавил он ласково, – им легче будет переносить всякий труд, если они увидят, что офицеры их переносят его наравне с ними; никогда солдат не осмелится роптать ни на какую невыгоду, если офицер его разделяет её с ним...»

4 и 5 августа 1812 года эскадрон Подъяпольского участвовал в обороне Смоленска. Надежда Дурова вспоминала, что, когда они стояли под стенами крепости и несли большие потери, не вступая в бой, Пётр Сидорович отправил её за приказаниями. В ответ на привезённый приказ «Стоять, не трогаясь ни на шаг с места», ротмистр спокойно сказал: «Ну, стоять так стоять!»

Подъяпольский был награждён золотой саблей с надписью «За храбрость».

Виктор Тотфалушин,

кандидат исторических наук, доцент СГУ