Бородинский дядя

Оценить
Бородинский дядя
Саратовский брат бабушки Лермонтова

Кому с детства не знакомы волнующие строки лермонтовского «Бородина»? Высочайшее поэтическое мастерство сочетается в нём с исторически точным описанием боя. И это не случайно: Михаил Юрьевич Лермонтов жил среди участников войны 1812 года, с детских лет слушал рассказы о ней. В числе близких поэту людей был и двоюродный дед, в прошлом артиллерийский офицер, а затем саратовский помещик Афанасий Алексеевич Столыпин. Современники вспоминают, что Лермонтов называл его «дядюшкой».

По свидетельству Елизаветы Алексеевны Арсеньевой (Столыпиной) – бабушки Лермонтова – Столыпин любил Михаила «как родного племянника», знал и ценил его поэзию. Он неоднократно оказывал молодому поэту помощь в различных ситуациях. Так, в описи бумаг, изъятых у Лермонтова, значится письмо бабушки «с приложением 2 т. руб. и письма деда его Столыпина с наставлением заниматься поэзией и не мечтать, что всех умнее».

Афанасийпоявился на свет в 1788 году. Семнадцатилетним юношей поступил на военную службу юнкером в 1-й артиллерийский полк. Он принял боевое крещение в кампании 1806–1807 годов. В неудачной для русских битве под Фридландом получил свою первую боевую награду – орден Св. Владимира 4-й степени с бантом, но был серьёзно ранен в ногу и надолго выбыл из строя.

Отечественную войну 1812 года Афанасий Алексеевич встретил в рядах 2-й лёгкой артиллерийской роты капитана Гогеля. Был награждён золотой шпагой с надписью: «За храбрость». В своём донесении об отличии офицеров 2-й лёгкой роты в Бородинском сражении главнокомандующий Михаил Илларионович Кутузов писал: «Поручики Жиркевич и Столыпин действовали отлично своими орудиями по неприятельским кавалерии и батареям, коих пальбу заставили прерывать». В 1814 году Афанасий Столыпин вступил в поверженный Париж уже в чине штабс-капитана.

В январе 1817 года Афанасий Алексеевич вышел в отставку («за раною») и поселился в своих саратовских вотчинах: ещё в 1811 году ему досталось от отца село Лесная Нееловка Саратовского уезда Саратовской губернии (ныне Лесная Нееловка Базарно-Карабулакского района) с прилегающими деревнями. На зиму Столыпин переезжал в Саратов: его дом находился на углу улиц Малой Дворянской (ныне Советская) и Александровской (ныне Горького).

Принадлежность к старинной дворянской фамилии, крупное состояние, приятная внешность делали Афанасия Алексеевича выгодным женихом. Выбор Столыпина пал на Марию Александровну Устинову, которая происходила из семьи «первенствующего купца» Саратовской губернии Михаила Андриановича Устинова. Венчание Афанасия Алексеевича и Марии Александровны состоялось 12 января 1830 года в Нерукотворённо-Спасской (или Сергиевской) церкви, что стояла на углу улиц Царицынской (ныне Чернышевского) и Сергиевской (Комсомольская). Сейчас на этом месте – институт травматологии и ортопедии. Венчал молодых протоиерей Гаврила Иванович Чернышевский, отец Николая Гавриловича Чернышевского.Свадьба была в доме отца невесты, на Покровской (ныне Лермонтова) улице. Сейчас в этом здании находится Саратовский областной музей краеведения.

В 1832 году Столыпин становится саратовским уездным предводителем дворянства, а в 1840–1842 годах – губернским предводителем дворянства. Саратовская публика «дорожила в нём солидностью его положения, хлебосольством и представительностью». Мемуаристы единодушно отмечают в Афанасии Алексеевиче хлебосольство, радушие, весёлый нрав, солидный ум. В своей семье он сумел создать особую атмосферу, являвшуюся продолжением его характера. Где бы ни жили Столыпины в Саратове, в Москве или Петербурге – в доме их всегда было людно, шумно и весело.

Несмотря на то что Афанасий Алексеевич был младшим в роду, многочисленные Столыпины признавали его (после смерти отца) как главу рода. В трудную минуту родственники могли рассчитывать на сочувствие, дельный совет, материальную помощь. Так, Афанасий Алексеевич принимал самое деятельное участие в судьбе и оказывал братскую помощь своей сестре Елизавете Алексеевне Арсеньевой (Столыпиной). О том, как доверяла Елизавета Алексеевна своему брату, можно судить по тому, что именно его она определила опекуном своего внука. В 20–30-х годах XIX века Михаил Лермонтов не раз бывал в Лесной Нееловке.

После известия о трагической гибели внука Елизавету Алексеевну разбил паралич. Афанасий Алексеевич и его жена ухаживали за ней. После её смерти, согласно завещанию, в 1846 году Афанасий Алексеевич вступил во владение Тарханами. Сначала он перевёз в своё имение Лесную Нееловку всё движимое имущество – мебель, картины, белье и проч., – а в 1850 году переселил часть тарханских крестьян (34 семьи или около 200 душ), образовав на реке Чардым село Новые Тарханы (ныне село Тарханы Новобурасского района).

Проводимая крестьянская реформа заставила Афанасия Алексеевича вернуться к общественной деятельности. Своим крестьянам Столыпин подарил Новые Тарханы и по две десятины земли на душу сверх принятого надела.

Столыпин скончался в Саратове 14 августа в возрасте 75 лет. Отпевание покойного состоялось 16 августа в кафедральном Александро-Невском соборе (ныне на этом месте – стадион «Динамо»), в тот же день он был погребён на кладбище Спасо-Преображенского мужского монастыря. К сожалению, ни храм в честь Преображения Господня, ни могила Афанасия Столыпина с мраморным надгробием, находившаяся напротив храмового алтаря, до наших дней не сохранились (ныне на месте монастыря, частично снесённого в 1930-е годы, находятся корпуса бывшего Саратовского высшего военного училища химической защиты).

Виктор Тотфалушин

кандидат исторических наук, доцент СГУ