Единственный инструмент

Оценить
Единственный инструмент
Субботняя встреча Дмитрия Медведева со «сторонниками» – то ли ЕР, то ли его лично – стала главным событием выходных. В комментариях нет недостатка. Понятно: в почти трёхчасовом монологе и последовавших ответах на большей частью подобострастные вопрос

Субботняя встреча Дмитрия Медведева со «сторонниками» – то ли ЕР, то ли его лично – стала главным событием выходных. В комментариях нет недостатка. Понятно: в почти трёхчасовом монологе и последовавших ответах на большей частью подобострастные вопросы каждый мог найти интересную для себя тему.

Многие отметили, что реакцию общества на передачу Медведевым президентского поста сам президент весьма мягко назвал «некоторым напряжением». Это же напряжение возникло, когда Дмитрий Анатольевич назвал себя «плотью от плоти» «Единой России». Уж больно архаичное выражение, это откуда-то из другой эпохи, когда любили говорить «плоть от плоти рабочего класса». Опять какой-то отсыл к семидесятым.

Интернет-пересмешники тащились от выступления металлурга из Златоуста, который всё своё счастье связывал с властью. Даже появление третьего ребёнка смог с ней, любимой, увязать. Обратили внимание и на то, что Медведева назвали чуть ли не отцом русского Интернета, по крайней мере нет на свете человека, который больше бы сделал для развития Рунета.

Серьёзные обозреватели обсуждали идею «большого правительства». Но так и не поняли, что конкретно имеется в виду. Некий коктейль из общественной палаты, думы и собственно правительства? Так и не осознав, что же предлагается, пришли к выводу, что всё равно работать не будет.

На мой взгляд, самое интересное – нарочно или по стечению обстоятельств – было припасено к концу встречи.

Сначала, когда президент обсуждал с кинорежиссёром Фёдором Бондарчуком итоги съезда партии, Бондарчук, судя по всему, до сих пор пребывал в лёгком шоке от атмосферы сентябрьского съезда ЕР. Он, кстати, был единственным человеком на том мероприятии, который позволил себе критические высказывания в адрес ЕР. И Медведев с ним в оценке съезда солидаризировался: «Мы же с вами понимаем, как выглядят съезды, по-честному совсем. Каждый съезд – это всегда шоу, об этом не принято говорить, но это правда. Посмотрите на съезды партий в других странах – то же самое». Конечно, без камешка за границу мы сейчас никак не обходимся.

Далее Дмитрий Анатольевич остановился на проблемах партии. А они есть. Это только саратовские единороссы считают свою организацию идеальной, а себя лучшими людьми на свете.

«Нужно просто на самых разных уровнях добиваться того, чтобы в партии были современные, разумные, приличные, честные люди, те, которые не потеряли своего авторитета.

…Если нам удастся победить в декабре, мы должны будем провести очень серьёзную реконструкцию партии.

И не потому, что внутри партии какие-то плохие чиновники, коррумпированные представители бизнес-элиты или же просто нечестные, неправильные люди. Нет, не только поэтому. От таких, конечно, надо избавляться, это правда. Просто сама партия должна соответствовать времени, иначе у неё не будет никаких шансов побеждать».

Теперь, собственно, два вопроса. Первый: что мешало заниматься серьёзной реконструкцией партии все прошедшие годы? Проблемы ЕР не вчера появились. Не зря же предложенное Алексеем Навальным оценочное суждение стало самым устойчивым и популярным определением ЕР. И потом, если партия нуждается в реконструкции, чистке рядов, в приливе в ЕР «разумных, приличных, честных» людей, то зачем она сейчас идёт на выборы, пусть сначала обновится, а уж потом мы за неё, может быть, проголосуем на каких-нибудь других выборах. А то предлагают товар второй свежести. Само обновление после выборов напоминает мне предвыборные обещания, которые у нас никогда не выполняются. И этот ребрендинг, назначенный на «после выборов», ждёт та же участь.

Кульминация встречи пришлась прямо к её финалу. Президент предоставил слово Николаю Сванидзе, оговорившись, что ничего хорошего не ждёт. И не дождался.

Сванидзе: «Так вот, некоторые проблемы вы перечислили. Вы их и раньше называли, и сегодня назвали. Это страшная совершенно, причём возрастающая коррупция. Это чиновничий беспредел, тоже не снижающийся. Это отсутствие реального независимого правосудия. …

Это однобокая, архаичная, непрозрачная экономика, которая опирается на сырьевой экспорт. Это отсутствие конкуренции – экономической и реальной политической.

…У меня вопрос к вам, Дмитрий Анатольевич. Какой инструментарий, какие системные ресурсы вы видите для того, чтобы решить эти проблемы?»

Медведев: «В чём я вижу единственный инструмент, позволяющий и дальше этим заниматься? Я вам скажу предельно откровенно: не отдавать власть…»

Всё остальное, произнесённое до и после, – просто слова. А в этом – суть.