Проникновенье наше по планете…

Оценить
Проникновенье наше по планете…
Венеция – вечна
…особенно заметно вдалеке, – провидчески писал в своё время Владимир Высоцкий

И дальше строчки: «В общественном парижском туалете есть надписи на русском языке». О туалете не знаю, но несколько подобных – по духу – историй могу рассказать. Тем более что тема «Русские туристы за границей» мне всегда была особенно интересна.

Итак, поехали. Итальянский курорт Римини, аэропорт. На очень узкой дорожке останавливается «Фиат». Водитель-женщина – блондинка лет пятидесяти – включает аварийку и спокойно отправляется в здание аэропорта. Вслед за стоящей машиной моментально выстраивается длинная очередь: бензовозы, туристические автобусы, легковушки. С истинно итальянским темпераментом водители жмут на клаксоны, кричат, высунувшись из кабин. В общий хор добавляются громкие голоса двух сотрудниц аэропорта, которые тоже стремятся разрулить ситуацию. Русские туристы, ожидавшие начала регистрации, конечно, понимали, в чём дело, и с улыбками ждали развязки. Наконец дама вышла из здания аэропорта вместе с двумя подругами. Увидев столпотворение, она скомандовала подругам: «Девочки, бл…, побежали». Через минуту «Фиат» тронулся с места.

История другая. В магазине одежды две подруги – одна в примерочной, вторая бродит по залу, подбирает вещи, носит их подруге. Потом она замирает на месте, сняв со стеллажа женский пиджачок, осматривает его, чуть ли не нюхает и кричит через весь торговый зал своей подруге: «Маринка! Здесь такая вещь – я аж вся пропотела». Мимолётно подумалось: хорошо, что восторг не сопровождается другими физиологическими проявлениями. На нас с женой она внимания не обращала, видно, считала немцами или ещё кем-то в этом роде. По крайней мере, толкнув мере плечом, буркнула традиционное «Sorry». Но что запомнилось даже больше замечательного афоризма: завершив шопинг и упаковав покупки, девицы, как настоящие итальянки, сели на велосипеды и уехали. Честно, такого не ожидал.

Римини вообще русский курорт. Причём чем дальше от центра, тем больше соотечественников. Этакий Брайтон-Бич в Италии. Поэтому без удивления видишь в автобусе крепко пьяных; никто не возмущается, когда пьяный кидает в открытую дверь пустую пивную банку. Никто не возмущается, когда слышит разговоры о том, что нет смысла пробивать талоны, потому что вечером контролёров никогда не бывает.

Кстати, о талонах-билетах. Как и в большинстве европейских стран, их можно купить или в табачных лавках за евро с небольшим, или в самом автобусе, но уже за два евро. В салоне автобуса два компостера – на передней и задней площадках, а в центре – касса. Та, в которой билеты по два евро. Едем вечером, в автобус входит русская семья – мать и две уже весьма взрослых дочери. Одна из них достаёт талоны, купленные в табачной лавке, и пытается прокомпостировать их через кассу. А именно просовывает талоны в прорезь, откуда выскакивают билетики. Посмотрев минуту на её мучения, говорю: «Вы талоны передайте вперёд на компостер». Она одарила меня взглядом из серии «Не в своё дело не лезь». Ну что же, не надо, значит не надо. Я отвернулся. И уже минуты через три, выходя, услышал чей-то голос: «Женщина, ну что вы мучаетесь, передайте свои талоны на компостер…»

Как к этому относятся итальянцы – я имею в виду, к русскому нашествию? Ответ прост: внешне никак не относятся. Точнее будет сказать так: в сфере обслуживания и торговли они приняли соответствующие меры. О них позже. А эмоционально – никак их отношение не проявляется, хотя итальянцы в массе своей, как бы сказать лучше, люди бурные. Но как-то раз в кафе разговорился с соседом-итальянцем. И он сказал, как мне показалось, с некоторой грустью: «Раньше к нам ездили немцы и англичане, а теперь в основном только русские».

Хотя по своему опыту могу сказать, что туристы с Британских островов – не самые лучшие гости. Наравне с русскими британцы горазды нарушать все установленные местные правила. Кто упрямо лезет в море, когда на пляже вывешены все запрещающие знаки и флаги? Русские и густо татуированные англичане. Русские – со словами: «Мы у себя и не такие волны видали». Что говорят гордые сыны Альбиона, честно говоря, не знаю. Не уступают бритты нам и по части употребления горячительных напитков.

Но вот какую их привычку я понять не могу, так это пристрастие к национальным пабам на южных курортах. Если где в курортном городе увидите ирландский или британский паб, будьте уверены – внутри он набит битком. Пусть ярко светит средиземноморское солнце, пусть веет с моря ласковый бриз, англичане плотными рядами сидят на скамьях бара, курят и пьют свой «Гиннесс». Как-то я, попив сока на веранде такого бара, зашёл внутрь – расплатиться. И чуть не задохнулся в тамошней атмосфере – крепком коктейле из запахов пота, пива и табачного дыма. Однако это нравилось англичанам, сидевшим там плотными рядами. Тех, кому становилось плохо, от пива, разумеется, выносили на веранду. Отдышавшись, они возвращались в зал. Странные люди, нам их не понять.

Вообще, если и правомерно говорить о чьём-то нашествии, то – о китайском. В Римини представителей Поднебесной не было, но вот во Флоренции, и тем более в Венеции, их, по-моему, было больше, чем других туристов и местных жителей вместе взятых. «Вот к чему приводит массовое развитие среднего класса», – прокомментировал китайское нашествие мой попутчик в электричке. А я ещё заметил, что китайские туристы изменились. Буквально три года назад они маршировали строем, всей группой по приказу экскурсовода поворачивая головы направо или налево. Теперь они гораздо свободней себя чувствуют. Бродят небольшими группами по Венеции, плавают на гондолах – а это недешёвое удовольствие, – сидят в многочисленных кафешках. Порадуемся за наших соседей. Одно только пугает: что будет, когда Китай достигнет такого уровня развития, что бОльшая часть его населения сможет позволить себе турпоездки в Европу?

Сфера обслуживания как никто быстро адаптировалась к массовому наплыву русских. При въезде в свободную республику Сан-Марино вас встречает множество магазинов с вывесками на русском языке: «Шубы»», «Сумки», «Кожа». В любом фирменном магазине, будь то, например, магазин от кутюр или парфюма, в зале обязательно есть русская продавщица. И горе тому русскому мужу, чья жена попадёт в ласковые объятия этого шопинг-гида. И дело не только в том, что ваш кошелёк существенно похудеет. Час, а то и полтора придётся простоять ему у входа в магазин, нервно куря одну сигарету за другой. Если же несчастный русский муж заглянет в магазин, то и он рискует попасть в сферу внимания продавца. Начнётся с невинного предложения апробировать новый парфюм – и, считай, пиши пропало.

В кафе и ресторанах появились меню на русском языке, раньше это скорее было исключением. Официанты уже знают не только обязательные «Здравствуйте» и «Пожалуйста», но и могут в нужных объёмах изъясняться. Впрочем, и наши соотечественники уверенно знают «Gracia» и «Prego» («Спасибо» и «Пожалуйста»), а затем переходят на более-менее сносный английский. Не все, конечно, но изрядная часть.

Пошли нам навстречу и финансисты. Прежде, например, по случайности оказавшиеся в кошельке рубли лежали мёртвым грузом до возвращения на родину. Теперь в той же Венеции их можно обменять на евро. Но по такому курсу, что доведёт до сердечного приступа любого чиновника российского министерства финансов. Продают евро по 58 рублей, покупают рублей за 36. В общем, есть смысл обменивать деньги в России.

Но всё это детали. Детали, которые меркнут перед тысячелетней красотой городов итальянского севера. Стоит постоять на набережной Арно перед мостом Понте дель Веккио во Флоренции или на стрелке Гранд-канала в Венеции – там, где канал сливается с морем и всё забывается: цены в обменниках, продавщицы – русские или нет, сами магазины, шмотки – модные и не очень. Понимаешь: всё это шелуха. Которая, однако, является неизменной спутницей любой заграничной поездки.